?

Log in

No account? Create an account
кот

maiorova


Майорова пишет

Спаси Господь волков от нашего стада


Entries by category: дети

Список книг, июль 2019, часть первая
кот
maiorova
Снова с опозданием, прошу меня извинить. Это из-за отъезда, засунула заметки в какой-то невразумительный файл под заглавием а-ля НГШЩЗХЪ.doc... и полторы недели насыщенных поисков обеспечены. За дурацкой головой и ногам неупокой. Под катом туча детских книг, две по краеведению, одна про политику, одна биографическая и две беллетристические про гитлеровскую Германию.

первые тринадцатьCollapse )

Остальное завтра.

Школа за глухой стеной
кот
maiorova
С основным-то посылом интервью я согласна, согласна и ещё раз согласна! Дело говорит уважаемый Григорий Сергеев: Вот это убивает, а не злая сила, не злой рок — только наше бездействие, наша безалаберность, наша бесхозяйственность и наплевательское отношение к детям.

То есть, кого ни спросишь, все согласны, что плевать на детей не надобно, а надобно не плевать, что безопасная среда нужна... Но вот как должна выглядеть эта безопасная среда — вопрос, большой вопрос. В идеале любые детские учреждения должны быть окружены глухими непрозрачными заборами, чтобы посторонние не глазели на детей, как на зверей в зоопарке. И, конечно, ребёнка не должны выдавать посторонним людям. Вот эти вещи — базовые, а даже не камеры или вертушки на входе. — говорит дальше Сергеев. По второму пункту у меня возражений нет. Должны быть исключены ситуации, когда мужчина задумался, особо не смотрел и забрал из детского сада чужого ребёнка, а ему отдали, потому что воспитатели тоже, видно, задумались и особо не смотрели, да и ребёнок, никак не противясь, побрёл с чужим человеком, очевидно, опять-таки задумавшись и особо не приглядываясь. Задумчивые люди Усть-Вымского района. Причём все были трезвые. Трезвые задумчивые люди.

Словом, нет у меня по второму пункту возражений, а вот как насчёт первого? Read more...Collapse )

О новосёлах
кот
maiorova
Сейчас дочитала очередную книгу для младшего школьного возраста, которая в младшем школьном возрасте со мной разминулась. Это повесть советского белорусского писателя Павла Мисько "Новосёлы". Год издания 1978, место действия -- новые кварталы большого города, многоквартирные дома,  куда переехали маленькие герои повести. Написано на самом деле очень хорошо, местами даже интригующе, но для меня другой мир. В таком Советском Союзе я не жила. Да, в школе к второклассникам -- герои учатся в одном классе -- относятся строго, но стоит переступить школьный порог, как начинается беспримесная вольница. Дети предоставлены самим себе, дети не заняты ничем. Любая попытка поручить восьмилетнему парнишке домашнее дело заканчивается абсолютным унизительным провалом. Родители на работе или заняты своими взрослыми делами. Вокруг реет подозрительный незнакомый дядя Левон, в атмосфере заговора организующий таинственный союз юных театралов-кукольников.

Дядя и другиеCollapse )

А на тег не обращайте внимания, пожалуйста
кот
maiorova
Здесь должна быть реляция, почему и отчего я никогда не подвожу итоги дня, месяца, года, десятилетия эт цетера эт цетера. А вот центон из первых фраз первых постов месяца - хорошая традиция моего блога. В этом году я решила её немного изменить. Пусть будут последние фразы последних постов 2018 года. Это ведь и логично, в последние дни года выписать в столбик именно заключительные предложения.

Добро пожаловать под катCollapse )

По-моему, иллюстративно.

Дочки-матери
кот
maiorova
Давно хотела запостить, всё руки не доходили:



Мать - Карен Хорни, светило европейской психологии.
Дочь - Бригитта Хорни, популярнейшая киноактриса Третьего Рейха и послевоенной ФРГ. Песня в её исполнении, хит 1934 года:


Воспитание в дворянской семье - Сергей Толстой, "Осуждённый жить"
кот
maiorova
Сергей Толстой - младший, пятый ребёнок в семье. Он родился на двадцать восьмом году родительского брака, и как сам пишет о себе, годился старшему брату или сестре, с которой разница была 19 лет, в сыновья. Мальчика все считали баловнем, которому очень многое позволялось.

