Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Categories:

Открыла для себя интернет-журнал "Метрополь"

Любопытно, знают ли создатели ресурса, так сказать, историю названия. Для меня делать журнал "Метрополь" - это нечто вроде писать стихи под псевдонимом Ахмадулина, однако диапазон приемлемости, конечно, у всех разный. Взрослые дяди-тёти, с утомлённой презрительностью Чайльд-Гарольдов высказывающие космическую чепуху, обычно имеют широкий диапазон приемлемости.

Возьмём для примера статью под заглавием "Не быть совком".

Нелепое коммунистическое государство, построенное на противоречащих природе человека принципах, к счастью, давно развалилось. Но дело его живет — молодежь десятых росла среди родни, зараженной совдеповским маразмом, поэтому некоторые вредные привычки и установки приобрела подсознательно. Вы европеец или сорокинский пионер? Давайте посмотрим.

Уй, как я жарко обожаю этих знатоков природы человека. Можно подумать, само мироздание явилось им в онейроиде, дабы изложить свои принципы. Вы европеец или сорокинский пионер? - а... э... других вариантов нет? Звучит почти как "Кому ты служишь, свету или тьме?", и госпожа автор, Таня Коэн, с изысканной безусловностью причисляет себя к европейцам. Давайте же посмотрим, что в нас такого грешного.

Делить одежду на плохую и хорошую — привычка, которая пришла из крестьянского быта. У крестьянина был один нарядный костюм: для Пасхи, он же для свадьбы, он же для гроба, что отлично характеризовало духовные ценности страты. После Великой отечественной немногие оставшиеся в живых парни ходили на свидания, бережно неся на отставленной руке единственные брюки со стрелками (надевали непосредственно перед танцами поверх жалких истертых шортов). Слава Богу, теперь на распродажах можно купить футболку по цене ресторанного салата и брюки по цене обеда, так зачем же мучать самых близких людей, переодеваясь после офиса в застиранные обноски? Что может быть более антисексуальным, и это для общения с тем, с кем вы хотите поддерживать долгую и яркую сексуальную жизнь? Где логика?

Я вообще себе не представляю, кто и где в послевоенные годы мог носить шорты, кроме спортсменов и школьников-гогочек из высокопоставленных семей. Ну, или на курорте, да и то. Ещё в 60-е моего родственника оштрафовали за ношение шорт в городе, а уж в ресторан, в кафе не пустили бы ни под каким видом. Огородами эти немногие оставшиеся в живых парни  на танцплощадки бегали? О связи сексуальной жизни с ценой домашней одежды я умолчу, а то до  такого дотеоретизируюсь...

Другая крайность, по которой жители Запада безошибочно выделяют в толпе русских женщин — их любовь к расфуфыренному луку в самых прозаических местах. Нет, если мне придется выбирать между выносом мусора в вечернем платье и старомодном ветхом шушуне, платье победит (это хотя бы смешно). Но, например, туфли на шпильках со стразами, атлас и парча, глубокие декольте и диадемы посреди полуденной Рамблы вызывают у испанцев только один вопрос: сколько? Густо накрашенные блондинки, тратящие две трети зарплаты на косметику, шмотки и туфли побогаче, почему-то обижаются, когда их принимают за проституток. А все откуда? Оттуда. Темные сны о маме, склонившейся над швейной машинкой, чтобы сообразить из фольги от шоколада «Чайка», пеленки и подаренного на свадьбу обреза тафты костюм Снегурочки для детсадовского утренника. Брр.

Во-первых, настоящий шушун подороже вечернего платья раз в десять, а во-вторых, расфуфыренным блондинкам не в Испании жить, а в родимом Фастове или в Торжке, где встречают по-прежнему по одёжке.

Советский человек, аки крот, любит рыть огороды. Эта неистребимая страсть проявляется чаще всего у женщин за сорок (но иногда и у евросоциалистов). Их тянет к земле, как тянуло несчастного графа Толстого. Огурцы и помидоры поют свою сиренью песнь, манят пузатые тыквы да кабаки, кипят в крови рагу, соте и аджика. Ради прелести домашнего она до сих пор готова преодолевать сотню километров в жарком автобусе, спать на скрипучей кровати с сеткой и тусклыми шарами, навинченными на железное изголовье, кормить слепней, сгорать в пояснице за прополкой и упахиваться до гипертонического криза. Зачем? Не дает ответа. Берегитесь заразы. Как накатит — считайте стоимость хилых плодов ваших, времени, сил, удобрений и нервов, потраченных на споры с родственниками-технократами, сравнивайте с ценой овощей и фруктов в ближайшем гипере, дышите холотропно.

