Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Categories:

Роль детали

На день рождения я подарила маме два билета в Балтийский дом, на "Похороните меня за плинтусом". Долго караулила билеты, их было не достать. Сделала в результате подарок самой себе, так как ни с кем, кроме меня, мама идти не хотела. Роль Бабушки играла Эра Зиганшина, известная наша петербургская артистка, которую большинство почему-то знает по дурацкой кинокомедии "Последнее дело Варёного". Ну, или помните "Снежную королеву" с Гердой-Прокловой, где не Кай, а Кей? Вот маленькая разбойница - это тоже Зиганшина.

Я совсем не театралка, мне трудно вникать в происходящее на сцене - больше нравится смотреть на зрительскую реакцию. Это понятно, профессию я не методом тыка выбирала, но наблюдение за чужим катарсисом или чаще его отсутствием ставит палки в колёса катарсису собственному. Изысканный вуайеризм, подменяющий простое удовольствие слияния с авторским замыслом. Подглядывание в замочную скважину за подглядывающими в замочную скважину. Фу, дурная бесконечность.

Но тут спектакль захватил и потащил с самого начала. На сцене разворачивалась хрестоматийная трагедия безумной Офелии пенсионного возраста, её мятущегося Гамлета-Деда, её многострадального внука, которого играл пятидесятилетний актёр. Играл тонко, без фарса: вот взрослый, седеющий мужчина в коротких штанишках. Мужчина, пытающийся из них вырасти.

В антракте наш сосед спереди выбежал из зала, засел в буфете и там в одиночку пил.

Во втором действии обстановка накалялась, приближая нас к кульминационной сцене, где мать- "Чумочка" просит бабушку вернуть ей пресловутую шубу, купленную на деньги за её единственную актёрскую работу.

...и вот бабушка, крикнув: «На тебе, Оленька, шубу!», поворачивается спиной и спускает зеленые трико, изумляя меня чем-то необъятным и бело-розовым.
— Что ж ты жопу при ребенке показываешь, хулиганка! — кричит мама.
— Ничего, это его бабушки жопа, а не какой-нибудь б***, которая променяла ребенка на карлика! — кричит в ответ бабушка.


Текст я помнила хорошо и отчасти волновалась, как будет решён этот ключевой эпизод. Зиганшина, надо сказать, была одета в характерной манере пожилых женщин, у которых не в порядке психика: из-под пятницы суббота, из-под подола комбинация, десять кофт, выползающих одна из-под другой, фуфайка какая-то вязаная поверх этого всего, рейтузы, шлёпанцы... И вот, когда дело дошло до пресловутой шубы, она победоносно воскликнула «На тебе, Оленька, шубу!», наклонясь, задрала юбочный ворох, - публика онемела - сдернула рейтузы и обнажила... длиннейшие розовые панталоны с начёсом.

Эти панталоны были похожи на смерть. Неумолимые, возвышенные в своей пошлости, они выражали больше, чем иное лицо в принципе может выразить. Есть расхожая цитата, приписывающаяся Достоевскому: "Все мы вышли из гоголевской шинели". Так вот, глядя на зал, я отчётливо понимала, что зрители - все! - вышли из этих похабных панталон с начёсом. Что касается меня, я из них даже не выходила.
Tags: отзывы
Subscribe

  • (no subject)

    У меня вообще много случалось в жизни абсурдного, причём низкосортно абсурдного, такого, что в приличном обществе и рассказать неудобно. Но…

  • А Питеры Пэны летят и летят

    Перечитывала на досуге Айрис Мердок, «Дитя слова». Хорошая книга, хулиганская. Если бы они под занавес утопились все разом, было бы ещё…

  • Благодарственное песнопение оклемавшейся

    У кого сегодня день военно-морского флота, а мы, напротив, празднуем то, что не поплыли. Сантехник-сан и его младший коллега, который подавал

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments