Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

кот

Опять немножечко горим

Эпопея «ни одного православного праздника без казусов», о которой я уже писала, продолжается. В рождественский сочельник мы слегка горели, в крещенский коптимся. Добрые люди в прорубь окунаются, а мы в клубах дыма плаваем. Как Бутеноп и Глазенап, представляя Главный штаб.

Самое главное, я уже ложилась спать, я уже задрёмывала, но котик развозился, и я с усилием встала проверить, отчего он такой растревоженный. А котик Фенюшенька понял всё раньше нас и забегал именно с целью разбудить весь дом: караул, горелым пахнет. Обнюхали всю кухню, решив по привычке, что забыли в духовке очередную запеканку из всего сразу. Так ведь нет, разило в прихожей. Я выскакиваю на лестничную площадку -- бой в Крыму, всё в дыму, ничего не видно. Аж глаза заволокло. Соседи стоят на балконе, перекуривают спокойненько:
-- Добрый вечер! Если можно так выразиться...
Я им:
-- Добрый вечер! Мы случайно не горим?
-- Вроде нет, вроде уже вот, приехали, -- и показывают на улицу. А там стоит пожарная машина.
В половину второго ночи толпятся зеваки, и шланг протянут на третий этаж. Ну что ты будешь делать, какие-то раздолбаи подожгли мусоропровод. Случайно ли, намеренно -- но провоняли всю парадную. Полночи мы проветривали, а попахивает до сих пор. Волосы, полотенца... пуховик мой превратился в химическое оружие. Лексеич, вдумчиво принюхиваясь к одеялу:
-- Ой, костерком потягивает!
В чистом виде анекдот про клопа и оптимиста. Перестирываем полностью постельное бельё, куда деваться? Я бы ещё и сами одеяла перестирала, но тогда придётся укрываться тошной и жаркой приданой периной, которую мне втиснули, потому что в приданом обязана быть перина.

Upd.: Да что ж такое, шторы тоже разят дымом!
кот

О домашней музыке

Уважаемые читательницы, а у кого-нибудь есть дома глюкофон? Или ханг, или фимбо, или хэппи драм, или Handpan -- несколько их, модификаций лепесткового барабана. Мама хочет подарить нам это самое фимбо, ей понравилось, как звучит. Мне тоже нравится. Сама идея, что слажать на этом чуде человеческого разума невозможно, очень греет душу. Интересует:

* как его обслуживать?
* как настраивать, если надо настраивать?
* надоедает ли он детям, и если надоедает, то когда?
* не поколотят ли нас соседи? У нас и так рядом живёт преподавательница флейты...
* боятся ли его кошки?
* вообще всё, что вы хотите об этом диво-инструменте рассказать.

Ханг мы слушали на фестивале в Юсуповском саду -- мы слушали исправно, а Эмилия под гармонии космических созвучий убаюкалась. Каюсь, искала в интернете, где бы приобрести, но отдать три зарплаты как-то страшновато. А фимбо и по деньгам доступны, и для ребёнка легче в употреблении, потому что меньше.

Звучать оно будет примерно так:

кот

О юбилее

В ленте читаю стихи Мандельштама и невольно вспоминаю, откуда у меня на полочке взялась первая его книга. Волонтёрила я в одном почтенном социальном учреждении -- как тогда бывало, пришла потусоваться, а выяснилось, что волонтёрю. Красивое имя, высокая честь. Отправили меня разбирать кладовку. Сначала я нашла там кучу одежды, которую торжественно вынесли к пухто, а заодно чуть не выбросили спецодежду уборщицы. К счастью, она засекла нашу беготню и спасла фартук, косынку и рукавицы.

Потом я нашла зимнее пальто.

Потом бумагу для принтера.

Потом — вполне сохранную новогоднюю гирлянду и маленькую люстру.

Потом какой-то спортивный инвентарь. Уже не помню, какой именно, за давностью лет.

Потом — напомню, в комнатушке два на два — здоровенный сейф, который так и не получилось открыть.

Потом, с надсадой и with a little help from my friends отодвинув пудовый сейф (Тимур помог, а остальные все презренные сачки) — стопку перевязанных бечёвкой книг Мандельштама «Камень». Вот того самого, в обложках цвета хаки, из серии «Литературные памятники»:



Я сняла верхний томик, раскрыла наобум и прочла с выражением:

Сухой и чёрный, безбровый, худой, как Химера, с головой, напоминавшей, по его собственному признанию, очищенный и поджаренный орех, пряча шпагу в полуженском одеянии студента, — Виллон жил в Париже, как белка в колесе, не зная ни минуты покоя. Он любил в себе хищного, сухопарого зверька и дорожил своей потрепанной шкуркой

Тимур заглянул в кладовую и с неподдельной тревогой спросил:
— Ты там нормально?
— Мандельштама раскопала, — ответила я и протянула ему книгу.

Находка неожиданно произвела фурор. И волонтёры, и сотрудники — все получили по «Камню», листали, зачитывали любимые строки. Заведующий ворчал:
— Занимаемся неизвестно чем. А в понедельник, между прочим, приедут из комитета по культуре.
— Ну и пусть приезжают! Приедут, а мы здесь сидим такие культурные-культурные... начитанные-начитанные... с томиками Мандельштама в руках, — сказала его заместительница и засмеялась.

Летают Валкирии, поют смычки.
Громоздкая опера к концу идёт,
С тяжелыми шубами гайдуки
На мраморных лестницах ждут господ.

Уж занавес наглухо упасть готов;
Ещё рукоплещет в райке глупец;
Извозчики пляшут вокруг костров.
Карету такого-то! — Разъезд. Конец.


Я себя вообще в том возрасте — 16-20 лет — ощущала как старьёвщица на огромной роскошной свалке. Добывайка-переросток — то там сэкономлю, то сям, то тут подработаю, то здесь, то одно раздобуду, то другое. Миллиметр за миллиметром отвоёвывание частного пространства, секунда за секундой урывки личного времени, песчинка за песчинкой строительство собственного муравейника. Разъезд. Конец.
кот

Растим детей всем обществом

Любопытная статья (англ.) о группе американских семей, решивших объединиться ради взаимопомощи в воспитании детей. Самоотчёты родителей и детей прилагаются: https://viewpointmag.com/2017/01/26/we-made-a-village-for-the-kids-reflections-on-the-prairie-fire-organizing-committee/ .

Помните африканскую пословицу, которую часто цитировал Ньюфелд: "Ребёнка воспитывает не мама, ребёнка воспитывает не семья, ребёнка воспитывает вся деревня"? Вот люди собрались добровольным оркестром хемулей, то есть я хочу сказать, командой заботы о детях, и создали такую деревню. Collapse )
кот

Список книг, декабрь 2020 года, часть первая

Маргарита Грачёва «Счастлива без рук»https://fem-books.livejournal.com/2048031.html. Понятия не имею, чья идея – заголовок, но в сочетании с текстом он производит то ли циничное, то ли неестественное впечатление. Где какое счастье? Бионический протез, конечно же, чудо техники, да на русские зимы не рассчитан, поминутно ломается. Боли, печать пережитого ужаса – и своего, и детского, и материнского – на всю оставшуюся жизнь. Автор насилия (ведь так нынче принято выражаться?) сидит на казённых хлебах и радуется: ну и я, вот так я, всем мужчинам показал, как надо разбираться с неверными жёнами. Полная аномия, куда той «Крейцеровой сонате». Позднышеву хоть мозгов хватало изображать раскаяние, а этот дуется от гордости и чуть ли судьям в глаза не смеётся: «Я не похищал, она поехала добровольно». Не чудовище. Обычный парень, таких двенадцать на дюжину.

Бронислава Кербелите «Мудрые, странные и жадные люди. Литовские народные притчи и рассказы» https://maiorova.livejournal.com/514199.html. Фольклора, как известно, много не бывает. Плюс к тому у Кербелите на редкость располагающий подход: она аудиторию не тащит за волосы и не притормаживает, ровный темп, анданте. Andante, к слову, с итальянского переводится как идущее, текущее, и удовольствие разговорно-шагового темпа, выдерживаемого на протяжении всей миниатюрной книжечки – драгоценно. Осовременивать осовременивайте, коли есть охота, только умоляю не забывать: недосол на столе, пересол на спине. Современность пересаливает. А также переперчивает, переслащивает, перебарщивает и ещё сто разных пере-. Пресытившимся же на помощь приходит Бронислава Кербелите и её сказки: мудрые, странные... и жадные, не будем греха таить.

