Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Category:

День седьмой (и про Хрущёва уж заодно)

А вот нечего обнадёживаться! Ночь прошла несколько бурно, я даже с переляку возила Сметанку показывать дежурному неврологу. Невролог, впрочем, нашей паники не разделил, велел продолжать антибиотики. Ну что ж, продолжаем антибиотики. Сегодня имеем одиннадцатую и двенадцатую инъекции.

Нечаянная радость: с курьером прислали потрясающий научный труд Г.М. Ивановой «Советская школа в 1950-1960-е годы». Давние читательницы моего журнала знают, что я в меру способностей увлекаюсь хрущёвским периодом нашей истории, а у Ивановой можно почерпнуть массу интересных источников. Вот, например, что говорил Н.С. Хрущёв на тему женского образования:

Как же быть с такими специальностями, как педагоги, врачи? Врачи ещё находятся в таком положении, что могли бы, может быть, пойти сначала в санитарки, затем сёстрами, а вот как с педагогами? Я считаю, что они могли бы идти через заводы, через фабрики. Но тут вы мне помогите. Их тоже надо проверить, закалку производственную дать. [...] Тут могут мне женщины сказать, что они могут сильно пострадать. Я считаю, что не совсем. Просто более серьезно будет проходить отбор. Сейчас ведь получаются такие вещи. Девушка кончает десятилетку. У неё задор большой. Тогда же она подумает — пойдёт на завод, обзаведётся семьей, матерью будет хорошей. Это тоже неплохо. А у тех, у которых характер будет и будет стремление получить образование — пожалуйста, дверь открыта.

Дверь-то открыта, но будут ли силы в эту дверь войти? Стремление можно иметь какое угодно, но даже самое сильное стремление не покормит младенца, не присмотрит за детьми постарше, не проконтролирует подростка. У нас есть «инженерши», которые выходят замуж, и их металлургическая деятельность на этом кончается. Хорошей матери не обязательно быть металлургом и горняком. Ведь если девушка захочет учиться, она всё равно не бросит учёбу, даже если выйдет замуж и будет иметь детей. — возмущается генеральный секретарь и выказывает себя форменным идеалистом. Учащейся, тем более очно, матери нужна помощь, а кто будет помогать? Ясли и сады? Гм, их ещё дождись сначала. Маме и свекрови, которые обзавелись семьёй тоже, допустим, после десятилетки, а то и раньше, по сорок-сорок пять лет. Они сами работают плюс скорее всего заботятся о младших детях. Бабушки? Это если они в силах, в состоянии. За некоторыми бабушками за самими надо смотреть в оба глаза. То есть предполагается, что женщина будет параллельно работать на заводе или фабрике, заботиться о семье и готовиться к экзаменам в вуз, когда и программа уже изменилась неоднократно, и требования с каждым годом ужесточаются, и конкурс растёт... И если женщина не выдержала столь жестокой нагрузки, всё просто -- она тупо не хочет учиться или у неё характера нет.

Моя тётя, чтобы пробиться на философский факультет своей мечты, после школы была вынуждена пойти на завод и отработать несколько лет подряд, подорвав и так-то неважнецкое здоровье. Никакую семью, никаких детей она себе не имела права позволить, понимая, что "если вдруг что-нибудь", учёбы ей не видать, как своих ушей. Только в зеркале. Добровольный монастырь такой, который для её товарок по несчастью затягивался лет на десять.

Чем же аргументирует Никита Сергеевич? Он напирает на то, что женщины часто не работают по специальности:

Давайте посмотрим статистику, сколько девушек оканчивает высшее учебное заведение и сколько работает по специальности? Наверное, минимум 50% Зачем же нам это делать? Давайте по-другому делать. Зачем тратить силы, время, деньги, занимать место, ослаблять государственные усилия — мы готовим, статистика отчитывается, а народное хозяйство не получает.

То есть вопрос, как сделать, чтобы народное хозяйство получило-таки женские кадры, даже не встаёт. Или хотя бы поинтересовались, почему женщины не работают по специальности -- из хулиганских побуждений, что ли? Здесь я опять-таки могу привести пример из истории нашей семьи. Моя бабушка с дипломом садовода-декоратора (среднее профессиональное образование), полученным в 1947 году, не смогла устроиться по специальности ни в одном из мест службы деда, каковые представляли собою военные городки. Нужен там цветовод-декоратор, на мерзлоте-то. И бабушка работала в буквальном смысле кем придётся: от библиотекарши до электрика, да ещё за счастье считала, что имеет возможность хоть так деньги зарабатывать. Что уж говорить о женщинах с высшим образованием. Выпускница филфака МГУ вела кружок английского для детсадовцев: э беар -- медведь, э рэббит -- кролик. Кандидатка экономических наук шла в бухгалтерию. И это была для них несказанная удача, что хоть в качестве электрика не пришлось подвизаться. А в это время гле-то в другом военном городке профессиональная библиотечная работница с вузовским дипломом, чертыхаясь, занималась озеленением пустыни... И что было, двум офицерам жёнами поменяться?

Ещё более определённым было высказывание Хрущёва во время заседания Президиума Верховного совета СССР [Президиум ЦК КПСС 1954-1964: в 3 томах, стр.806]:

Я не хочу выпускать всех с одиннадцатилетним образованием. Рожать детей она успешно будет и с восьмилетним образованием, для этого не нужно одиннадцать лет обучения. Я считаю, что 50 процентов, окончивших средние учебные заведения, рожают детей, а для этого тригонометрия и логарифмы не нужны.

Вот так, простенько и со вкусом. Они же всё равно родят и будут заниматься детьми, зачем их ещё и учить? А женщины, хулиганки этакие, продолжают и продолжают изыскивать для себя возможности не только рожать этих самых детей, но ещё и их кормить. Тут тригонометрия и логарифмы очень пригождаются, судя по рассказам господ инженеров, технологов, учёных. В президиум пишут две девочки, сёстры:

Мы решили обратиться к Вам, просим помочь нашей просьбе и также просим простить нас за то, что мы Вас беспокоим. Наша мама работала на Свердловском заводе РТИ 14 лет в качестве машиниста компрессоров и была уволена 17 ноября 1955 г. Просим помочь в устройстве нашей мамы на работу. Но вот идет уже 6-й месяц, а результатов нет никаких, в настоящее время нам не в силах становится жить. Наша мама за это время продала все свои последние вещи, которые были нажиты за долгие годы, для того, чтобы прокормить нас... Мы вынуждены бросить учёбу, но нам этого не хочется, так как наша мама безграмотная, а нам хочется быть образованными, чтобы впоследствии быть полезными строителями коммунизма и отблагодарить наше правительство за то, что нам дали образование. Как нам быть?

Эти сёстры, Галактионовы их фамилия, очень хорошо понимали, что отцов-кормильцев их будущим ребятишкам никто не гарантирует, что матери, когда она состарится, надо будет помогать, что зарплаты с неба не падают. И они прекрасно сознавали, что неучами им будет гораздо сложнее жить, чем выучившимися.

Поэтому не перестаёт удивлять, с какой уверенностью некоторые современные историки лепят из Хрущёва энтузиаста женского образования вроде Бекетова (а дуры-тётки не оценили, подавай им ещё и мужей богатых). На эту удочку попались даже высокообразованные экономисты, соавторы телеграм-канала "Деньги и песец", который я регулярно почитываю, чтобы известный зверёк не подкрался к деньгам. Согласился бы с такой оценкой сам Никита Сергеевич? Вряд ли.
Tags: Сметанка, книги, школа
Subscribe

  • И снова об английском языке

    У меня в школе английский язык начали учить со второго класса. Это был превесёлый английский, но до сих пор я не осознавала, как нам, оказывается,…

  • О «Подписных изданиях»

    После долгого перерыва зашла в «Подписные издания» на Литейном: Господи, как же там всё переменилось-то! Были два этажа размером с хорошие спортзалы.…

  • А Питеры Пэны летят и летят

    Перечитывала на досуге Айрис Мердок, «Дитя слова». Хорошая книга, хулиганская. Если бы они под занавес утопились все разом, было бы ещё…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments

  • И снова об английском языке

    У меня в школе английский язык начали учить со второго класса. Это был превесёлый английский, но до сих пор я не осознавала, как нам, оказывается,…

  • О «Подписных изданиях»

    После долгого перерыва зашла в «Подписные издания» на Литейном: Господи, как же там всё переменилось-то! Были два этажа размером с хорошие спортзалы.…

  • А Питеры Пэны летят и летят

    Перечитывала на досуге Айрис Мердок, «Дитя слова». Хорошая книга, хулиганская. Если бы они под занавес утопились все разом, было бы ещё…