Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

кот

Весьма нецензурное

...ибо сказано: Договоритесь о терминологии, и девяносто девять процентов дискуссий станут излишними. Что я наблюдаю в разгорающихся то там, то сям обсуждениях пресловутой сексуальной объективации, так это тотальное непонимание сути объективации, значения этого нехитрого, в общем, термина. Некоторые примеры:

* У этой вашей Наоми Вулф логики ноль. То восхваляет: ах, женская сексуальность, ох, женская сексуальность, то ужасается, почему из женщины делают сексуальный объект.

* Я никого не объективирую сексуально и никогда в жизни не объективировал. Но для меня девушка - это в первую очередь фигура.

* А мне нравится быть сексуальным объектом! Видеть восхищение, преклонение в глазах мужчин, сознавать свою красоту, получать подарки - это ведь так здорово. Нет ничего лучше, чем быть желанной.

* Женщина воспринимается как сексуальный объект. А как что ещё она должна восприниматься?? Вымрем же.

Сексуальный объект... И слова-то все трудные, иностранные. Как перевести на родной язык без потери смысла? Предмет вожделения? Так предметом вожделения могут и валенки являться, особенно если ходишь по морозцу в кедах. Объект, юридическое - материальные, духовные и иные социальные блага, по поводу которых субъекты права вступают в правоотношения... Близко, да громоздко, а хочется - без увязания в подробностях, прямо, по-солдатски. По-солдатски? О!

Есть старая армейская шутка - она уже в Великую Отечественную считалась бородатой. Дежурный по подразделению обращается:
- Дневальный!
А ему злорадно отвечают в рифму:
- Неси станок е*альный!

Так вот, этот самый неудобь сказаемый станок и есть идеальный эквивалент понятия "сексуальный объект". Всем понятно, всем доступно, знай подставляй заместо иностранных слов своё родное, кондовое. А главное - очень легко догадаться, отчего и почему им, станком, простите, объектом быть не хочется.
кот

Чемоданчик

Моя бабушка была в эвакуации в Калининской области, в довольно глухой деревне. В школу ходили за несколько вёрст лесной дорогой. Школка была маленькая. В одном углу букварь читали, в другом - честь честью писали диктанты, сочинения. На обёрточной бумаге, на полях газет, но настоящие сочинения и настоящие диктанты.

И вот в одном диктанте встретилось слово "чемоданчик". Подавляющее большинство написало "чью мой даньчик" и прочие несусветные мыслеформы. Никто, кроме бабушки моей и ещё двух-трёх эвакуированных, никогда не видел ни чемодана, ни чемоданчика, и даже не представлял, для чего он нужен. Вещи переносили в узлах. Сундуки были у тех, кто позажиточнее, но чемодан? И в заводе не бывало.

А меня в пятом классе просто на смех подняли, так как я не знала, что такое "мыльницы", резиновые пляжные тапочки в ажурную дырку, которые тогдашняя дурная мода предписывала в качестве выходной обуви. Назвала их сандаликами, подумать только!