КнигиCollapse )
Впрочем, будет ли елка? Не очень-то мною довольны: «Ты что-то совсем развинтился последнее время», — с укоризною в голосе мама сказала, а папа молчит, и это вот хуже всего. Молчу и я относительно елки. Мне некого спрашивать. Всякий вопрос может вызвать различные напоминания весьма неприятного свойства. В варенье без спроса залез? Было, было! Маме грубость сказал. Не сказал, а просто даже крикнул со злостью: «Уходи, ты!» — отъявленно-преступным голосом. А папа услышал… Вот в том-то и дело… «Что? Что? Пошел в угол!» А поставленный в угол упорствовал: стоял очень долго, прощенья же не попросил. Почему-то подойти и сказать: «Прости, я больше не буду…» — страшно трудно. И тут еще сложность: виноват перед мамой, значит, надо прощенья просить у нее; ну, она-то простит, но в угол поставлен я папой, значит, снять наказание может один только он. Оба вместе они, оба здесь… Если бы поодиночке, когда слышит только кто-то один… Так и не стал я просить. Вот за это теперь я подвергнут самому страшному из всех мыслимых мной наказаний. Папа не отвечает мне и со мною не разговаривает. Это метод ужасный. Нередко он его применяет и к взрослым. Если спросить Мадемуазель, рассказать она может, сколько слез пролила она, когда за неосторожно слетевшее необдуманное слово он с ней переставал говорить. Иногда это длилось месяцами. Ну и характер! Вычеркнет вдруг человека, как будто и нет его, на неделю, на месяц, никто не знает, на сколько, а страдают все. В доме тогда словно туча повиснет. Ни дождика, ни прояснения, так вот висит и висит…
был период, когда он с Мадемуазель не разговаривал год...Collapse )
Теперь пришла моя очередь. Отец не отвечал мне утром, когда я здоровался, вечером, когда прощался, отправляясь спать. Он словно не замечал меня. Я как бы перестал для него существовать. Его отношение неизбежно сказывалось и в том холодке, который проявлялся в обращении со мной остальных взрослых, даже когда его не было рядом. Он всему задавал этот тон. Еще счастье мое, что это бывает нечасто. Увлеченный своею работой, он просто не видит многого, достойного карательных мероприятий, а иногда, если даже и видит, то что-то мешает ему быть со мною настолько суровым, насколько он, в сущности, считал бы нужным. Этим чем-то, как я узнал лишь спустя очень долгое время, было сложное чувство ясно им сознаваемой вины передо мной, болезненно им всегда ощущавшееся.
Если он меня наказывал: ставил в угол, драл за уши, а за особенно тяжелые провинности применял даже розги (он не отвергал этих испытанных методов вразумления и приведения к покорности), — то при всей внешней непреклонности сам в это время внутренне горько рыдал от острой жалости ко мне. Он знал, что ему все равно не суждено вырастить меня: не те годы, не то здоровье, а главное — это то, что кончается та жизнь, для которой можно было готовить и воспитывать сыновей. И что придет ей на смену? Неизвестно, но вряд ли что-нибудь путное…
Он отчетливо ощущал дыхание наступавших суровых годин. И при каждом дуновении этого дыхания начинал все больше считать себя виноватым в непростительном факте моего появленья на свет. Не прощая мне лишь по виду какой-нибудь детской вины, он себе самому не прощал в самом деле.


Из дневниковых записей отца: …Я должен был жестоко наказать моего малютку. Виноват ли он? О, конечно, нет! Кто может быть виноват в этой жизни, и тем паче ребенок. И, сознавая это, бить его?! Ужасно. Но необходимо. Необходимо чем-нибудь образумить, хотя в данных обстоятельствах это и выше сил, и даже бесполезно.
Как весело и скоро, бывало, нахлопаешь и приласкаешь старших! И здорово, и действенно, и какие плоды и результаты! Вышли люди. И если в чем все же не так обучены и воспитаны, так по иным причинам. Недостаток преподавателей, и те, что были, случайны… Но теперь, в то время, когда уже ничего нет…
Неужели позволить гибнуть милому мальчику, умному, способному… И ведь предвидел я, что за время будет. Не хотел больше иметь детей. Не мог себе честно позволить этого, чувствовал, какие дни наступают. Жена! Она понесла его от меня, и на мой ужас: что ты сделала?.. — да что ей? Она и не считает себя ни в чем ответственной, ей и горя мало. Женщина вперед не может страдать, она плачет, снявши голову, по волосам. Но ведь и я-то, освобожденный ею от ответственности, я был в восторге, когда она подарила мне ребенка, часть моей крови и духа… А сейчас, когда он вступает в самый опасный возраст, я отчаянно, как тонущий, бьюсь, чтобы спасти его… спасти… Для чего? Что готовлю я ему впереди, отравляя те немногие мгновения детства, которые ему остались до полного безнадежного сознания этой ужасной, проклятой действительности! Прости мне, Господь, и ты, моя крошка! Ничего не могу и ничего не придумаю, чтобы обеспечить твое существование и избавление.


Наказаний... было многоCollapse )


Не бывать тому!Collapse )

О конструкторе
кот
maiorova
Ходили с Эмишей покупать зимнюю куртку. К слову, сейчас вообще зимняя детская одежда бывает без молний? Так и не подобрали ничего, - то есть я не подобрала. Дитятко с деловитым гномским видом, гляжу, что-то тащит.



Я, конечно, для приличия побухтела, что в доме три коробки пластмассового барахла одноразового применения, но данное конкретное пластмассовое барахло стоило недорого и сердито. Понесли его домой.

Теперь наши руки не для скуки - одна двухлетняя и двое с высшим образованием собирают разные кренделя из снежинок и шестигранников. Выхваляемся друг перед другом:

- Посмотри, вот фигура Лиссажу!
- А правда, на спираль ДНК похоже?

Если ещё прикупить снежинок и шестигранников штук сорок, можно будет динозавра соорудить не хуже, чем на картинке, и коту из-за угла показывать. Он не понимает, чем мы так увлечены. Ходит фыркает, как Чацкий на фамусовское общество, вместо обсуждения последних новинок литературы увлечённое сплетнями и картишками. А вот мы ему диплодока соберём, научится понимать.

- Ой, как жалко, что нет квадратиков и треугольничков, я бы собрала плосконосый куб!

А для чего мне плосконосый куб, скажите на милость? На шею его повесить? Однако снежинки захватывают в плен. Единственный их минус - на них можно очень больно поскользнуться. Я уже.

А вы играете в игрушки своих детей?

О нравственных дилеммах патриархата
кот
maiorova
Жил-был один охотник. Он был вдовец, и подрастал у него единственный сын, по имени Цинна. Однажды отправились они вдвоем в лес на охоту. Но то ли утро было неудачное, то ли звери слишком сообразительные - никого они не поймали, кроме маленького зайца. Отец отдал зайца нести Цинне.
К полудню оба захотели есть.
- Давай жарить зайца, - сказал охотник. - Всё лучше, чем ничего...
- А я его выкинул, - ответил мальчик.
- Как выкинул?!
- Ну, подумал, такой мелкий зайчишка, на один укус, чего с ним таскаться? И выкинул. Думал, ещё кого-нибудь поймаем...
Отец впал в ярость, ударил сына обухом топора и ушёл, бросив его в лесу. Ближе к вечеру Цинна очнулся, побрёл домой, но заплутал. Вместо родной деревни он вышел к селению вражеского народа и упал без сил. Его поднял какой-то немолодой мужчина.
Что было дальшеCollapse )

Из "Книги о судах и судьях"

Об отчётности
кот
maiorova
С заметной, даже во многом потешной периодичностью слышу и читаю, что во-о-от, женщины за что боролись, на то и напоролись: раньше, когда дети были на полной ответственности матери, она, условно говоря, делала с ними, что пожелает. Захочет куда-нибудь повезти - повезёт, ни у кого позволения не спросит. В какую школу или кружок захочет отдать - отдаст, её воля. Оденет, как захочет. Накормит, чем сумеет. Благодать, ни перед кем отчитываться не надо. А теперь, - доратовались проклятые феминистки! - когда папа принимает на себя половину труда по уходу за ребёнком (где? где? назови мне такую обитель!), хочешь-не хочешь, а приходится делиться не только ответственностью, но и правом распоряжаться.

Выслушать такую точку зрения я выслушаю, годы тренировки. И не такое, как говорится, выслушивали. Но дочитать уже не могу. Разбирает смех. Сквозь невидимые миру слёзы. Иногда даже видимые. Да когда были в истории такие времена, чтобы женщина сама становилась ОТК своему дитяти. Ещё только-только зачатие произошло, а уж набегают цензоры, контролёры, самозваная комиссия: а законное ли? а от мужа ли? а что-й-то сосед рожу прячет? Что значит "покорябана", кто покорябал, зачем покорябал? Всё я-а-асно! И по результатам расследования ребёнку и век вековать. Когда там в Российской империи незаконнорожденным присвоили полные гражданские права? Тогда как дети законнорожденные пользуются правами состояния отца, носят его фамилию, имеют права наследования в имуществе своих родителей и других родственников, состоят в семейственном союзе с ними, дети незаконнорожденные представляются в мире одинокими, чужими всем. [Мейер, Русское гражданское право]

Дальше - краше, новорожденные являются на свет Божий. И тут их и их мам в покое не оставляют. С какой, не припомню, скалы сбрасывали в Спарте немощных чад? Говорите, варварство. У меня сколько было среди клиентуры людей с инвалидностью, большинство как самую глубокую психологическую травму детства называли ненароком услышанную фразу бабушки, или дяди, или - да-да! - участкового врача:

- Зачем вам? Вы же молодые (вариант: шансы ещё есть. Пока). Сдайте куда следует и родите себе здорового!

Опять цензура, будь она неладна! Казалось бы, кому какое дело? Их даже к уходу за ребёнком не привлекают, всех этих старушек на скамеечке, благодушных пьянчуг и родственников типа "у моего деда дом горел, а твой дел шёл да хрен погрел". Нет же, обязательно надо высказать своё ценное мнение. У нас в военном городке это было ещё во сто крат ощутимее: диктат общественного мнения, невидимой княгини Марьи Алексевны. Я, наверное, рассказывала уже, как у меня отросли длинные волосы, и мама стала мне делать хвостики на резиночках. Модно, быстро, симпатично. Так вот, не прошло и двух недель, как к бабушке (заметьте! к бабушке!) приходит целое "фамусовское общество" офицерских супруг и настоятельно просит, чтобы Оле заплетали косички. Потому что Оля бегает. У Оли хвостики растрёпываются. И она, Оля, выглядит неидеально. Ну, что дальше было... Косы мне заплетали два раза в день. С капроновыми лентами и пышными бантами. С четырёх годов я знаю, что такое головная боль напряжения.

Но это посторонние. Посторонними можно и пренебречь. Ну, позлословят, посплетничают - шапки же не снимут. Рано или поздно переключатся на кого-нибудь другого. На этот счёт у меня есть ещё история. Мне было лет девять, брату моему Андрею, значит, - восемь. Второй раз приезжает нас навестить дедушка по отцу. И первая же фраза, с которой он обращается к моей маме:
- Давай готовь Андрея в военное училище. Я хочу, чтобы он продолжал династию.

Дедушка был человек упрямый, дня не проходило без этого предложения - абсурдного, если вдуматься. Андрей не выказывал никакой склонности к армейской службе, а потерять всех школьных друзей и переехать в казарму его абсолютно не прельщало. Но "продолжал династию" повторялось, как припев. Какая династия? Какое продолжение? Человече, ты видишь этого мальчика второй раз в жизни! Неужели открытки на день рождения дают тебе право решать его судьбу? Нет, вот заладил: династия! династия! Меня это тогда удивило, а сейчас возмущает.

Грудное вскармливание: как это делалось в СССР
кот
maiorova
От бабушки мужа мне досталась в наследство эта библиографическая редкость: "Домоводство" 1959 года издания. Государственное издательство сельскохозяйственной литературы предназначало сей огромный том для колхозниц, жительниц сельской местности. Среди разделов: "Гигиена жилища и усадьбы", "Уход за ребенком" и "Воспитание детей в семье", потрясающий параграф "Гигиена женщины", "Как готовить вкусную пищу" с естественным продолжением о заготовках, главы о рукоделии, как-то "Кройка и шитье", "Вязанье", "Вышивка", "Выпиливание", полезные советы, "Цветоводство", "Сад и огород", "Животноводство" и наконец, после советов по забою кроликов и кур, вполне логично: "Наши песни". Хочется поделиться с любительницами этого дела разделом о грудном вскармливании.


Начнём за здравиеCollapse )

Пить или не пить?Collapse )

Пить, но не то, что вы подумалиCollapse )
Назначение виноватыхCollapse )
Главное - сроки!Collapse )

Когда кормить?Collapse )

Продолжение следует