Зоя Криминская «Комедия положений» – о первых двух автобиографических книгах З. Криминской я писала ещё в далёком 2016 году: https://maiorova.livejournal.com/238124.html, о третьей – два года назад: https://maiorova.livejournal.com/238124.html, а четвёртой жарко ждала. Конечно, о детстве и юности слушать психологически проще: надежды, чаяния, какой-никакой досуг. В «Комедии положений» ничего подобного нет, труд, беременности, роды, болезни, болезни детей, болезни родителей и прародителей. На первый взгляд фестиваль пессимизма – кому захочется читать несколько глав подряд, как советская медицина мемуаристку от геморроя спасала? А между тем – не оторваться. Легендарный «Обмен» Трифонова, уж насколько гнетущая там атмосфера, и тот такого впечатления не вызывал. Криминская натурально звезда самиздата, всем, интересующимся Советским Союзом, рекомендую пройти по ссылке: http://samlib.ru/k/kriminskaja_z/500-1.shtml и обрести.

Елена Корнакова «Опасные соседи»https://fem-books.livejournal.com/2052068.html. Барабанная дробь, впечатлительных и брезгливых просят выйти из зала. Смертельный номер – Homo Sapiens и его паразиты. Самое потрясающее – даже не невероятная, совершенно приключенческая занимательность «Опасных соседей», не их практическая значимость, не взвешенная авторская позиция – серия «Врачи рекомендуют» не устаёт баловать высоким качеством, а гневные, со скандальной интонацией отзывы, которые можно свести к одной, но показательной цитате: «Вот я принимаю тройчатку, и мне на душе делается спокойнее!» Так и скажите себе уже правду: вы эту бесподобную тройчатку, которую давно пора запретить законодательно, принимаете не от гельминтов, а для души. А кому интересен предмет – распознать паразитов, не впасть в панику и свести вред для организма к минимуму – прямая дорога, доктор Корнакова всё растолкует...

Алёна Васнецова «Поразительные паразиты» https://fem-books.livejournal.com/2052068.html. Ослепительный кипсек со множеством иллюстраций, этакий девичий альбом «Мои любимые паразиты» от фитофторы и раффлезии до бычьего цепня. Насущная книжка, хоть и небольшая, всего шестьдесят с чем-то страниц: и гостей занять, и ребёнку учительницу природоведения озадачить подробностями семейного быта рыб-удильщиков, и самой полистать на сон грядущий, и кошек попугать, чтобы с пола не подъедали. Любовалась-любовалась, и заказала всё, что удалось разыскать: и про грибное царство, и про маяки-помощники капитанов, и про сладости. Сейчас не пригодится, так на будущее понадобится. Люблю разносторонних людей. Кстати, госпожа Васнецова ещё и в рок-группе поёт.

Варвара Житова «Воспоминания о семье И.С. Тургенева» – рано или поздно всякий любитель (и любительница тож) российской классики открывает очередной секрет Полишинеля. О том, что Иван Сергеевич и Лев Николаевич состояли в свойстве, мне было известно едва-то не со школьной скамьи. Но, проклятая инертность мышления: лишь недавно выяснила, через кого было это свойство. Кто она, сестра Тургенева и свояченица графа Толстого? Как ей удавалось, живя безвыездно в глуши, в двусмысленном положении воспитанницы, почти приживалки, при беспрецедентной искажённости мира сохранять чистую речь и ясную голову, говорить так точно, так по-доброму? Куда, наконец, делись, в какой порвинциальной мизерности растворились наши Жорж-Санды и Джордж-Элиоты, наши сёстры Бронте и наши Джейн-Остены? По ссылке поподробнее, пускай и не без спойлеров: https://fem-books.livejournal.com/2055505.html. Прочесть можно здесь: turgenev.ru/books/item/f00/s00/z0000018/st000.shtml.

Пётр Кропоткин «Записки революционера» – до какой всё-таки степени литературным, изящным и осмысленным языком писали во времена оны даже не-литераторы! Сам теоретик анархизма критически относится к Пажескому корпусу и не считает полученное образование чем-то из ряда вон выходящим, но вы возьмите любые современные офицерские воспоминания и сравните с этими благоуханными записками благоуханного революционера. Будет о чём поразмыслить. Первые главы любопытнее последних. Это я отношу, во-первых, к уже упомянутому «эффекту детства-отрочества-юности», а во-вторых, к тому, что открыто излагать подробности конспиративной работы нежелательно. Не стоит дразнить гусей и десятилетия спустя, умнее – поберечься. Отдельное чудо – заметки о службе в казачьих войсках и о Дальнем Востоке. Князь ещё и географ, и геолог, и гляциолог. Пусть вам его общественно-политические воззрения и не по вкусу, ознакомиться есть смысл. Советую.

Мона Авад «Зайка» – влажно, торжественно, тропически пышно выписанная повесть последовательно вызывала сложную гамму чувств, от предвкушения до омерзения, от заинтригованности до вельтшмерца, от экзальтации до хандры. А потом закончилась и не оставила по себе ни-че-го, кроме тягостных размышлений добро бы о природе творчества – о природе творчества о творчестве. Вольно Хмурочке чувствовать себя избранницей стихий и в этой ипостаси глумиться над менее даровитыми сокурсницами. А если её талант дошёл до того, что она сама этих несчастных девчонок такими выдумала? И вообще долой сопливый солипсизм: https://fem-books.livejournal.com/2056645.html. Сильнее всего напомнило – как ни странно – Маришу Пессл. «Некоторые вопросы теории катастроф».

Николай Лесков «Некуда» – необходимое вступление: преклоняясь перед Н.С. Лесковым, некоторые его произведения я осилить не могу. «На ножах», например – раз десять приступалась и уходила ни с чем. Не судьба. А здесь пошло как по маслу. В чём наш классик разбирается, что он знает, что понимает, то пишет безукоризненно, чарующе, обворожительно. В чём не разбирается – ну, вы знаете пословицу про ложку дёгтя и бочку мёда. Каким бы вдохновением ни полнились речи главгероя о том, как нам (им) обустроить Россию, стоит ему ухватить за горло зятя и заорать «Ж-д, давай деньги», как дёготь начинает действовать и уж трудно приняться за мёд, сколько бы его ни вкусила поначалу... Эх, что б ему стоило сосредоточиться на том, в чём петрит! Вместо этого развели интригу, как католическая церковь, чтобы ослабить Родину внедряет руками поляков и евреев нечестивые представления, будто бы девица имеет право проживать отдельно от семейства, трудиться и, о кошмар, зарабатывать. Старый кретин отец с образом в руках проклинает дочь, которая ушла, умирает в мучениях... А если бы её, как двадцать лет назад её тётку-игуменью (препротивная сентенциозная тётка, кстати), обольстил член царствующей фамилии, родитель бы не оскорблённой честью потрясал, а гордился. Короче, есть там одно действующее лицо женского пола: ничего не делает, чешет котят и молится. Я – она.

Николай Лесков «Обойдённые» – в сравнении с «Некуда», пожалуй, шаг назад. Долинский, альтер эго автора, вроде как не совсем поганец, Анна серафически идеальна, Даша, она же Дора, само собой, прелестна, и всё же я два раза напечатала имя «Дора» через букву У. Нигилисты, как их ни выстёбывай г-н Стебницкий, как-то симпатичнее, чем эта девица, и разглагольствующая кафедральным тоном: «Не только свету, что в окошке, надо применяться к обстоятельствам, надо приспосабливаться». Человек вы мой хороший, вы все эти годы просидели сначала за боготворящей бабушкой в Париже, а потом – за старшей сестрицей, как за каменной стеной. И ей же, сестрице, подложили крупную свинью, как оно чаще всего и случается... Да, Долинский таки поганец из разновидности поганцев философствующих, то есть наихудшей. Себя Лесков не щадит. В антинигилистических романах у него любой второстепенный персонаж, хоть шизоидный ксёндз, хоть проституированная белошвейка, симпатичнее, душевнее, честнее как-то, чем мужской центральный.

Лейла Слимани «Адель» – всё! Баста! Отныне и по меньшей мере год никакой более Слимани, хоть что она создай, хоть исчерпывающий справочник сверхучёной премудрости. Особенно справочник сверхучёной премудрости. «В садах людоеда», в переводе перекрещённый в «Адель» по имени героини, читается без труда, ироничен, лёгок, и на лёгкости достоинства заканчиваются. Общий и мне не понятный троп французской литературы от «Дневной красавицы» до «Сексуальной жизни Катрин М.» – беспорядочные половые связи почему-то, шут знает почему, представляют собой инструмент деконструкции, флаг бунта против буржуазной морали, средство от монотонности будней и прочий позитив. Налетайте, медам, медмуазель, в луковице не обочтём. И Адель, и её сочинительница с комичным усердием игнорируют один неоспоримый, в общем-то, факт: никто не получает от скрупулёзно воссозданных половых эксцессов ни малейшего удовлетворения. Читательница – аналогично.
кот

Вся беда от онанизма

О пользе синусита: делать-то всё равно ничего нельзя, лежу читаю, набрела на воспоминания сестры одновременно Тургенева и Софьи Андреевны Толстой. Да, грозная Варвара Тургенева имела бурный роман со своим домашним врачом, небезызвестным Андреем Берсом. Я так прониклась, что аж пост написала: https://fem-books.livejournal.com/2055505.html. После чего натолкнулась в "Бегстве из рая" Басинского на такое замечание:

По слухам, вождь русского анархизма, князь Пётр Алексеевич Кропоткин, на самом деле тоже был сыном домашнего врача Кропоткиных – Берса.

На самом деле не только Пётр, а и его брат Александр, математик, астроном и вообще золотой мозг. Кропоткин ему пишет:

Collapse )
кот

Об имитации

Я не нарочно, я искала имитацию жемчуга, давно собираюсь отреставрировать театральную сумочку. А на слово имитация Авито выдаёт такой перл:



Collapse )

О как люди деньги зарабатывают. Нет, вакансией психолога-собутыльника меня уже не удивишь, а вот свидальщик-приговорщик -- это нечто новое. 
кот

Возвращение мафриана монофизитов

Предыдущие посты о Григории Юханане Бар Эбрая и его книге:

Бар Эбрая и мудрецы — https://maiorova.livejournal.com/436047.html
Бар-Эбрая, врачи и снотолкователи — https://maiorova.livejournal.com/480428.html
Бар-Эбрая, скупцы и благотворители — https://maiorova.livejournal.com/489833.html
Бар-Эбрая, люди презираемых профессий в целом и актёры в частности — https://maiorova.livejournal.com/496808.html

А сегодня у нас будет интересная и всегда актуальная тема: глупцы и безумцы.

* Один богач был скрягой и никогда не подавал милостыню бедным. Он обычно говорил: «Бог ему не дал, как же я могу ему давать?»

* Один простак спросил своего ученика: «В какой день год тому назад мы отмечали пятый день недели таинств?» И ученик, который был ещё глупее учителя, ответил: «Я не знаю точно, но думаю, что год тому назад мы отмечали пятый день недели таинств на третий день».

* Другой глупец сказал: «Мой отец дважды был в Иерусалиме, там умер и там похоронен. ТОлько я не знаю, когда он умер, в первый приезд или во второй».

Collapse )
кот

Выборг, день третий

Вы спросите, а почему день третий, если мы уезжали сегодня в восемь часов? Нетрудно ответить: потому день третий, что сегодня в половину девятого я поглядела страшными глазами на полочку для чемоданов и спросила в пространство:
-- А где Эмильин рюкзак?
И по тому, как все замерли, поняла, что рюкзак мы забыли. А в нём школьные прописи, логопедическое домашнее задание, спелый банан и игрушечный синий скат. Без синего ската вообще не жизнь.

Тут место для благословения технического прогресса, потому что мы прямо из электрички позвонили в гостиницу и попросили поискать в номере рюкзак. Через пять минут нам перезванивает сотрудница (кто говорил, что "Дружба" барахло, а не гостиница? "Дружба" гостиница, а не барахло!) и милым голосом сообщает, что рюкзак обретён. На подоконнике стоял.

Дима говорит:
-- О, я съезжу послезавтра, как раз будет выходной.
-- Чудак человек, банан до послезавтра стухнет, и этого ската вместе с рюкзаком придётся нести в химчистку. Респираторы не спасут, придётся доставать с антресолей дедушкин противогаз, в котором он хрен на тёрке натирал.
Противогаз никто не хотел. Как тут быть, поехала я обратно в Выборг, благо у меня отпуск. И ещё полтора часа до следующей "Ласточки" болталась по улицам. Вот библиотека, стеллажи плотно заставлены книгами. Вот суд, папки лежат, толстянка качается. Вот коты -- надо покормить. Полосатый старичок мне не показался, видимо, на журфиксе где-нибудь в кафе, зато выбежал невероятно пушистый колорпойнт, как будто бы хозяйский, и ничего не ел, только красовался. Вот статуя осьминога с большими глазами. Вот ветер. Вот ещё ветер.

Ненаписанная комедия Островского "За дурацкой головой и ногам неупокой". Финал, впрочем, счастливый: скатик доставлен.