Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

кот

С праздником всех, кто празднует!

Какая погода будет в пасхальную ночь? Можно не запрашивать синоптиков и не интересоваться мнением хрестоматийной бабки, которая всегда говорит надвое, то ли дождик, то ли снег, то ли будет, то ли нет. Если я иду в церковь, значит, будет колотун. Зверский колотун с пронизывающим ветром, а также -- по возможности, дождём и снегом. Лучше всего одновременно. Казалось бы, вся предыдущая неделя была отмечена немыслимо тёплой погодой, больше двадцати градусов... В этом году думаю -- о, отлично, куличи святить ходили в летних кофточках. Не похолодает же ночью?

Ага, как же, не похолодает. Жалела, что не в пальто пошла.
Христос воскресе!

Upd.: забыла ещё про бело-пёстрого рассказать. Collapse )
кот

Мышеловка для нобелевского лауреата

Как известно, Боб Дилан и другой известный народный певец Ричард Фаринья были свояками, то есть их жёны являлись сёстрами. Ну, Дилан был не совсем женат, но не надо ригоризма. Отдыхали они вместе в Калифорнии. То есть — как отдыхали? Сёстры Баэз репетировали, Фаринья с утра до вечера дописывал свой эпохальный роман "Если очень долго падать, можно выбраться наверх". Будущий нобелевский лауреат, на то глядя, тоже затеял писать роман и, видимо, зачитывал из него отрывки всем заинтересованным лицам. А как иначе Фаринья заподозрил бы, что Дилан с него списывает?

Collapse )

Музыкальная иллюстрация: сёстры Джоан и Мими Баэз поют песню The Swallow Song, написанную Ричардом Фариньей

кот

Время пищит

У меня в раннем детстве часто звенело в ушах. Не столько даже звенело, сколько пищало этак тонко, почти на ультразвуке. А я не знала, что это такое, и думала -- время так бежит. Посвистывая. Вспоминается: лежим в тихий час (у нас дома устраивался тихий час), брат давно уже уснул, хотя громче всех кричал, что спать не будет, а я слушаю и слушаю, как бежит-бежит время, как свистит, как убегает навсегда.

Однажды сказала при всех:
-- Если долго молчать, можно услышать, как время бежит.
Мама странно на меня посмотрела и повторила:
-- Ольга говорит, что если долго молчать, можно услышать, как время бежит.

Бывало, залезаешь на табуретку, открываешь створки книжного шкафа в поисках очередного "Карлсона" или "Щелкунчика", а оттуда на тебя - пи-и-и-и-и! Я же не знала, что это у меня в ушах звенит, я думала -- это время издаёт такие звуки.

Сейчас я чувствую то же самое. Только в ушах не звенит.
кот

Слабых не бывает

А вот ещё интересная история про нервную систему. Как известно, классическая павловская типология высшей нервной деятельности предполагает четыре основных типа.

Collapse )

Итак, перед нами четыре основных типа:

1. слабый (условно -- меланхолический)
2. сильный неуравновешенный (условно -- холерический)
3. сильный уравновешенный инертный (условно -- флегматический)
4. Сильный уравновешенный подвижный (условно -- сангвинический)

Так вот, к чему я всю эту сухую теорию вам излагаю. Был у нас ещё в прошлом тысячелетии преподаватель, который верил и в нас это верование вдалбливал, что Павлов ошибался. Слабого типа высшей нервной деятельности не существует. Как Горький некогда писал, что нет злых людей, есть только озлобленные, так в миропонимании нашего преподавателя слабых людей не существовало, были только ослабленные. Чем? А чем угодно. Заболеваниями и осложнениями заболеваний, неблагоприятной семейной обстановкой, психологическими травмами. Тут напрашивается возражение: а как же младенцы? С первых дней видно различие в реакциях. Один величественно кричит часами, а другой попыхтел секунд тридцать, да и уснул от непомерного усилия. Мэтра это не смущало. Какой-нибудь фактор да повлиял, неблагоприятное течение родов, проблемы беременности, врождённые болезни -- мало ли их. А так все сильные. Некоторые просто помятые жизнью, но изначально любая нервная система сильная. Меланхоликов от колыбели не бывает.

И хоть собственную нервную систему из себя выпотроши -- ну вот же, слабая, слабая! -- не поверил бы.
кот

О картотеке

Думаю перевести в электронный вид небольшую коллекцию имён. У меня хобби такое с недавних пор: если попадётся в художественной или научной литературе характеристика какого-нибудь имени, эпитет к нему -- редкое, распространённое, идиотское, красивое, идиотское и красивое одновременно -- выписываю и складываю. Так, ради интереса.

Для примера, на Фаину:

Монах ...и подумал, что здесь — Фаина.
Мать Даже имени такого не знаю.
Елена Это, верно, монашеское имя?
Монах Разве вы никогда не слыхали о прекрасной Фаине? Елена (задумчиво) Никогда.
Монах (всем с улыбкой) Мало же вы знаете. Должно быть, одиноко живете. Весь мир знает Фаину.
Герман Странное имя: Фаина. Тайна какая-то в нем. Тёмное имя.

[А.А. Блок, "Песня судьбы", 1908]

-- У вас красивое имя.
Он отдал ей тетрадь — по рассеянности вместе с карандашиком. А выйдя за дверь, Фаина услышала смех. Если красивое имя, зачем же смеяться. Наверно, решил, что оно слишком лазоревое. Не знает же, что у них на деревне это самое обыкновенное имя, Фаин сколько хочешь.


[Л.С. Компус, "Два семестра", 1969]

За несколько лет этих невинных развлечений у меня образуется мало-помалу хорошенькая картотека. Гнёздами этакими. Основа -- полное имя, затем уменьшительные, сочетания с фамилиями и отчествами, допустим:

-- Лев Глево... Лев Глебович? Ну и имя у вас, батенька, язык вывихнуть можно...
-- Можно, -- довольно холодно подтвердил Ганин, стараясь разглядеть в неожиданной темноте лицо своего собеседника. Он был раздражен дурацким положеньем, в которое они оба попали, и этим вынужденным разговором с чужим человеком,
-- Я неспроста осведомился о вашем имени,-- беззаботно продолжал голос, -- По моему мнению, всякое имя...
-- Давайте, я опять нажму кнопку, -- прервал его Ганин.
-- Нажимайте. Боюсь, не поможет. Так вот: всякое имя обязывает. Лев и Глеб -- сложное, редкое соединение. Оно от вас требует сухости, твердости, оригинальности.

В.В. Набоков, "Машенька" [1926]

Но картотека имеет свойство пухнуть и раздуваться. На одного Фусика у меня штук пять цитат, а много ли вы знаете Фусиков? Я только одного, и он -- кот. Кроме того, карточки теряются, обтрёпываются. Их грызут Феникс и Коха. Карточкам надо отдельное место для хранения, и так далее, и тому подобное. В принципе, когда я пытаюсь вести картотеку, получается "чёрт ногу сломит", в одну кучу всё... и имена исключением не становятся. Надо разобрать по порядку.

Так вот, к чему столь развесистое описание -- существует ли какое-нибудь удобное приложение наподобие "Моей библиотеки", но только для имён? Чтобы такую картотеку разложить по полочкам? Поиск, возможность выделять группы -- хотя бы на эМ и Жо карточки разделять.
кот

Пословицы из сборника "Армянский фольклор" ("Наука", 1979)

* Беги от той воды, которая не шумит и не журчит.

* Виноградины зреют, глядя на другие виноградины.

* Гость ест не то, на что рассчитывал, а то, что нашёл.

* Груша, поспевшая летом, не увидит осени.

* Деньги жены -- что колокольчик на дверях: стоит ей войти [в дом мужа] -- зазвенят.

* Змея, которая меня не жалит, пусть живёт хоть тысячу лет.

* И тонкой пряже, и толстой одна цена -- горе тому, кто тонко прядёт.

* Как свадьба не без слёз, так и траур не без радости.

* Настоящий больной -- тот, кто изюминку в семи местах откусывает. (т.е. до такой степени нет аппетита)

* Не заходи в хлев впереди осла.

Collapse )
кот

Опечатки, октябрь-ноябрь 2017

гладиолус => гладиолух -- философски: милый, должно быть, цветочек. Конечно, я придумала эту незатейливую хохму не первая, но основная хохма в том, что я и не придумывала. Просто все выкапывают на зиму гладиолусы, а мы выкопали гладиолухи.

журнал «Задушевное слово» => журнал «Задушенное слово» -- а вообще, как часто в вашей жизни задушевность превращается в задушенность? И на каком моменте?

под шкафом => под шкайфом -- это как? Под шкафом и под кайфом в одно и то же время? Как в моей любимой книге: "Фи-оле-то-вый?.. Это голубой и розовый одновременно?! Ну, это уж слишком, у нас таких не принимают!"

соцреализм => сосреализм - save-our-souls-реализм, расшифровывая. В этом жанре, например, пишет... ваших любимых реалистов подставьте по вкусу.

"Неандерталец. В поисках исчезнувших геномов" => "Неандерталец. В поисках исчезнувших гномов" -- это мне в переписке пеняли, что я совсем забросила научно-популярную литературу об эволюционной теории, забиваю себе баки сплошным фэнтези. А я такая -- да нет, я тут как раз приступила к естественнонаучному: "Неандерталец. В поисках исчезнувших"... а ну да. Сплошное фэнтези.

Дороти в стране Оз => Дороти в стране Ох -- не без удовольствия прочла бы книжку с таким названием. Особенно если иллюстрации хорошие.

утоп во всемирном потопе => утоп во всемирном потоме -- источник здесь смешнее, это лимерик, сочинённый академиком Гаспаровым:

раз один человек в Конотопе
оказался в чужом хронотопе,
но на то несмотря,
под конец ноября
он утоп во всемирном потопе


трудоёмкий процесс = трупоёмкий процесс -- увы, не упомню, о чём шла речь. По-моему, об организации рабочих мест анестезиологов-реаниматологов. Ото так. В этой области, что не трудоёмко, то трупоёмко.

бестселлеры => стебселлеры -- а вот это изобрела я первая. Или моё шкодливое бессознательное, но на него авторские не оформить. Есть ведь серия "Мировой бестселлер", почему бы не открыть парную "Мировой стебселлер".

Не моё, к сожалению:

треугольник Карпмана => треугольник Картмана



Это Карпман                         А это Картман

работа над собой => работа гад собой -- хорошая опечатка, но грустная.

На брифинге => на брифигне -- одним словом, ничего занимательного там не было, на этом брифиг... брифинге. Слово сложное, иностранное, внимания требует.

общаются с подругой => общаются с пожругой -- право, боюсь и предположить, где происходит это общение. Надеюсь, в ресторане или в кафе, а то, кто знает, кого взбредёт в голову пожрать вашему визави.
кот

Об учёных на дуэли

У Анатолия Алексина в повести "Домашний совет" есть удивительный персонаж, совершеннейший "резонёр" старинной сцены - учёный по имени Савва Георгиевич. Один эпизод с его участием меня смешит до сих пор:

– Савва Георгиевич, вам всего пятьдесят! – воскликнула мама.
– Это мало или много? Добролюбову бы показалось, что много, а Льву Николаевичу, – что мало.
– Учёные живут дольше писателей, – ответила мама. – Как правило…
– В том-то и дело, что нету правил! Но действительно, живут дольше… Потому что рациональнее!
Наверное, Савва Георгиевич произнес слово, похожее по смыслу, но другое. Иначе бы я, третьеклассник, не понял.
– Не знаю ни одного учёного, который бы погиб на дуэли! – заявил он.


Не могу поверить, что доктор физико-математических наук вот так прямо не знает Эвариста Галуа. А уж Галуа, застреленного на поединке неизвестным по неизвестной причине, трудно называть человеком рациональным. Ну, хорошо, допустим, юному гению было всего двадцать лет, и он исключение, которое самим своим существованием подтверждает правило. Но вот недавно, слово за слово, мне рассказали про Лассаля... честно, понятия не имела! Как-то у меня основатель Всегерманского рабочего союза с бретёрством не ассоциировался. А поди ж ты, до чего любовь довела.

Ибо Лассаль был влюблён. Его избраннице не исполнилось ещё семнадцать. Голубоглазая баварка Елена Дённигес тоже очаровалась красноречивым и симпатичным душкой Фердинандом и вышла бы за него замуж сейчас, да вот папа... что скажет папа? Папа узнал, что жених а) еврей, б) революционер, и предсказуемо послал Лассаля к чёрту, а дочку запер под домашний арест. Но что нельзя было предсказать, Лассаль отказался идти к чёрту, "решил разыграть из себя аристократа" ((с) Карл Маркс, который с Лассалем дружил и возлагал на него большие надежды) -- вызвал отца невесты на дуэль. Но в силу возраста и дипломатического статуса старый барон Дённигес стреляться не мог. За него вступился молодой аристократ Янку Раковица, которому хитрый барон посулил руку Елены. Этот Янку, румынский князь, был скромнейший и интеллигентнейший юноша, отнюдь не бретёр. Изучал философию. А что касается Лассаля, он даже пистолета ни разу в руках не держал. Но дуэль состоялась. Бедняга Лассаль был смертельно ранен, промучился три дня и отдал Богу душу.

А что же Елена? ОCollapse )

Учёные рациональнее, учёные рациональнее...
кот

О дворянском воспитании

Есть целая книга, так и называется "Как воспитывали русского дворянина" О. С. Муравьёвой. Там рассказывается иллюстративная байка послевоенных лет. Я её слышала и до знакомства с книгой. Не исключаю возможности, что вы тоже с нею знакомы. Итак, на одной геологической экспедиционной базе был, простите, грязный-прегрязный сортир. Над ним пошучивали, брезгливо морщились, но что делать - посещали. И вот слух прошёл: в одной из экспедиций прибудет геолог, который по происхождению самый настоящий князь. Об этом знали все, даже прозвище этого геолога было "его светлость". Предметом дежурных острот стала реакция "светлости" на сортир.
- Он заткнёт нос и убежит!
- Он рухнет в обморок!
- Хуже, его удар хватит. Мы-то, плебеи, едва не в противогазах заходим, а уж князь помрёт, как от химической атаки.

Но веселье весельем, а "его светлость" прибыл со своей экспедицией. Все затаили дыхание: как-то он познакомится с нашим ретирадным заведением? Напряжение нарастало. Наконец геолог-князь направился в туалет... и пропал. Четверть часа нет его, полчаса нет. Ну всё, точно умер! Побежали, и что же обнаружили? Его светлость взял швабру, взял тряпку и убирает этот загаженный сортир.

И ещё история: рассказывает Марья Фёдоровна Толстая, по мужу Каменская. Троюродная сестра Льва Николаевича, троюродная сестра Алексея Константиновича. Когда Марья Фёдоровна была ещё трёхлетней и звалась Машенькой, сестру её Лизаньку отдали в Патриотическое училище - учебное заведение, основанное для девочек-сирот Отечественной войны. Девятилетняя Лизанька и так была не самого крепкого здоровья, а в училище начала хворать и почти постоянно находилась в лазарете. Попечительницей училища была императрица Елизавета Алексеевна, которой стало жалко вечно больную тёзку, и в каждое посещение Лизаньке доставались какие-нибудь царские подарки. Она знала, что Лиза из нуждающейся, хотя и аристократической семьи. Однажды государыня превзошла самое себя: привезла красивую куклу, разных лоскутков ей на платьица и - как бы под марку этих лоскутков - большую турецкую шаль.

Что же сделала мадам Вистенгаузен, начальница училища? Она собрала всех учениц, при них разрезала эту ценную, богатую шаль на квадратики и раздала. Каждой по лоскутку. На память об императрицыной щедрости. Начальница была убеждена, что в этом и заключается справедливость: ни одна из воспитанниц не должна была получать дорогие и исключительные подарки.
кот

Мурдор

Каждый поход на почту для меня, как для Никиты Сергеевича Хрущёва свадьба дочки тов. Полянского. Могучий источник познания действительности. И вот что я познала сегодня.

Во-первых, в микрорайоне за КАД, похоже, передумали строить почтовое отделение и приписали жителей всех-всех этих высотных домов к нашему маленькому, в три оконца отделеньишку. Поставили новые шкафы с картотекой адресов. Проспект Маршака. Улица Даниила Хармса (сначала собирали подписи, чтобы её переименовать, нынче, кажется, отстали). Улица Корнея Чуковского превратилась в улицу Чуйковского. Ой, чует моё сердце, что к путанице между Съездовской и Съезжинской, Гражданским и Гражданской, а также между Гагаринской и проспектом Гагарина прибавится и путаница между ул. Чуковского и ул. Чайковского. Смешнее всего сократили Муринскую дорогу: хотите, верьте, хотите, нет, Мур.дор.

Апдейт для любознательных: аллея Евгения Шварца уже существует. Бианки, Житков и Олейников пока топонима не удостоились. А жаль.

Во-вторых, видимо, в связи с неожиданным расширением клиентуры соорудили электронную систему очереди. С талончиками, как в Сбербанке.  И автомат для выдачи этих самых талончиков установили где-то на уровне пояса. Чтобы достать вожделенный клочок бумажки, надо заглядывать автомату под брюхо. Табло повесили в дальнем углу, а не по центру, и, если не расслышала электронный голос: Вэ или Пэ ноль восемьдесят четыре он там сказал?, нужно бегать на него смотреть. С одной стороны, счастье-счастье - никто не лезет без очереди "только спросить". С другой стороны, очередь движется ползком. Раньше один посетитель заполняет бланки, а другому ищут посылку. А теперь, пока первого не отпустили, второго не принять, хотя второй уже изнылся со своим извещением в руках.