Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Луис Макнис

Продолжаем штудии всяческой ирландщины. Луис Мак-Нис в переводе А. Сергеева. У Мак-Ниса, оказывается, как раз сегодня годовщина смерти.

Пение под волынку

Ни к чему нам карусели, ослики и ряженые,
Лучше дайте нам роллс-ройс и ход к замочной скважине.
У них трико из крепдешина, туфли из кожи питона,
На паркете шкура тигра, на стене рога бизона.

Джон Макдональд мертвеца запихнул под стол ногою,
Когда тот ожил, Джон его прикончил кочергою,
Глаза продал на сувениры, кровь разлил в бутыли,
Мол, это виски, ну, а кости оставил на гантели.

Ни к чему нам Дядя-Йога, ни к чему Блаватская,
Лучше девочка в таксо и пожирнее акция.

Энн Макдугал шла доить и по пути увязла,
Прочухалась под граммофонный вой венского вальса.
Ни к чему девичья гордость и бесплатно школы,
Лучше дайте шины «Данлоп» и — чёрт латай проколы!

Лорд О’Фелпс орал на праздник: «Я трезвей всех в мире!»,
А ноги стал себе считать и насчитал четыре.
Миссис Кармайкл после родов объявила банкротство:
«Хватит шестерых. Устала. Перепроизводство».

Ни к чему политиканство, ни к чему газеты,
Лучше маме бы пособье, деткам бы конфеты.

Вилли Меррей о банкнот порезался до крóви
И рану шкурой обмотал эйрширской коровы.
Что касается его удачливого братца,
То он улов свой бросил в море и вышел побираться.

Ни к чему «Селёдка-Юнион», ни к чему Писание,
Лучше дайте нам окурок, а то руки не заняты.

Ни к чему футбол, кино и цирковые фокусы,
Ни к чему житьё в деревне и у окон фикусы.
Ни к чему посулы партий, предвыборные песенки,
Лучше просиди штаны и кепку повесь на пенсию.

Ни к чему всё, моя радость, ни к чему, мой светик,
При нас мозоли остаются, деньги уносит ветер.
Барометр падает час от часу, падает год от году,
Поди разбей проклятый барометр — не исправишь погоду.

Здесь другой вариант перевода: http://rulibs.com/ru_zar/poetry/antologiya/3/j422.html

Молитва перед рождением

Я ещё не родился; услышь меня.
Да не тронут со злобой упырь, нетопырь, горностай и летучая мышь меня.

Я ещё не родился; утешь меня.
Дурными людьми и высокими стенами не обезнадежь меня, отравами не отрави, обманами не обмани, не пытай в застенке и ночью в пути не зарежь меня.

Я ещё не родился; не обдели меня -
Сделай так, чтобы воды качали меня, деревья и травы росли для меня, небеса цвели для меня, а птицы и свет моего разума вели меня.

Я ещё не родился; прости меня
За грехи, ибо мир осквернит меня; за слова и мысли, ибо он развратит меня; за вражду врагов, ими он окружит меня; за жизнь мою, ибо мной он убьёт других; и за смерть мою, ибo смертью он будет пасти меня.

Я ещё не родился; молю просветить меня -
Что в жизни я должен играть и что отвечать, когда старцы станут ругать меня, крючкотворы пугать меня, вершины гор презирать меня, влюблённые избегать меня, волны звать к безумству, пустыни к погибели, и нищий мой грош оттолкнёт, и дети мои будут честить меня.

Я ещё не родился; спаси меня -
Мимо тех, что не люди, а звери и кто возомнил себя божеством, пронеси меня.
Я ещё не родился; молю наделить меня
Силой бороться с тем, кто губит во мне человека, кто в безличный винтик, в машину убийства решил превратить меня; с тем, кто личность мою дробит, одувает, как одуванчик, меня или, как воду в ладони, может пролить меня,
Не дай им в камень превратить меня, не дай им пролить меня.

Милосердней убить меня.

Вавилонское столпотворение

Эта башня росла, но камни её развалились.
Любовь моя, неужели мы не поймём друг друга?
Росла к небесам, но нервы её расшалились.
Разве нет у нас общей цели?

Все мы играли в игрушки и разругались —
Любовь моя, неужели мы не поймём друг друга?
Чем ближе мы, тем резче мы разделялись.
Разве нет у нас общей цели?

Нас на чужбину загнали домашние беды,
Любовь моя, неужели мы не поймём друг друга?
Из сожаленья к себе мы вцепляемся в горло соседу —
Разве нет у нас общей цели?

Патриоты, службисты, мечтатели, люди дела,
Любовь моя, неужели мы не поймём друг друга
И перегрызёмся в тюрьме из-за слов накануне расстрела?
Разве нет у нас общей цели?

«Сильфиды»

Жизнь в один день; он повёл её на балет;
Сам близорукий, почти ничего не видел —
Белые юбки в сером
Скольженье, порывы музыки
Полнят белые паруса.

Цветок за цветком, колокольчики на ветру,
Левое зеркало отражается в правом,
А голые руки над
Пудрою лиц колеблются,
Как водоросли в пруду.

Он думал: без весел, вне времени мы плывём,
И разлука больше нам угрожать не может;
Под вальсирующими деревьями
Ты будешь носить белый
Атлас и красный кушак.

Но музыка кончилась, занавес скрыл балерин,
Река упёрлась в шлюз, — зашуршали программки, —
Мы дальше не поплывём,
Если в шлюз не замкнёмся
И не опустимся вниз.

И они поженились в поисках большей близости,
И они лишились прежней своей близости,
Разделённые утренним чаем,
Вечерними газетами,
Долгами и детьми.

По ночам просыпаясь, она утешалась его
Ровным дыханьем, но спрашивала себя:
А стоило ли стараться,
Где белые колокольчики,
Куда утекла река?
И не
Tags: стихи
Subscribe

  • (no subject)

    Апатия такая, что скоро уже начну фотографировать из окошка закаты и публиковать в ЖЖ. Сегодня, кстати, и закат давали отменный — багровый, полосками…

  • Свежесть андерграунда

    А я ведь вчера ходила -- охти мне, чуть не написала «на экскурсию», а на самом деле молодые участницы и участники объединения artofintrovert…

  • Возвращаемся

    Вот мы и дома. Коха отчаянно скребётся в дверь, пока любимый хозяин открывает один замок, другой. Феник с достоинством сидит, возвышаясь, на моём…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments