Category: космос

кот

(no subject)



К чему бы я это? В одно прекрасное утро пятницы компьютер взял и не включился. Все заметались, зашумели, как вётлы в бурю:
-- Опять блок питания квакнул! Опять квакнул блок питания!
На самом деле мастер сказал, что комп здоровёхонек, во всём виноват очередной кабель, и нет ли у нас случайно кошечки? Потому что кабель может глодать кошечка. Заглядываю в честные вибриссоносные рожицы. Никто не ел кабель.

Пишу вам эти строки со "сборной солянки", принадлежащей Лексеичу. Ощущения -- как после ступы на кочерге летать. Работать работает. Но рывками. Пунктиром.

Из добрых вестей: вчера ездила по старой памяти в магазин "Унция" за чаем. Кай, кофе и прочие животворные зелья продаются там унциями, как в старинных аптеках лекарства. Продавщица, жизнерадостно:
-- О, вам следует унция  подарочного чаю. Вот я вам из заветной баночки насыплю, вот насыплю из заветной баночки...
Вкус космический. Поутру бодрит, вечером вызывает эффект запредельного торможения по Павлову, вырубая до ровно до восьми почему-то утра. Я глянула, сколько стоит этот "космический вкус", который, напомню, мне просто взяли и подарили. Девятьсот с лишним рублей. Ну что ж, будем расходовать экономно.  
кот

Смешарики: с новым годом, с новым сексизмом

Это я в мае сподобилась посмотреть новогодний выпуск своих любимых "Смешариков". Вернее, сопутствующего им проекта "Пин-код", который в популярной форме рассказывает детям и подросткам о научных открытиях, изобретениях. Слушайте, как хорошо, что посмотрела только сейчас. Как представлю, что в праздники так испортила бы себе настроение...

Вкратце содержание. Наступает год Овцы. Бараш, хоть овцой в строгом смысле этого термина и не является, требует себе особого статуса, подарков и преференций. Все, посмеиваясь, отказывают ему: как можно в наше просвещённое время веровать каким-то китайским гороскопам? Тем более Бараш - не овца. Вместо тоста Лосяш, учёный-астроном, читает лекцию коротенечко, минут на сорок о сферах Хаббла и параллельных мирах. Разгневавшись, Бараш загадывает желание: очутиться в параллельном мире, где китайский зодиак почитается и овечьи блага ему обеспечены.

Сбывается по его желанию. И кого же первым делом видит бедняга смешарик в зеркале?



Овечку, овечку с нелепыми косичками вместо рогов. Друзья обращаются к нему "Баранка"... Кстати, о друзьях. Ёжик и Крош тоже претерпели половую метаморфозу.



Репрезентация гендера в постсоветской анимации поражает своим единообразием. Сложные причёски из кос, банты, реснички, недетское обилие косметики: тени, тушь, румяна. Мимика подчёркнуто доброжелательная, до слащавости. Улыбки - ни одного не ухмыляющегося лица. И главное, озвучка. Ровную интеллигентную интонацию Ёжика и подчёркнуто мальчишечий говорок Кроша сменила общая манера речи, которую можно описать одним словом: щебетание. Обессмысливающийся лепет с неизменным Ах! в начале и повышением в конце фразы, переспрашивания, туча уменьшительно-ласкательных суффиксов, смешки и хихиканье. Даже вместо привычного "ёлки-иголки" крольчиха говорит "ёлочки-иголочки". При этом собеседника - виновата, собеседницу - ни крольчиха, ни ежиха не слушают, его панические восклицания звучат помимо их сознания. Новогодницу на грани обморока влекут к роскошному столу.

Под трагический гром литавр Бараш-Баранка выясняет, что его злоключения только начинаются. Все его товарищи по экспедиции обратились в женщин. Куда пропали импозантный галстук-бабочка и артистическая элегантность Кар Карыча? Перед нами, давайте уж называть вещи своими именами, старая ворона с седой кичкой на затылке и неизменным вязанием в руках. Собственно Кар Карыч выглядит лет на пятнадцать моложе своего женского аналога. Копатыч неузнаваем. Его хрестоматийный бриль водружён на допотопную причёску "бабетта", которую в просторечии именовали "вшивый домик". Губы и ресницы густо накрашены. Голос - бархатное контральто. Вылитая Лидия Шукшина в роли мадам Грицацуевой, только между ушами бриль. А Пин лишился своего лётного шлема. Теперь на голове у него, то есть неё, косынка, да не фабричная красная косынка, какой щеголяли наши прабабушки, а какой-то чулок. Точно домохозяйка затеяла генеральную уборку и прикрыла волосы от пыли первой попавшейся тряпицей. Некоторые технические знания Пин-пингвиниха ещё сохраняет (иначе как бы его пинолёт летал?), но на недоуменные вопросы Баранки лишь бормочет "Найн, я не понимайт!"
Окончательно доконал Лосяш, вместе с развесистыми рогами утративший имя - теперь он Люся - и всю свою эрудицию, научный склад ума и любовь к астрономии. На просьбу Бараша о помощи Люся игриво, с похохатыванием, предлагает составить гороскоп. Женщины же не могут быть учёными, только шарлатанками.

Только Совунья не изменилась. Я всегда знала, что она гермафродит.

Обстановка неуловимо изменилась в сторону безвкусия: то был космический корабль, а то провинциальный бордель средней руки. На ёлке бесполезно, в бездействии болтается шароскоп - электронный демонстратор будущего, которым в параллельной мужской вселенной руководствуются ежедневно. Неудивительно, что Баранка выкрикивает с ужасом:

- Раньше вы мне нравились больше!
Крольчиха: Разве мы изменились?
Ежиха, в ужасе: Потолстели?!

Единственный мужчина в этом печальном цветнике: молодой хряк, аналог Нюши. Он, кроме шуток, мужская шовинистическая свинья. С любимой Баранкой обращается покровительственно-ласково, но штурвал из её копытец вырывает:
- Прости, дорогуша, но штурвал женских рук не терпит!
Разгневанная овечка бросается в чёрную дыру и открывает глаза у себя, в привычном мире, где все - мужчины, Совунья на кухне, а Нюша красивая. Из параллельной вселенной он умудрился принести... пудреницу с цветочком.

Надеюсь, что сценаристам сего анимационного шедевра являются по ночам тени великих астрономок прошлого - от легендарной Фатимы де Мадрид до Виллиамины Флеминг и Сесилии Пейн [Гапошкиной]. Но куда смотрел научный консультант - это, знаете ли, вопрос.

У кого нервы в порядке, смотрите целиком: