Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Categories:

И снова кисии, они же гусии

Межполовой антагонизм в обществе гусиев.

Гусии, или кисии, - бантуязычная народность, обитающая в горах Кении к востоку от озера Виктория. Основные занятия – земледелие и скотоводство. Гусии строго патрилинейны, общество их организовано по клановому [segmentary lineage] типу. Действия различных кланов и территориальных групп в высокой степени согласованы. До установления британского колониального управления в 1907 году кланы, раздираемые наследственными междоусобицами 3, были основными политическими единицами. Каждое из семи племён гусиев состояло из одного большого правящего клана и нескольких подчинённых мелких кланов и осколков кланов. Кланы, составляющие племя, объединялись для вооруженной борьбы с другими кланами, а в мирные времена погрязали в кровной мести и вражде.

Каждый клан, несмотря на территориальную и военную независимость, был экзогамен и патрилокален, так что жён приходилось волей-неволей брать из соседних кланов, с которыми в то же время велись междоусобицы. У гусиев даже существует пословица: «На ком женимся, с теми и сражаемся». Супружеские связи не смягчают отношения между кланами на постоянной основе. Фактически женщин принуждают оказывать помощь кланам мужей в военных действиях против собственных родных кланов. В то время, как пленника из враждебного клана, например, подвергают пыткам у некого подобия позорного столба, замужнюю женщину, происходящую из того же самого клана, посылают кланяться родичам: «Нашего брата убивают!» и уговаривать их спасти пленника, собрав выкуп – определённое количество голов скота. Таким образом, брак гусиев и в настоящее время есть взаимодействие между враждебными группами, хотя кровная месть запрещается колониальным законодательством. В некоторых местностях территории кланов фрагментарно перемешаны, однако отдельно взятое поселение всегда однородно по клановому составу. Социальные отношения между соседними поселениями разных кланов сведены к минимуму, однако соседние поселения одного клана активно взаимодействуют друг с другом. Браки по сей день заключаются при помощи особого посредничества – эсигани.

Наиболее очевидно вражда брачующихся кланов проявляется в обряде эньянги. Эньянги – заключительная церемония свадьбы у гусиев и может проводиться как в самом начале сожительства супругов, так и несколько лет спустя, даже когда в семье уже взрослые дети. Во время церемонии на лодыжки жены надеваются железные кольца эбилинге, которые снимают только в случае смерти мужа или добровольного ухода жены от мужа. Во многих областях Гусииленда практика эньянги исчезает, частью вследствие своей дороговизны, частью же оттого, что девушки массово принимают номинальное крещение, чтобы избежать описанных далее унижений. Как бы то ни было, эмоции и шаблоны поведения, характерные для традиционного ритуала, сохраняются и в настоящее время. Майер, неоднократно наблюдавший церемонию, описывает её следующим образом:

Эньянги начинается с ритуального состязания родственников со стороны жениха и со стороны невесты – мужчины соревнуются в борьбе, женщины – в пляске. Затем строго обязательные правила рассадки гостей отделяют родных жениха от родных невесты. Они садятся друг против друга, а между ними располагается пространство, занятое священными сосудами с пивом. Родственники жениха находятся под особым надзором «стража» - свадебного чина, в обязанности которого входит предотвращение драк. (1950а; 123)

На следующий день жених в пышном наряде возвращается к семье невесты. Там его останавливает группа женщин, которые выражают протест против его появления. Наконец жених проникает в дом матери невесты и свадебный жрец приносит жертву. Женщины вновь принимаются за своё: обвиняют жениха в половом бессилии, утверждают, что его член настолько мал размерами, что совокупление невозможно. Он пытается отразить их нападки.

На третий день невеста и жених идут в дом последнего, вернее, в дом будущей свекрови. Жених входит в двери, но когда невеста пытается последовать за ним, её встречает разъяренная толпа родственниц будущего мужа, которые долго дожидались её у ворот. Они выкрикивают невесте в лицо оскорбления, насмешки, щиплют её, иногда кидаются навозом, стараясь попасть по губам. В продолжение унизительного обряда невеста не должна произносить ни слова. Некоторых девушек так долго держали у дверей, что они сдавались и возвращались под родительский кров. Чаще всего, впрочем, невесту пропускают и в дальнейшем обращаются по-доброму. Враждебные стычки во время эньянги описаны у различных авторов, но наиболее подробно о них рассказывает Майерс (1950а; 123).

Церемония эньянги позволяет выразить враждебные чувства между свойственниками, которым в обычных обстоятельствах гусии не дают ходу, и показывают степень межклановой напряжённости, которая присутствует в каждом брачном союзе гусиев. В наибольшей степени испытывает на себе эту напряжённость невеста. Из дома, где прошло её детство, она попадает как бы в логово врагов; отныне ей придётся разорвать связи с родной семьёй и выработать лояльность противникам 4. Неудивительно потому, что девушки относятся к замужеству двойственно. С одной стороны, они жаждут вступить в брак, потому что в обществе гусиев женщина получает защиту и престиж только через законное материнство и в особенности через рождение большого количества сыновей. С другой стороны, эти девушки воспитаны на сказках, в которых невинная невеста выясняет, что свёкор со свекровью - людоеды. Все они были свидетельницами случаев, когда молодые жёны возвращались к родителям, утверждая, что семья мужа колдует и пытается извести её колдовством. Брачная жизнь влечёт и отвращает гусийских девушек в равной мере.

3 - Для лучшего понимания социальной организации гусиев, в частности, терминов «клан» и «племя», как они используются в статье, см. Майер (1949).

4 - Это может рассматриваться как частный случай общего феномена, который отмечен ещё Мердоком:
«если брак экзогамный, что касается сообщества… супруги определённого пола оказываются фактически среди чужаков, с которыми они вынуждены строить новые личные отношения и на кого могут рассчитывать в плане обретения поддержки, защиты и социальных компенсаций, которые ранее они получали от родственников и старых друзей. Тем самым они оказываются в значительно менее выгодных социальных и психологических условиях, чем пол, «оставшийся дома»» (1949:18).
Tags: веселые гусии, переводы, по специальности, семьи
Subscribe

  • О муже и супе

    Про писательницу Руфь Зернову прочитала уморительную историю: однажды она со своей матерью навещала старую приятельницу, вдову. У приятельницы в это…

  • Растим детей всем обществом

    Любопытная статья (англ.) о группе американских семей, решивших объединиться ради взаимопомощи в воспитании детей. Самоотчёты родителей и детей…

  • В преддверии праздников

    И как вам, уважаемые читательницы, закон о возвращении вытрезвителей? Очень вовремя, вы не находите? Анекдот восьмидесятых годов о Кировском…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment