Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Category:

О бретонских святых

С того дня староста не отказывал себе в удовольствии проверять время от времени невеликие мои знания. Стоило ему выяснить, что я умею читать вечерние молитвы и делал это везде, где жил (кроме Кермаонека, где хозяйка сама исправляла эту обязанность), он немедленно взял на себя контроль за этим священным долгом, который следовало выполнять самому младшему в доме из способных читать молитвы. Так я стал в доме сельского старосты кем-то наподобие церемониймейстера, да ещё и получил новую работу: ежедневно читать вслух жития святых. Меня это, впрочем, не тяготило и даже очень нравилось, потому что староста разрешал мне комментировать и даже критиковать некоторых святых, особенно бретонских.

Усердный католик, староста всё же обладал некоторой философской жилкой, да и позубоскалить любил до того, что зубоскалил иной раз и о священных предметах. Однажды я удивил его и всех домочадцев вопрсом, почему наши бретонские святые не обретаются в раю. С хохотом он переспросил:
-- Да ты в уме ли? Спрашиваешь, почему святые не обретаются в раю -- а где ж им обретаться, чудак человек, в преисподней, что ли?
-- Уж не знаю, где именно, -- отвечал я, -- но в христианском раю их точно нет. Вы загляните в римские святцы, там ни единого бретонского имени.
-- Хо-хо, -- сказал староста, -- это было бы странное дело: величайшие святые мира сего не признаны ни Римом, ни, выходит, небом. Сейчас покажу тебе, где святые Бретани.
Он раскрыл святцы и пустился на поиски бретонских святых. Но, пролистав от корки до корки, не преуспел. Посмотрел в другой церковный календарь -- и там бретонцев не оказалось.
-- М-да, м-да, -- бормотал он, -- ну, не удивительное ли дело?
Впрочем, староста не любил оставлять важные вопросы без ответа и вскоре предложил версию:
-- Это, видно, оттого, что наши святые не говорили по-французски и не обращали внимания на всяких важных персон. Вот их и не написали с остальными прочими: Бог всеблагой, должно быть, отвёл им особенное отделение.
Эту историю я привожу в пример того, как мало бретонцы обращают внимания на то, что видят и слышат. Вот ведь и староста, и образованный человек, читавший эти самые жития святых год за годом, а не удосужился узнать, которые святые из Бретани, или сравнить их положение в календаре со святыми из других стран. Потом я задавал ему другой вопрос:
-- Почему в Бретани нет святых-женщин?
-- Да что ты, малый! Как так нет? Они повсюду.
-- Вообще-то да, их много, но они же все иностранки, ни одна из наших святых не бретонка. Вы так часть читаете жития, неужели же не замечали? А знаете, почему? Читать вы читаете, да не обращаете внимания на то, что читаете... как и люди, которые вроде бы слушают, что вы им толкуете, а на самом деле...
И снова староста зарылся в святцы, календари и жития, но не отыскал там ни единой бретонской святой.
-- Ну вот, gast avat, -- чем дальше, чем удивительнее! А имена-то у них сплошь бретонские.
-- Ещё бы не бретонские, -- продолжал я. -- Анна из них самая старшая, она Иисусу Христу бабушка и покровительница нашей провинции. Анна имя бретонское, но сама святая родилась далеко-далеко, в том же дальнем краю, что и дочь её Мария. Далее, Барба -- тоже старинная святая, и имя у неё бретонское, но она Анне и деве Марии, получается, землячка. Кателл или Катрин -- тоже имя бретонское, но она по происхождению испанка, и остальные все уж никак не бретонки. Ближе всех к Бретани святая Маргерид. Она из Англии, как и другие великие наши святые: Мало, Паоль, Гильдас и прочие.

Староста сидел, как громом поражённый. Вот так так! Бретань, католическая страна, да ещё какая католическая, и ни одной собственной святой не обзавелась. А святые-мужчины -- великие, всем известные святые -- не признаны Римом! С тех пор повелось, что мы всякий день не только читали жития, но и обсуждали прочитанное. Бывало, прочту я то или иное житие, и стоит закончить, как староста тут же спрашивает:
-- А что ты об этом святом скажешь?
Теперь уж я знал его как облупленного, и понимал, что он не прочь пошутить, так что никогда не сомневался в своём праве говорить вольно всё, что думаю. Так что я выложил старосте как на духу, что весьма изумлён манерой наших священников наставлять паству примерами святых, а самим эти примеры игнорировать. А ведь стоило бы нам всем последовать примеру святых, как человеческий род незамедлительно вымер бы. Ведь большинство святых умерли холостыми и незамужними, да и к тому же не слишком увлекались ручным трудом.
-- Ведь тебе хорошо известно, -- возражал староста, -- что Евангелие гласит: ищи царства Божия превыше всего, а ни о чём прочем не думай.
-- Так-то оно так, читал я об этом в своей книжечке, и знаю наверное: все святые так и поступали. Но если бы так поступали все-все-все, не много бы народу оказалось в Царстве Божием.
Однажды староста даже сказал:
-- И что за чёрт нашёптывает тебе эти слова и мысли? Странно это для бретонского мальчика, который и в школу никогда не ходил.
Тут показал я ему своё левый висок, где ещё остался глубокий шрам от шмелиного укуса, а заодно продемонстрировал и шишку на макушке.
-- Вот она, -- таинственным голосом отвечал я, -- ямка, через которую всякие слова и мысли ко мне в голову поступают. А от удара голова моя увеличилась в объёме и словам с мыслями есть где поместиться.
-- Ничего себе! -- воскликнул староста, -- ты думаешь, из-за шишки у тебя такие необычные размышления и занятные идеи, которые мне, например, и на разум не идут, даром что я пятнадцать лет учился в школе?
-- Да. Я уверен. Мне кажется, это очень просто: мозг -- это обитель мыслей, раздумий и воспоминаний, но эти мысли, раздумья, воспоминания и прочее -- они ведь не врождённые. Были бы врождённые, у всех разум был бы одинаковый и школа никому бы не потребовалась. Сдаётся мне, мозг -- он вроде амбара. Там собирают и копят мысли, которые появляеются извне. А в дверь амбара пролезают они, пока череп молодой и мягкий. Ну, а у меня шишка прибавку даёт -- будут мысли во всякую пору приходить, не только в малолетстве.
Староста засмеялся недоверчиво, но добродушно.

Из книги Жана-Мари Дегинье "Мемуары бретонского крестьянина" (1904)
Tags: дела духовные, книги
Subscribe

  • (no subject)

    Апатия такая, что скоро уже начну фотографировать из окошка закаты и публиковать в ЖЖ. Сегодня, кстати, и закат давали отменный — багровый, полосками…

  • Свежесть андерграунда

    А я ведь вчера ходила -- охти мне, чуть не написала «на экскурсию», а на самом деле молодые участницы и участники объединения artofintrovert…

  • Возвращаемся

    Вот мы и дома. Коха отчаянно скребётся в дверь, пока любимый хозяин открывает один замок, другой. Феник с достоинством сидит, возвышаясь, на моём…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments