Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

кот

Уроки политехнизации

Один из первых отрапортовал об успехе внедрения общественно полезного труда Б. Покровский, секретарь Ленинградского обкома КПСС. Ленинградские и областные школьницы и школьники во внеучебное время осуществляли уборку помещений, заготавливали топливо, ремонтировали и строили школьные здания, мастерские, гаражи, теплицы, крольчатники, спортивные и географические площадки, оборудование кабинетов, благоустраивали и озеленяли пришкольные территории, чинили парты и стулья. Апофеозом «самообслуживающего труда» звучит в отчёте фраза: «В настоящее время учащиеся Сиверской средней школы №1 ведут строительство жилого дома для учителей». [Г.М. Иванова, «Советская школа в 1950-е-1960-е годы», с. 298-299].

Казалось бы, какая экономия, да заодно и дети к труду приобщаются. Но некоторые не разделяли всеобщего энтузиазма. К их числу относился и министр здравоохранения Б.В. Петровский, знаменитый хирург и трансфузиолог. Именно он впервые в СССР успешно совершил пересадку почки и протезировал митральный клапан, так что в профессионализме не приходится сомневаться. Докладную записку Петровского от 27 января 1967 года я уже вчера цитировала, насчёт глистов. Но и без антисанитарии нарушений хватало. Полы дети циклевали осколками стекла, что вело к травматизму. Младшеклассники мыли и натирали полы, а для этого им приходилось двигать парты, даже поднимать их. Кто помнит старинные парты, сейчас, возможно, рефлекторно хватается за поясницу. Дети постарше мыли и ремонтировали окна, в том числе на верхних этажах школьных зданий, протирали осветительную аппаратуру, падали со стремянок, вываливались из оконных проёмов. Органы здравоохранения Эстонии, Украины и других республик сообщали, что не только в интернатах, но и в обычных общеобразовательных школах на учащихся возложили не только полную уборку зданий, но и приготовление еды, заготовку дров... Так что тревога академика Петровского выглядит вполне оправданной. Без обеспечения школ горячей водой, уборочным инвентарём, в том числе электрическим механизированным, спецодеждой для учащихся, без создания необходимых условий для соблюдения личной гигиены самообслуживание школ осуществлять нельзя -- подытожил министр. Высокое начальство покивало, согласилось, но самообслуживание не отменило.

С профессиональным обучением на предприятиях тоже не всё шло гладко. Одни заводы и фабрики попросту саботировали навязанные им педагогические обязанности, отказываясь принимать детей и подростков школьного возраста, другие не могли обеспечить учеников исправными станками, спецодеждой, защитными очками. И снова травматизм, и снова далеко идущие последствия для здоровья. Некоторые предприятия с распростёртыми объятиями готовы были принять школьников, но, вот незадача, даже если твой класс прямо зовут на химзавод повышенной взрывоопасности, невольно призадумаешься -- а надо ли туда? А что касается подготовки сельских механизаторов, работа на тракторе и других сельскохозяйственных машинах для лиц младше семнадцати лет, вообще не разрешалась. Хоть СанПины переделывать. Как всегда наиболее пострадавшей стороной оказались девочки. Специфика женского труда не учитывалась вообще. Подготовят девочек на специальность, например, арматурщика, придут они после школы устраиваться по этой специальности, а им так -- оп! А работать женщинам в должности арматурщицы запрещено. Или наоборот, дадут примитивную профессию. Представьте, каково в течение трёх лет изучать перспективную специальность наамазчицы резиновой обуви (Томский совнархоз), стерилизатора на консервном заводе (Белгород), маркировщицы или упаковщицы (Новосибирский совнархоз). [] А в это время мальчики осваивают престижную и денежную рабочую профессию. А ты намазчица резиновой обуви, и радуйся.

Но были и другие, ещё более мрачные последствия раннего вовлечения подростков во взрослую трудовую жизнь. 13 мая 1965 года В.В. Трофимов, сменивший академика Петровского на посту министра здравоохранения, направляет в Бюро ЦК КПСС по РСФСР докладную под грифом "Секретно".

Министерство здравоохранения РСФСР докладывает, что за последние годы наблюдается рост беременностей у несовершеннолетних, значительную часть которых составляют школьницы.
Так, чтолько по неполным данным 70 административных территорий Российской Федерации, число абортов и родов у несовершеннолетних в 1964 году по сравнению с 1963 годом увеличилось более, чем в 1,5 раза, а по сравнению с 1962 годом -- более чем в 2 раза.
Имеются случаи беременности у девочек от 9 до 12 лет.
Наибольшее количество абортов у несовершеннолетних зарегистрировано в г.г. Москве, Ленинграде, Свердловской, Омской, Кемеровской, Пермской областях и в Башкирской АССР.
Анализ полученных материалов показал, что беременности у несовершеннолетних чаще наступали в период прохождения ими производственной практики на промышленных предприятиях и во время уборочных работ в сельской местности.


[Прилагается таблица, но она отчего-то не вставляется.] Резко выросло в 1963-1964 годах и количество родов у матерей школьного и студенческого возраста (до 24 лет). Вот такая вот арифметика... Вспомним сентенцию Хрущёва: Рожать детей она успешно будет и с восьмилетним образованием. Как видим, даже без оного, в результате совращения или изнасилования -- рожать приходилось.
кот

Политехнизация в школе: ошибка или гениальный прорыв?

Котелок не варит, и в порядке отвлекающего средства продолжаю читать про Хрущёва: «Советская школа в 1950-е-1960-е годы» Г.М. Ивановой. Добралась как раз до того пункта, которым его школьная реформа больше всего и запомнилась: до пресловутой политехнизации. В литературе того времени можно найти массу свидетельств поворота школ в производственной практике. У Германа Матвеева в «Новом директоре» этот самый директор предлагает школьникам и школьницам самим построить стадион, создать собственный ботанический сад и зоопарк с медведями, образовать народную дружину, самостоятельно готовить в столовой, наконец, силами шестиклассниц организовать детский сад для учительских детей... Прожектёр? Отнюдь нет. Ещё очень умеренный для того времени! А в повести Наталии Лойко «Нас восемнадцать сестер» ученицы восьмого класса работают санитарками в больнице, собственными глазами видят тяжёлые заболевания, смерть пациентов. Вот уж кому не позавидуешь.

Но художественный вымысел, как водится, меркнет перед действительностью. Но прежде всего задумаемся, что такое политехническое обучение. Министр образования Каиров определял его следующим образом: такое обучение, которое в процессе изучения учащимися основ наук знакомит их с применением законов науки в промышленности и сельском хозяйстве, даёт школьникам на материале главных отраслей производства общее представление о современном производстве и его основных элементах (энергетике, машинах, технологии производства и его организации), прививает им некоторые умения и навыки, необходимые для будущей практической деятельности; способствует связи обучения с общественно-полезной работой, подчинённой учебно-воспитательным целям школы.

Если не придираться к тёмному и вялому слогу Каирова: обучение, которое в процессе изучения учащимися основ наук — картина, которая предстаёт нам из этих строк, кажется благополучной. И верно, кто из нас в школе не мечтал попрактиковаться вместо нудного изучения теории: вместо какого-нибудь урока астрономии поглядеть ночью в телескоп, пообщаться с настоящей англичанкой вместо набившего оскомину Present Perfect, а вызубрив особенности отряда сумчатых, слетать в Австралию и потискать вомбата, коалу... Я утрирую, но мало. Что стояло на пути таких идей и превращало их в маниловщину? Конечно, отсутствие производственной базы, материалов и техники. У нашей школы — не самой бедной и не самой провинциальной, пусть и сельской школы — не было денег на телескопы и экскурсии даже в Псков или в Новгород, не то что в Австралию. А теперь представьте страну, только восставшую из военной разрухи: на какие шиши, простите, школы будут политехнизироваться, учреждать промышленные цеха, развивать пришкольные участки? И вот, пока высшие чины решали, какие средства выделить этому безусловно благородному делу — политехнизации, на места уже спустили директивы, и директора с завучами, повздыхав-поахав, принялись выполнять. Да так выполнять, что уже в 1959 году Минпрос РСФСР издал особый приказ о перегибах.

Министр Афанасенко сетует: Очень неважный резонанс эти дела дают. В Москве за последний год цены на кроликоматку взвинчены чуть ли не до 200 рублей. Стали закупать в Смоленскую область. В школе купили 100 маток, а они размножаются как инфузории Collapse )
Может показаться, что товарищ Афанасенко немного преувеличивает, однако факты упрямая вещь. В Тамбовской области действительно занимали школьные помещения под цыплят, а кое-где размещали кроликов в учительских. Особо отличилась Лысогорская средняя школа: там два класса заняли под крольчатник, а детей, которые учились в этих классах, перевели во вторую смену.

Блистательной идеей выглядел поначалу отказ от школьного персонала: нянечек, техничек, уборщиц и дворников. И экономия, и детвора приучится к труду, поймёт, что всякий труд достоин уважения. Из дискуссии^

Авдеев, школа №57:

Я считаю, что полезно учащихся включать в труд. Collapse )
А что же творилось в школах, где не прислушались к мнению достойных педагогов и смело поувольняли технический персонал? В первую очередь там начались эпидемии. Академик Петровский указывает, что в Тбилиси по сравнению с 1962 годом (без ученического самообслуживания) в 1965 году удельный вес заболеваемости учащихся повысился. Дизентерией дети стали болеть в два раза чаще, инфекционным гепатитом — в двадцать пять раз (!), а гельминтозами — в полтора раза чаще. Белоруссия била тревогу: от 25% до 65% детей в школах заражены гельминтами, Молдавия давала статистику — до сорока двух процентов детей в некоторых районах заглистовано. Уборку помещений дети осуществляли без спецодежды, в школьной форме. Горячей воды в большинстве средних учебных заведений просто не было, а кое-где и холодной. Мытьё холодной водой в зимний период вело к учащению ОРЗ. Во многих школах не было средств личной гигиены. Ни мыла, ни полотенец, ни даже умывальников. Спрашивается, где после уборки помыть руки? Конечно, тут будут паразитарные заболевания, и кишечные, и какие угодно.

Продолжение следует.
кот

А что у нас в учебнике?

Сегодня была на родительском собрании. Не хотела идти, честно говоря, а нужно получить учебники. Как и в прошлом году, учебники рисования, музыки, физкультуры (да-да, есть и такой!) в превосходном состоянии, максимум прошлогодние. По основным предметам -- разваливающаяся в руках макулатура. На внутренней стороне задней обложки родителям нужно указывать письменно, если в учебнике не хватает страниц или что-то накалякано, вычеркнуто, нарисовано...

По следам вот этого поста о летнем чтении для будущих второклашек хочу рассказать о содержании школьного учебника "Литературное чтение" (программа "Школа России"). И знаете, картина совсем не такая удручающая, как могло бы показаться.

Во-первых, пусть начинаем мы и с фольклора,Collapse )
кот

Хрущёв и раздельное обучение

Не следует истолковывать предыдущий пост как филиппику в духе "стояло-стояло прекрасное здание советской равноправной школы, а пришёл кукурузник Никита и всё испортил". Более того, было бы крупной ошибкой представлять среднее образование в СССР до Хрущёва оазисом эгалите и сплошным благорастворением воздухов. В предисловии Г.М. Иванова касается основных проблем, с которыми пришлось столкнуться нашим новаторам.

Во-первых, далеко не все дети школьного возраста вообще садились за парту.Collapse )
кот

День седьмой (и про Хрущёва уж заодно)

А вот нечего обнадёживаться! Ночь прошла несколько бурно, я даже с переляку возила Сметанку показывать дежурному неврологу. Невролог, впрочем, нашей паники не разделил, велел продолжать антибиотики. Ну что ж, продолжаем антибиотики. Сегодня имеем одиннадцатую и двенадцатую инъекции.

Нечаянная радость: с курьером прислали потрясающий научный труд Г.М. Ивановой «Советская школа в 1950-1960-е годы». Давние читательницы моего журнала знают, что я в меру способностей увлекаюсь хрущёвским периодом нашей истории, а у Ивановой можно почерпнуть массу интересных источников. Вот, например, что говорил Н.С. Хрущёв на тему женского образования:

Collapse )
кот

Мрачные тайны дома на Мойке

Сегодня выполнили план-минимум, проехались наконец-то по рекам и каналам. Насколько иначе воспринимаются давно знакомые здания с воды! Собственную альма-матер хоть на открытку фотографируй: белизна, позолота, грозный Ушинский сложивший руки за спиной, будто бы с розгой, томный пеликан над воротами разрывает себе грудь, чтобы накормить жалобно попискивающих маленьких пеликанчиков... И в моей памяти всплыл рассказ, который я слышала давным-давно, да к тому же на лекции по истории вуза, но помню до сих пор до последнего слова.

Как известно, до революции в нашем институте располагался воспитательный дом, впоследствии Сиротский институт. Собственно, сам институт организовали незадолго до Первой мировой на базе этого самого Сиротского института, где девочки-сироты получали профессии нянь, гувернанток, учительниц начальной школы. Но специфика дома призрения витала среди старинных стен ещё долго.

Collapse )

Кстати, кто решится на водную экскурсию, одевайтесь потеплее. У воды холодновато и ветер.
кот

Ленинград, которого не случилось

Это я вчера опять была на лекции по краеведению. Так она и называлась, «Ленинградские мегапроекты, которые так и не сбылись». В который раз убеждаюсь, что лектору совсем не мешают качества шоумена -- а то, пожалуй, помогают. Мы сидели сверх времени и лишние четверть часа, и полчаса, к общему удовольствию. Потому что видно, насколько происходящее и нам в кайф, и непосредственно оратору. Сам смеётся: "Всё! Я влез на табуреточку, я буду вещать, пока здесь проектор не погаснет". И вещал. А проектор не гас. Схемы, планы, художественные зарисовки и очень натуральные фотомонтажи зданий, улиц, площадей, которых никогда не существовало. Только вдумаешься, что, Бог мой, вот так мог бы выглядеть Московский проспект, например -- и с кафедры снова раздаётся бодрое восклицание:
-- Летим дальше!

И мы летели. Мы таки-да летели. Collapse )

О! Оказывается, одну из предыдущих лекций на эту тему уже на ю-туб выложили:

кот

А вот про нас уже и лекции читают

Полчаса назад приехала из Новой Голландии с потрясающей лекции «Мурино: два города под одним названием». Исследовательнице, Ольге Владимировне Воробьёвой, заказала антропологическое исследование муринская администрация. Это уже само по себе диво дивное: администрация даже такого впечатления не производит, чтобы антропологические статьи заказывать. Тезис в том, что Восточное и Западное Мурино -- это два разных населённых пункта, которые, к восторгу аудитории, друг друга воспринимают как загробный мир. На той стороне. По ту сторону. Да я туда вообще не хожу. Была однажды: как в прошлое попала! Это о Восточном Мурино, которое -- более сельское. Или, если о Западном Мурино говорить, которое -- сплошные новостройки: небоскрёбы-небоскрёбы, а я маленький-такой. Муравейник-пчеловейник-человейник. Нет, иногда жизнь заставляет, но в принципе там делать нечего. Вот разве что хожу в церковь (в Вост. Мурино), ребёнка в детский садик вожу (в Зап. Мурино). А так давно пора этот частный сектор с кабыздохами (Вост. Мурино) / этот урбанистический Мордор (Зап. Мурино) снести к шуту!

Collapse )
кот

Были в океанариуме

Я даже сама до конца не верю, что нам удалось провернуть это дело, но мы всей семьёй сходили на лекцию в петербургском океанариуме: погружались в бездну. Бездна, к счастью, была виртуальная. Для каждого слоя Мирового океана предлагались к изучению наиболее показательные представители. Как в школьной литературе, только вместо Онегина и Ленского -- кальмар и кашалот.

Мы запускали водомера, нарисованного фломастером, на поверхность воды. Мы смотрели в микроском на фитопланктон и зоопланктон. Мы отправили в полёт условного осьминога с реактивным двигателем из воздушного шарика. Мы наблюдали кормление рыбок и здоровенного морского рака, перед которым, чтобы он соизволил покушать, надо поводить кормом на щипцах, как перед жабой. Охотится только за движущимся. За недвижущимся -- не охотится. Мы впервые в жизни трогали остов морской звезды, раковину морского жёлудя, тридакну и коралл.  Мы гладили живую морскую офиуру, размах лучей более сорока сантиметров, и офиура к нашим посягательствам относилась вполне благосклонно. Мы искали её товарок на экспозиции. Это трудно! Попробуйте!

А потом ещё раз прогулялись по любимым местам, и нам выплыла звезда океанария -- широкохвостая хвостоколиха Принцесса. Теперь мы знаем, где она отдыхает -- за камнями, в тайнике, где в норках маленькие акулки сидят. Мощными движениями круговых плавников скатиха выгоняла -- а ну, с моего места, как с теста! -- разнежившуюся кошачью акулу. Та уматывала с характерным выражением морды, точно проштрафившийся сенбернар с дивана.

Всем рекомендую, очень поучительно.