Category: еда

кот

О кошках-тёзках

Раньше её звали Meatball, то есть Фрикаделька, Мясная клёцка. Престарелый хозяин затруднялся с некоторыми аспектами ухода за кошкой, например, с вычёсыванием, но кормил исправно. Так Клёцка стала Шлакоблоком. Теперь в ветеринарной клинике кошка живёт по режиму, получает диетическое питание, занимается на тренажёрах и снимается в документальном кино. Весь мир облетели трогательные кадры, как зверёк шлёпает лапочкой по беговой дорожке, не желая шевелиться. Далее можно посмотреть, какая часть тренировок Шлакоблоку нравится больше всего.



У нас кошка Сметанка тоже в ветеринарной истории болезни записана как Клёцка, так что мы иногда ей показываем про тёзку. Картинку Сметана не воспринимает, но на мяуканье Шлакоблока реагирует.
кот

О некоторых альтернативных способах проводить досуг

А я сейчас была на лекции. Про Мултанское дело (1892—1896) по обвинению крестьян удмуртской, тогда говорили -- вотяцкой, то бишь нетитульной национальности, ни много ни мало, в человеческом жертвоприношении. Читал специально приехавший из Москвы Константин Михайлов, он мало того что воодушевляюще пишет, он ещё и препод моей мечты. Я вообще ценю увлекающихся людей и саму способность увлекаться, постепенно расходиться и затягивать в эту увлечённость других. Ну, где я, где Мултанское дело? Что мне Гекуба? Однако два часа сидела, как в филармонии, внимала.

К сожалению, поскольку лекция сопровождалась слайдами, она прошла в полной темноте, и записи вести было неудобно. Лектор бродил впотьмах характерной учёной походкой, о которой есть у Тома Вулфа, и неожиданно выплывал на фоне очередного слайда, например, священной рощи-керемети, увешанной и усыпанной конскими скелетами. О роща-роща, кто тебя?.. Но обо всём по порядку.

Collapse )
кот

О секундантах

Был такой польский поэт Тадеуш Голлендер. Его потом убили немцы в сорок третьем году. Но пока никто не думает ни про каких немцев, поэт живёт во Львове, он завсегдатай дружеских вечеров, мастер экспромта и хлёсткой эпиграммы. И вот после очередной вечеринки завтракает он в кофейне. Входят двое:
-- Вы пан Голлендер?
-- Я Голлендер, с кем имею честь?
-- С добрым утром, пан Голлендер, приятного аппетита. Мы, с вашего позволения, секунданты.
-- ??
-- Пан Такой-то воспринял ваше стихотворение на свой счёт и желает вызвать вас на дуэль.
-- Как на дуэль?
-- Обыкновенно, на дуэль! Вам предоставляется право выбора оружия.
-- Началось утро... Пан официант, кофе панам секундантам.
Несмотря на крепкий чёрный кофе, обсуждение  предстоящего поединка как-то не клеится, течёт вяло. Господа секунданты поглядывают робко то друг на друга, то будущему дуэлянту в тарелку. У гостеприимного Голлендера не выдерживают нервы:
-- Пан официант, два омлета панам секундантам, а то мы будем здесь до вечера сидеть.
Закусив, секунданты слегка оживают, но ненамного. Страшная догадка осеняет Голлендера: да они оба с похмелья! Ну, что делать?
-- По рюмке панам секундантам!
Этот катализатор сработал. Всё оговорили, всё решили, секунданты встали из-за стола, раскланялись, но уходить не торопятся.
-- Панам секундантам ещё что-нибудь угодно?
-- Пан  Голлендер, а пан Голлендер... дайте денег на трамвай!
кот

О закрытиях и открытиях

Представляете, "ПирО.Г.И" на Фонтанке закрылись.  Новость, конечно, из категории старостей, двадцатого числа последний день отработали.  Как раз на прошлой неделе случилось быть на Невском, надо, думаю, заскочить по старой памяти... Ну, заскочила.  Ничего печальнее ободранных до серого бетона стен заведения, которое привыкла видеть набитым битком, и все едят, пьют, веселятся... Помню, как первый раз зашли: дым столбом, тогда ещё допускалось курить в общежитиях, и в этом дыму яблоку негде упасть. За каждым столиком, такое ощущение, по десять человек.  Потоптались мы да вышли. Не гонялся бы ты, поп, за дешевизной. Обед с чужим куревом на закуску как-то совсем не улыбается...

Представляю, каково завсегдатаям! Я нечасто  посещала, да и то взгрустнулось. Теперь всех алчущих и жаждущих администрация "ПирО.Г.ов" зовёт на новое место, через мост, на Караванную. Так что можно было наблюдать забавную картину: бегают люди с голодными глазами и спрашивают у прохожих, где тут закусочная "Косушка".  На самом деле, конечно, называется "Косуля". Но седло косули со стременами в меню пока отсутствует, зато косушек много разных. Что такое полугар? А боровичка? А портеровица? Я заказала кофе эспрессо с молоком. Мне принесли его в стопке. И гранёный стакан воды, видимо, чтобы запить это горькое лекарство.

Вообще, когда у нас начинают подавать "с выдумкой", иногда получается неожиданный эффект.Collapse )     
кот

Брат брата послал к лешему

Видимо, под влиянием интенсивного слушания альбомов Värttinä вспомнила сказку, иллюстрирующую сложную жизнь лешего, или хийси, в карельских лесах. Было два брата, один бедный, другой богатый. Накануне Пасхи бедный к богатому пошёл просить в долг, чтобы праздник справить. А богатый брат посмеялся, кинул ему кусок хлеба и сказал:
— Иди ты к лешему.
Тот поднял хлеб, поцеловал, развернулся и пошёл в лес. К лешему. Шёл-шёл, стемнело. Из-за деревьев показалась большая тень. Стоит на дороге такой-некий-этакий. Глаза горят.
— Ты зачем здесь?
— Брат меня к лешему послал.
— Ну, ты пришёл по адресу. С чем пожаловал?
И человек протянул лешему хлеб. Хийси в детском восторге съел, облизал с пальцев крошки и сказал:
— Благодарю. Двести лет я печёного хлеба не пробовал. Подожди, у меня есть чем отдариться. Работает по команде: "Мели, жёрнов!" Перестаёт, если скажешь: "Хватит, спасибо!"
Вынес леший из темноты ручной жёрнов и в темноту же ушёл. Облизываясь.
Бедняк вдогонку рассыпался в благодарностях, еле-еле донёс этот подарок домой, и там обнаружились чудесные свойства жёрнова. Он, оказывается, сам собой мелет и сыплет хоть муку, хоть пирожки, хоть соль, хоть монеты.
Дальше всё идёт традиционно, семья бедного брата выправляется, а богатый брат решает жёрнов спереть — не получается, купить — брат не продаёт. Подарки не продают же! Ну, хоть одолжи. Тот взял и одолжил. А богатый брат в ту же ночь бежал на корабле в Швецию. Капитан его за горло:
— Чем платить будешь, дерёвня?
— А вот полный трюм соли тебе намелю.
— Не ври!
— Мели, жёрнов!
Казалось бы, победа на стороне негодяя. Жёрнов мелет и мелет соль. Но даже самые большие трюмы имеют свойство переполняться. А богатый брат живым-то людям никогда в жизни спасибо не сказал, а уж что неодушевлённому предмету, пускай и заговорённому? Словом, в ту ночь корабль затонул. Правду мы узнали от капитана и команды, спасшихся в шлюпке. И моряки не соврали: вода-то в море до сих пор солёная.



Это хийси. Иллюстрация Симо Хейккинена: https://dribbble.com/shots/1844782-Hiisi-illustration
кот

(no subject)

Сейчас пойдем смотреть на звёзды и астрономически образовываться. А то целый день образовывались все больше гастрономически. Рада сообщить, что пекарня с бронзовым быком процветает, и пирожные со взбитыми сливками ещё нежнее прежнего. Ещё удалось опробовать местный специалитет, плетёнку с картошкой. Словами передать очень сложно. По форме напоминает вензеля, которые я в пятом-шестом классе рисовала от нервов на полях черновой тетради по алгебре. Вообще, конечно, с годами как никогда понимаешь справедливость пословицы "в хлеб да в пирог всё завернешь". Остались грибы -- даёшь пирожок с грибами, остался лук -- даёшь с зелёным луком и с яйцом. приходится признаться, что дочь в основном теми пирожками и питается.

Upd. Сию минуту видела из окна черного кота. Бегу кормить.

Апдейт апдейта: он уже сидел у дверей, дожидался. Удивительная зверуга. Шершавый, редкошерстный, с неимоверно взлохмаченным хвостом, похожим на посудный ёршик, с полуоторванным и косо пришитым ухом -- Бог ты мой, как мы его гладили. Я аж на руки взяла от умиления. И ничего, хотя чисто теоретически такой разбойник должен вцепляться. Мурлычет! Обошел с нами круг почета по территории, совместив приятное с полезным: кое-где метил, проскакал по пляжу и царственно ускользнул в ночь, из которой и создан.
кот

Витебск, воскресенье

Знаете, какая моя любимая пословица? Век живи — век учись, дураком помрёшь. Или дурой. Оказывается, в Беларуси ПДД не предусматривает детские кресла, так что их в такси не бывает, а на задних сиденьях не везде можно и пристегнуться. "А ребёнок?" — задумался таксист — "ребёнка держать будете". В последний день природа словно бы показывала нам все сельские красоты. Мы ехали сквозь туннель радуг, то одна, то другая разворачивалась по обе стороны дороги. Раньше я видела подобное только в мультфильмах психоделического свойства. Паслась гнедая лошадь, а вокруг неё прыгал смешной жеребёнок и подкидывал задом. Важно, степенно шелестели кукурузные поля. На копнах сена сидели красноклювые буслики, отдыхая после ответственной работы — доставки младенцев. А я держала ребёнка. И изрядно трусила. Хотя справедливости ради прибавляю, что дорожное движение в Витебской области поспокойнее, чем у нас.

На въезде в центр в форточке сидел рыжий кот таких размеров и такой львиной повадки, что от него веяло Сахарой.

Сдали мы рюкзаки в камеру хранения Collapse )
кот

Последний день

Скверная идея вообще затеваться с отзывами за полчаса до прибытия такси. Скверная, но богатая -- некогда будет растекаться мыслию по древу. Ну, что сказать, хотела я тишины, тишины и получила. Отборного лесного шумного молчания. Кузнечики стрекочут. Ночью Млечный путь видно.И при этом ты не в буераках с лопухом вместо пипифакса, простите, а во вполне благоустроенных домиках с дорожками. Кефир и теплый сортир, мне кардиолог сказал этими самыми словами. Хорошо хоть второе слагаемое этой популярной триады не упомянул.

И с погодой мы выгадали. Как там в Северной Пальмире, десять градусов выше нуля хоть есть?

Из минусов самое печальное -- что не посмотрели Витебск. Поэтому едем немного раньше, чем предполагалось, попытаемся хватить шилом патоки. По поводу еды... скажем так, все претензии остаются в силе. Готовят изумительно вкусно, ещё не во всяком ресторане такие супы попробовать. И вот наворачиваем мы этот гороховый суп по всем правилам кулинарного искусства, а рядом дочь роняет слезы в салат, потому что макарон ей сварить второй день не могут. Нет макарон. В меню есть, а так нет. Я уже предлагала купить эти несчастные спагетти в сухом виде, и чтобы их на кухне тупо сварили. Нельзя, не положено. Отсутствие чая-кофия и какавы в любое время дня, а также прочие неудобства вроде невозможности просушить белье, просто ничего не значат по сравнению с этим.

Кстати, о стирке-сушке. В советском отрочестве слышала суеверно восхищённый рассказ о женщине, которая ездила с двумя детьми в дом отдыха и брала с собой двадцать восемь перемен белья. Потому что ребенок должен с утра надевать чистую свечку и чистые трусишки, а взрослая женщина должна менять белье дважды в день. О ней говорили как о небожительнице... Так вот, предчувствую, что в следующий визит этой богине уподоблюсь.

Так что итогов не получается, а напоследок будет так: представьте четыре часа утра, я спускаюсь к озеру, а впереди меня бежит, подергивая хвостиками, стая трясогузок. Бежит, бежит, и с берега взлетает.
кот

(no subject)

Вообще, конечно, красота неописуемая. Выйдешь этак под вечер на берег озера, рыбки переплескиваются, волны шуршат, звёзды загораются одна за другой, постепенно... и так горько сознавать, что никогда больше сюда не приедешь, потому что в номере не предусмотрены чайники.

А возить чайник через границу я не готова.

Вот так пустяк может погубить мечту. Нет чайника, нет бойлера с водой, нет сушилки для белья, и постиранное на руках в раковине белье меланхолично сохнет сутки. И сохло бы дальше, если бы вчера, когда случилось шестнадцать градусов по Цельсию, не включили отопление. Нет кофе! Кофе нет! Только растворимый, и растворимый только по утрам. Поэтому я балтанозавр и способна разве что кататься кругами по озеру на водном велосипедике. Медленно кататься.

От Витебска здесь километров тридцать. Людей не видим. Одних грибников. Извините, грибники, какое-то странное построение фразы получилось. Грибов и правда много, и знакомых, и заковыристых. Приедем, будут слайды. Ягод мало, но на чашку йогурта поутру набираем. По территории бегают два комичных цуцика. Кошек пока не вижу. В столовой чучела куниц оскаленные, кабаньи и оленьи головы... аппетиту это как-то не добавляет. Очень вкусные щи. Космические просто.И борщ космический.
кот

Эмеренция Калимоновна и другие

Пока толстовцы сражаются с достоевскофилами, я открываю для себя Тургенева. В воспоминаниях современников он какая-то ироикомическая фигура: "спасите меня, спасите, я единственный сын у матери" и прочая, и прочая, дурацкий Кармазинов, враг крепостничества, владеющий двумя тысячами душ, страстный русофил, всю жизнь проживший за границей... Когда его хоронили, среди венков, говорят, был один, увитый траурною лентою с надписью -- нет, это нарочно не придумаешь:

Автору "Муму" от общества покровительства животным.

И к книгам его очень близкое отношение, на уровне анекдота. Ну, что там у Ивана Сергеича читать, что анализировать? какие-то лишние человеки, какие-то тургеневские девушки, причём наименование тургеневской девушки придадут непременно жантильной сопле в сахаре, романтической хныксе (бонмо Довлатова "знаменитые тургеневские женщины вызывают любые чувства, кроме желания с ними познакомиться", ну так что же? в том несчастье Довлатова и большая удача тургеневских женщин, что к ним двухметровый алкоголик с оттакими кулачищами знакомиться не лезет!), скучные километры природных красот... Тургенев как философ? как мыслитель? у-ха-ха, шутить изволите. Мозг у "автора "Муму"" был рекордных размеров, то да, но использовался, по общепринятому мнению, не слишком рационально. Если вы мне не верите, попробуйте в интеллигентной компании сказать, что ставите Тургенева выше Достоевского или графа Толстого. Предупреждаю: возможны острые ощущения.

Моё первое знакомство с Тургеневым произошло лет в семь, в очередных гостях. Бабушка со сверкающими глазами говорила, говорила и говорила, хозяева говорили и говорили, а мы с братом, предоставленные самим себе, боязливо жались на диванчике. Андрюше дали танк, который он тут же и раскурочил, а мне -- книгу. С этого дивана я поднялась уже другим человеком.

Позднее узнала, что "Записки охотника" очень любил Джойс. Не была удивлена.

И вот попалась не самая известная и ведь наверняка не самая лучшая у Тургенева повесть под названием "Два приятеля". Прошу откликнуться читавших, а нечитавшим скромно намекаю, что есть смысл, есть смысл. Сюжета, по существу, никакого нет, зато два приятеля: один такой петербургский-петербургский, а другой такой деревенский-деревенский:

* Наружностью приятели тоже мало походили друг на друга: Вязовнин был довольно высокого роста, худ, белокур и смахивал на англичанина; держал свою особу, особенно руки, в большой чистоте, одевался изящно и щеголял галстухами... столичные привычки! Крупицын, напротив, был роста небольшого, сутуловат, смугл, черноволос, и лето и зиму ходил в каком-то пальто-саке, с оттопыренными карманами, из сукна бронзового цвета. «Мне этот цвет за то нравится, — говаривал Петр Васильич, — что он не марок». Цвет сукна действительно не был марок, но само сукно порядком позапачкалось. Вязовнин любил хорошо покушать и охотно говорил о том, как приятно хорошо кушать и что значит иметь вкус; Крупицын ел всё, что ни подавали ему, лишь бы только было над чем потрудиться. Попадались ли ему щи с кашей — он с удовольствием хлебал щи и заедал их кашей; представлялся ли ему немецкий жидкий суп — он с той же готовностью налегал на суп, а случалась тут каша — он и кашу туда же валил в тарелку — и ничего. Квас любил он, по собственному выражению, как отца родного, а вина французские, особенно красные, терпеть не мог и называл кислятиной. Вообще Крупицын был очень далек от брезгливости, тогда как Вязовнин менял в день два носовых платка. Словом, приятели, как мы уже сказали выше, не походили друг на друга. Одно в них было общее: оба они были, что называется, добрые малые, простые ребята. Крупицын таким родился, а Вязовнин; стал таким. Кроме того, они оба еще отличались тем, что ни тот, ни другой ничего особенно не любил, то есть не имел ни к чему особенной страсти или привязанности.

Collapse )

В скобках я поясняю, почему выписала именно эти фразы, поэтому, что в скобках, можно и пропустить. А последние слова повести: они наслаждаются счастием... потому что на земле другого счастия нет.