?

Log in

No account? Create an account
кот

maiorova


Майорова пишет

Спаси Господь волков от нашего стада


Entries by category: образование

Школьное лирическое
кот
maiorova
на уроке терпения в пятом классе
соколова сидела поближе к васе
чтобы вырасти быстро и не скучать
на линейке жемчужина всей дружины
но не ближе чем те что остались живы
скоро в загс да в печальной графе печать

(c) aptsvet

Это поэтический эпиграф, а дальше будет настоящий критический реализм. Иван Кущевский, прозаик и очеркист, наблюдал народную жизнь не из окна особняка. Дворянин по происхождению, он не смог закончить университет по бедности и зарабатывал себе на жизнь тяжёлым трудом: таскал кули на пристани. Прожил он недолго, умер от простуды, упав осенью в Неву. Очерк "Наши дети" полностью можно прочесть здесь: http://az.lib.ru/k/kushewskij_i_a/text_1875_nashi_deti.shtml. Описаны в нём попытки пристроить в ученье сына и дочку алкоголика с Сенной площади, который, на свою беду, имел чин, следовательно, его дети не могли считаться настоящими нищими. Забегая верёд, скажу, что попытки эти успеха не имели.

Класс. Скамеек наставлено видимо-невидимо: ни в одной аудитории я не видывал столько. И в этой обширной пустыне сидят четыре девочки в накрахмаленных коленкоровых чепцах и в синих пелеринках и два мальчика в белых блузах, опоясанных лакированными ремнями. Лица у всех бледные, все смотрят загнанными и забитыми. Мисс Мэри, дочь мистрис Гейнс сидит и читает вслух какую-то английскую книгу. Я плох в английском языке, но догадываюсь, что она читала роман; ученики, закрыв, по форме, кистями рук свои коленки, не отворачивали глаз от учительницы, но слушали ли они? Да и что было слушать!
Read more...Collapse )

Раздельное обучение 1943-1954 гг. -- из воспоминаний и документов
кот
maiorova
* В ходе осуществления раздельного обучения выяснилось, что успеваемость в женских школах несколько выше, чем в мужских. Педагоги, как правило, объясняли низкие результаты сложностью работы с мальчиками, ввиду их неудовлетворительной дисциплины.
Данный вопрос многократно обсуждался на педсоветах и совещаниях в министерстве просвещения, в результате которых делались следующие типичные выводы: во-первых, мальчики в силу своих природных особенностей более подвижны, им нужно реализовывать избыток энергии, поэтому необходимо создавать в мужских школах дополнительные спортивные секции. Также мальчики больше, чем девочки, интересуются техникой, следовательно, им требуются специальные кружки и
оборудование. Ввиду этих причин, мужские школы должны финансироваться лучше, чем женские. [Курсив здесь и далее мой -- Майорова]
Во-вторых, большинство директоров мужских школ утверждали, что в годы совместного обучения они знали каждого ученика в лицо, почти каждого могли назвать по имени, поэтому дисциплина была лучше. В условиях раздельного обучения количество учащихся в школе возросло, осуществлять контроль стало сложнее, следовательно, необходимо «разгрузить» мужские школы, если это понадобится, за счет зданий женских школ.
В-третьих, на совещаниях требовалось перераспределить кадры так, чтобы с мальчиками работали более опытные и квалифицированные педагоги.
Именно это третье требование мужских школ правительство стало осуществлять в первую очередь.
Учителя, признанные слабыми, неспособными должным образом преподавать, переводились из мужских школ в женские и смешанные, из которых отбирались лучшие педагоги и передавались в мужские школы.

Что ж там было с дисциплиной?Collapse )

Статья, откуда я все эти замечательные цитаты набрала, по ссылке: https://cyberleninka.ru/article/v/muzhskie-i-zhenskie-shkoly-v-gody-voyny-analiz-ustnyh-vospominaniy-veteranov. Работа студенческая, видны биологизаторские тенденции (в наше время довольно странные), но в части собранного материала -- мои аплодисменты. Очень поучительно. Я бы даже сказала, назидательно.

Как спят гуси
кот
maiorova
В раннестуденческом возрасте читала некие воспоминания о Вольном филологическом обществе, о различных деятелях того времени, в том числе о Льве Шестове. Сейчас и не вспомню ни автора, ни названия мемуаров, ни журнала, но тогда впечатление было огромное. Некоторые эпизоды до сих пор помнятся. Например, господа философы сидят обсуждают упомянутого Шестова, и один говорит:

— А вы бы знали его отца, Исаака Моисеевича! Вот где мудрость-то, вот кто мудрец настоящий...
— И кто же его отец? Где он учился, что он преподаёт?
— Да ничего он не преподаёт и ничему особенно не учился, обыкновенный купец из Киева. Но он мудрец из мудрецов —

и в доказательство излагается такая история. В гостях у семьи Шестова оказался некий юноша , который при случае прихвастнул, что заканчивает сразу два факультета, философский и богословский. Исаака Моисеевича, как говорится, заусило: экий какой, два факультета одновременно. Он надулся и спросил:
— Вот вы, молодой человек, заканчиваете два факультета, да ещё таких трудных, а скажите мне, вы знаете, как гуси спят?

Read more...Collapse )

Слабых не бывает
кот
maiorova
А вот ещё интересная история про нервную систему. Как известно, классическая павловская типология высшей нервной деятельности предполагает четыре основных типа.

Если вы это уже знаете, то можно не читатьCollapse )

Итак, перед нами четыре основных типа:

1. слабый (условно -- меланхолический)
2. сильный неуравновешенный (условно -- холерический)
3. сильный уравновешенный инертный (условно -- флегматический)
4. Сильный уравновешенный подвижный (условно -- сангвинический)

Так вот, к чему я всю эту сухую теорию вам излагаю. Был у нас ещё в прошлом тысячелетии преподаватель, который верил и в нас это верование вдалбливал, что Павлов ошибался. Слабого типа высшей нервной деятельности не существует. Как Горький некогда писал, что нет злых людей, есть только озлобленные, так в миропонимании нашего преподавателя слабых людей не существовало, были только ослабленные. Чем? А чем угодно. Заболеваниями и осложнениями заболеваний, неблагоприятной семейной обстановкой, психологическими травмами. Тут напрашивается возражение: а как же младенцы? С первых дней видно различие в реакциях. Один величественно кричит часами, а другой попыхтел секунд тридцать, да и уснул от непомерного усилия. Мэтра это не смущало. Какой-нибудь фактор да повлиял, неблагоприятное течение родов, проблемы беременности, врождённые болезни -- мало ли их. А так все сильные. Некоторые просто помятые жизнью, но изначально любая нервная система сильная. Меланхоликов от колыбели не бывает.

И хоть собственную нервную систему из себя выпотроши -- ну вот же, слабая, слабая! -- не поверил бы.

Философ и лягушка. Басня
кот
maiorova
Место действия: Ленинградский университет. Время действия: середина семидесятых. Идёт экзамен по биологии, который сдаёт моя мама в гордом одиночестве. Почему не общим потоком, а отдельно ото всех -- это тема, требующая отдельного пояснения. Но дело не в переэкзаменовке, сдаёт она первый раз. Берёт билет. Непонятное дело, обещали всего два вопроса, а в билете их три. Первый знаю, второй тоже что-то отвечу, а третий - порядок препарирования лягушки.

Философский факультет -- место, где изучают биологию, но почему-то не препарируют лягушек. На философском факультете, если вы лягушка, то вы в безопасности. Здесь вас препарировать не станут. Студентка была на всех лекциях и посетила все семинары, она точно помнит, что ни одна лягушка не пострадала. Препарат дождевого червя был, один на всю группу. Лягушек нет, не было. Даже конспективно под запись никого не препарировали. Но экзаменатор, и так нервный и злой, начинает проявлять нетерпение, волей-неволей приходится идти отвечать.

Два вопроса прошли без приключений.
- А по третьему вопросу?
- А вот порядок препарирования лягушки я не знаю, -- сокрушённо признаётся мама.
- Как так не знаете?! Каждый биолог должен это знать.
- Но я не биолог, я философ...

Препод смотрит в зачётку: действительно философ. Немая сцена.
- Так зачем же вы отвечали по билету для биологов?
- Я не знала, что он для биологов.
Смешливая секретарша валится лицом в билеты. Экзаменатор расписывается напротив пятёрки и убегает в деканат ругаться: он был искренне уверен, что идёт переэкзаменовка его же родного биофака...

Германиевые вентили как зеркало русского управленца
кот
maiorova
Жорес Алфёров в своих мемуарах рассказывает такую историю. В пятидесятые годы то ли главкомом флота, то ли его заместителем был контр-адмирал Деревянко, человек в своём роде уникальный. Про него говорили, что его фамилия сходится с сущностью. Я этого мнения не разделяю и военных заслуг адмирала не оспариваю, но героем исторического анекдота Деревянко всё-таки стал.

Приезжает он с инспекцией в Северодвинск - как строятся атомные подводные лодки? Ему радостно докладывают про различные технические новшества, в том числе про германиевые вентили, изобретённые Алфёровым. Адмирал делается хмур:
- Как, как? Вентили германиевые? Почему?
Ему начинают объяснять про уникальные свойства металла германия, он не слушает, перебивает раздражённо:
- Почему - вентили - германиевые?
- Так ведь германий...
Деревянко скривился:
- Я спрашиваю: почему отечественных не нашли?
Немая сцена во вкусе Гоголя.

Не знаю, как адмирал потом разъясняли свойства германия... Всё-таки берёшься отраслью управлять - надо в этой отрасли хоть по минимуму разбираться. А лучше - по максимуму. Чтоб не получалось, как в старом изречении умного Бернарда Шоу:

Кто умеет делать, делает. Кто не умеет делать, учит. Кто не умеет ни делать, ни учить, тот командует.

У меня на эту тему тоже есть побасёнка - как я первый раз ездила в МАПО на профподготовку клинического психолога. На ту беду в деканате сидела С., которую мне ещё предстояло узнать и как преподавательницу, и как ведущую группы, и как личность. Она мне:
- Покажите диплом, пожалуйста.
Выкладываю оригинал диплома. С. рассматривает его с ошеломлённым выражением аббатисы, обнаружившей-таки Дон-Жуана в келье под кроватью. Уносит к телефону. Звонит.
- Вы представляете! бубубу... абитуриентка... её диплом... бубубу... Как что? Она всего-навсего магистр! Ну эти - Болонский процесс идиотский - которые по ускоренной программе! Всего четыре курса. Ну да, магистр. Четыре курса.

Я этой дуре, доктору психологических наук, час доказывала, что четыре курса - это бакалавр, а магистр как раз-таки шесть, просила сопоставить дату поступления с датой окончания вуза, предлагала даже позвонить заведующему кафедрой... Всё напрасно. На учёбу меня не взяли, путёвка пропала. Полгода пришлось ждать до следующей, и тогда, к счастью, в деканате сидели уже сотрудники потолковее. С. потом два предмета у нас вела. Узнала меня, конечно, хотя виду старалась не подавать.

В нетуда
кот
maiorova
Это у нас на факультете случилось - болталась я во время пустой пары по коридорам и от скуки слушала, как около деканата студент развлекает двух сокурсниц: рассказывает им анекдот:

- Ну, значит, на встрече выпускников сидят хомячок и крыса. Оба пьяные вдрызг, и крыса говорит хомячку (тут студент заговорил в вульгарной манере развязных весёлых выпивох): слышь, Хома, мы ведь с тобой из одного отряда! Мы оба грызуны!
Хома отвечает: ну да, грызуны.

Реплику Хомы студент произнёс тоже нетрезвым голосом, но надутым и узнаваемо хомячьим. Девушки захихикали. Ободрённый успехом, рассказчик продолжил:

- Крыса так с блатным надрывом: Хома, так почему ж ты такой чистенький, пушистенький, откормленный, обглаженный, а я всю жизнь по пом-м-мойкам да по подвал-л-лам?
А Хомячок ей отвечает: наверное, у тебя, Крыса, промоушен плохой.

Засмеялась одна я. Девушки непонимающе переглянулись.
- Что у него плохое?
- Промоушен, - не без досады сказал студент.
- А что такое промоушен? - в самом вопросе нет ничего удивительного - дело было в девяностые годы, не все ещё такое трудное слово знали.
- Ну, как объяснить... э-э... от английского to promote - продвигать, толкать! - и студент сделал неопределённый толкающий жест.
- То есть это член, что ли? - возмутилась одна из студенток.

Я засмеялась опять. Рассказчик пожал плечами:
- Да. В нетуда я анекдот рассказал.

Студентики кровавые в глазах
кот
maiorova
А вот расскажу, как я первый раз в Севастополь ездила. С нами вместе в поезд садились два паренька лет восемнадцати-девятнадцати, по виду студенты. Их трогательно провожали мамы и бабушки: целовали, крестили исподтишка, дрожащими голосами наказывали не прыгать в воду в незнакомом месте. "Да-да, конечно, не волнуйся, мамочка..." - повторяли студенты, отчаянно стараясь сохранять взрослый и уверенный вид. Умилительная сценка. Они ещё потом махали из окошка провожающим.

Ещё Малой Вишеры не проехали, а в соседнем купе начал разворачиваться кутёж. То ли у ребят с собой было, то ли они у проводников купили, то ли умудрились сбегать к ларьку во время проводов - факт остаётся фактом, оба маминых примерных мальчика горланили песни, шатались по вагону, хохотали и приставали ко всем с разговорами. Насилу проводница их загнала обратно в купе, к большому неудовольствию соседей-попутчиков, но под утро студенты опять вылезли, ещё пьяней, чем были. Я, правда, этого уже не слышала: как обычно, умылась на ночь, залезла к себе на верхнюю полку, почитала Меира Шалева да и заснула.

Часов в десять утра меня трясут. Муж мой первый, дай Бог ему здоровья, человек хороший, но иногда не вполне дальновидный.
- Что случилось?
- Да мальчишка там порезался. Искали врача, я сказал, что ты медицинский работник.
- Я ж психолог...
- Всё равно иди, я уже тебя сосватал.
- ***
- Иди скорее, он там истекает.

У дверей меня ждала обеспокоенная проводница. Оказывается, один из студентов пошёл в тамбур покурить, его шатнуло-мотнуло, и он рукой высадил толстенное стекло, перерезав артерию на ладони. Его товарищ поднял крик. Вторая проводница, в ведении которой находились перевязочные материалы, схватила аптечку и побежала студента спасать. Но крови оказалось столько, что проводнице сделалось дурно, и она упала в обморок. Бесподобно, чего тут, думала я. Вот и пригодились курсы первой помощи, думала я. И ещё я думала, ух-ух, кому-то я что-то припомню.

Около тамбура сидела прямо на полу вторая проводница, не бледная, не белая, а серая, как цемент, с сизоватыми губами, и безнадежно смотрела в одну точку.
- Как ты, Люба? - тревожно окликнула её сотрудница.
- Да я-то что, я ничего, - пробормотала под нос проводница, - вы туда заходите... осторожнее.
Я не вняла, распахнула дверь и рефлекторно отпрянула. Далее брезгливым предлагаю не читатьCollapse )

Миновали обе таможни. Я так вымоталась за ночь, что весь день прохрапела, даже Меира Шалева не дочитала. Тут трясёт меня проводница.
- А! что?! Опять студенты?
- Нет, Севастополь скоро. А студенты в Симфере сошли...
Какая благодать, не передать словами.

О грамотности
кот
maiorova
В комментариях к позавчерашнему посту закономерным образом выплыла тема образования и грамотности. И я сразу вспомнила историйку, показательно иллюстрирующую, как это делается в наших палестинах. Иногда делается, я не обобщаю. Но делается.

Дело было в начале двухтысячных, то есть это я недавно устроилась на постоянную работу. И столкнула меня эта самая работа с одним колоритным товарищем. Товарищу лет под пятьдесят, ленинский прищур, улыбка... Он вызывал симпатию, этот потомственный рыбак из Волховского, скажем, района. Была у него жена, тишайшая, незаметная женщина, и  семеро сыновей. Вот так вот, как в сказке или в былине: семеро сыновей, и все рыбаки. По-моему, насчёт сыновей он и узнавал: старшие были призывного возраста, так нельзя ли их направить к нам на экспертизу? И как вообще проходит эта самая экспертиза?

- Ну, как она проходит, экспертиза? Сначала с пациентом беседует врач, потом надо заполнить бланки психологических тестов...
- Ой! Бланки...
- Ну да, бланки, а что?
- Так это ведь читать нужно.
- Ну да, читать. А что вас смущает?
- Так они ж у меня того... неграмотные.

И слово за слово изумлённые доктора вытягивают из этого былинного волховского рыбаря, что в школу "три не то две зимы" ходил только самый старший мальчик, а остальные шестеро не умеют ни читать, ни писать и не посещали школу ни дня. Насилу-насилу обучились подписывать своё имя, и то печатными буквами - чтобы не крестиком расписываться.

- Но почему же вы не отдали их в школу?
- А зачем им? - расплылся в улыбке рыбак.
- Как зачем?! Хоть бы читать-писать научились!
- А зачем им?
- Да что значит зачем, получали бы образование дальше, например... Их же в самое заштатное ПТУ не примут! Водительских прав, и тех не дадут!
- А зачем им? Мне сыновья дома нужны. Чтоб работали. А не по школам болтались. Дома, под присмотром... чтоб работали. Дома, в общем, пригодятся. Пусть делом занимаются, а не читают.

Один за всех, и все на одного
кот
maiorova
Если спросите, что меня затрудняло в общеобразовательной школе больше всего, я скажу одну фразу: учиться за себя и за того парня. По некоторым предметам - за весь класс. Не шучу и не преувеличиваю. Английский я писала за всю группу. Кроткая учительница во время контрольных выходила из класса, и к моей тетради выстраивалась очередь. Если в двух вариантах - изволь в двух, на запасной четвертушке бумаги.
- А почему вы не объявили результаты контрольной, N.N.?
- Ну, девочки и мальчики, потому что вы ведь все - списали. Не волнуйтесь, я вам всем поставила в журнал четвёрочки...

Думала, в старших классах полегчает. Как бы не так. На одном уроке учительница - уже другая - дала переводить из книги для домашнего чтения. Я перевожу и перевожу, что мне? Через полчаса одноклассница, паническим шёпотом:
- У меня переведено только одно предложение!!
- Какое?
- Первое! "Коксовать - не спать"!
- ???
Оказывается, Coke [фамилия главного героя] didn't sleep.

Но Бог с ним, с английским, английский два раза в неделю. Русский и литература каждый день.
- А ну проверь мне ошибки! Что ж ты так проверяешь, совсем не внимательная... Эх, ты!
- Дай посмотреть сочинение! Мне нужно почерпнуть ценные мысли.
- Да бери на здоровье, почерпывай...

Через неделю:
- Ученик Такой-то сочинение списал у Майоровой, и безбожно! До последнего слова и до последней буквы в слове. Впервые в моей практике, чтобы так...
- Это она у меня списала.
- Имей совесть. Ты бы окончания глаголов прошедшего времени хоть заменил. Не "я прочитала", а "я прочитал", даже это не удосужиться.

Дома начинался второй раунд. Только сядешь пообедать - звонок:
- Алё, Ольча, ты домашку по русишу сделала?
- Да.
- Подиктуй мне.
И я диктовала по слогам: двадцать минут, тридцать.
- А по матике?
Диктовала и "матику".
- Ну, всё, Олечка, спасибо. Я побежала.
Она-то побежала. А я поползла к холодному супу. Опять звонок. Дед вдогонку, с укоризной:
- Треплется и треплется по телефону, треплется и треплется, никак заткнуться не может.
За день мне заонили три-пять раз.

Вечером подтягивались соседи, звонили уже в дверь. На пороге мама двух мальчиков, которые учатся соответственно на два и на три класса младше.
- Оленька, позови маму! Мне проконсультироваться...
Консультации затягивались на час и на два. Сочинения мы с матерью писали за всех соседских школьников.

Иногда одноклассницам припадала охота пофилософствовать.
- Ну, вот скажи, Майорова, ну вот чо нас учат этой фонетике? Ну вот чо? Математика нужна, чтобы деньги в магазине считать, читать-писать научили, а фонетика зачем?? Кому вообще нужна эта фонетика?

Я принимала игру, азартно объясняла девочкам на год меня старше и на полторы головы выше, зачем могут быть нужны фонетика,  разбор по частям речи и членам предложения, а они качали головами, алгебра с геометрией, неправильные английские глаголы, а они крутили пальцами у виска и уходили, эти девочки. В мире, где они жили и готовились провести всю жизнь, ничего подобного не требовалось ни при какой погоде. И когда я, осипшая от диктовки, садилась делать собственные уроки и блеяла, шмыгая носом:
- Мама! Зачем? На чёрта мне это всё?
мама отвечала неумолимо:
- Когда свои дети будут, будешь им помогать.

Грядущее воображалось мне бесконечной лентой тетрадей: то в клеточку, то в линеечку. Одноклассники, дети, внуки. Правнуки, если доживу. Домашняя работа. Упражнение № такой-то. Задача № сякой-то. Дано: СИ: Решение: Олечка, я к тебе проконсультироваться.