Когда от гипермаркетовского яблочка любимое чадо покрывается крапивницей, пойдёшь и не на такие жертвы. Вообще забавно: в то время, как Мишель Обама разводит огородик возле Белого Дома, а вся просвещённая Европа пополняет движение локаворов, питающихся только местными продуктами питания, Таня Коэн нас посылает в "гипер". Лучше сначала зайду в книжный магазин да куплю книжку Барбары Кингсолвер Animal, Vegetable, Miracle  в оригинале

Кстати, о времени — до сих пор лишь немногие сограждане смогли привить себе полезную американскую привычку пересчитывания времени на рубли и доллары. Для совочкаценны лишь часы  фиксированного рабочего дня за условным станком, а остальные в валюту никак не конвертируются. Страна планов и пятилеток с отсутствующей системой прогрессивной мотивации породила поколение людей, для которых работа — тягостная формальность, а курить и пить чай в загнивающей госконторе приятнее, чем напрягать все силы, отдаваясь любимому делу. Старшие пассивные дети этих людей не думают о фрилансах или собственном бизнесе и так же тихо, как кувшинки, болтаются в пруду случайной фирмы, по-обломовски лежат все выходные с книжкой, часами вяло гуляют со школьными друзьями, жалуясь на безденежье и скуку. Их быстрые увлекающиеся одногодки знают стоимость часа своего времени, меняют друзей по мере развития личности и ищут побольше интересных подработок, чтобы превратить время в деньги, а деньги — в удовольствие дальнейшей самореализации.

Особенно понравилось про менять друзей по мере развития личности. Классообразование и стратификация, стратификация и образование. Правда, лет через ...дцать вялые обломовы дорастут до профессоров, а бойкие господа фрилансеры в силу возрастных причин перестанут справляться  с напряженным графиком.

Квартира, машина, дача (дачка, тачка и собачка для сдавшихся) — эталон жизненного успеха в СССР, перекочевавший из снов зомби застойной эпохи в головы современных юных провинциалов. На кой черт тебе сдалась квартира в Москве по цене всех органов семьи до шестого колена, если можно снимать в более удобном районе, меняя жилье по мере финансовых возможностей и локализации мест работы? Зачем 20-летнему пацану нужна покоцанная лада или одышливый опель-ровесник, если приличная девушка в это корыто все равно не сядет, а для неприличной сойдет и пара «отверток» на дискаче?

Ну, конечно, машины - это только для того, чтобы девиц подписывать. Зачем двадцатилетнему покоцанная лада? Да водить учиться. Чтобы в тридцать "рено" не покоцать. В двадцать лет, к слову, уже не пацаны.

Мало что так хорошо питает, согревает и поддерживает в лагерной тайге, как кружка чифиря с тремя солидными кусками рафинада. В остальных случаях чай с сахаром — это варварство, это как персик солью посыпать, забивая нежный вкус и аромат. Ладно деды, которые выбирали между опостылевшими «Тремя слонами» и грузинским сеном, но вы? Хуже сладкого черного чая может быть только сладкий зеленый. Когда нас завоюют китайцы, они будут давать за такое по тридцать палок на центральной площади.

Нет, но кто чифир-то с сахаром пьёт?? Где это видано, где это слыхано? Однако обыкновенный чёрный чай традиционно употребляют с сахаром и в Индии, и в Турции, и в Азербайджане, и в Магрибе, и - да-да! - в Европе, с середины осьмнадцатого столетия, безумна и мудра. И вообще, предавать свои славные чайные традиции в угоду каким-то гипотетическим китайцам - низость, низость.

Морозилка, трещащая от синюшных ног; полный кухонный пенал круп, макарон и муки на радость пищевой моли; купленные впрок банки кофе и плитки шоколада —  это великолепие нередко встретишь у хозяйки, в детстве травмированной голодным горбачевско-ельцинским периодом. Не бойся, милая, такого больше не будет, и зомби-апокалипсиса не будет, и вторая блокада Ленинграда не придет, и новое Средневековье грянет очень вряд ли. Оставь излишние продуктовые запасы для деревенских старушек и параноиков.

А я вот, милая, не очень уверена, что войны не будет. Или что преподобная гречка не исчезнет из продажи. Или что завтра я не залягу с высокой температурой на пару недель, а жрать-то нечего, какая трагедия.

Скупать клевые шмотки, особенно по дешевке, склонны почти все. Но хранить предметы позапозапозапрошлогодних коллекций, счастливый свитер десятилетнего возраста, этот дождевик почти не истерся, со школы я растолстела совсем немного и еще поношу этот ретросарафанчик, жалко выкинуть новый набор бабушкиных салфеток, но не к столу же эту тоску подавать — таковы отголоски времен, когда по пять шапок давали в одни руки, и нужно было немедленно брать, а это младшей на приданое, неизвестно, когда в следующий раз в ГУМе выбросят скатерти, хорошее верблюжье одеяло, возьму, пойдет на взятку… Вы поняли. Хватит копить хлам, осчастливьте бомжей. Сейчас мы живем так хорошо, что даже в детские дома только новые вещи принимают.

Что сегодня хлам, то завтра винтаж. Граф Александр фон Шёнбург цитирует "Таймс" 1973-его года: Мой кумир — герцог Девонширский: его манжеты и воротнички так потрепаны, будто он свою одежду сперва на год дает поносить садовнику. Теперь вы понимаете, что значит стиль! Кто бы ни была эта леди Рендлсхем, а чутьё у неё имеется. Да и герцог не мелочится.




Красную диктатуру Верховного Совета ЦК КПСС в одночасье разрушил гнев народных масс, консолидировавшихся через виртуальные сходы в Одноклассниках… Что? Пардон, это были новости параллельной вселенной. В Союзе не было интернета, а у нас есть, и все равно кое-кто ведет себя так, будто сидит на коленях у Брежнева. «Валь, не знаешь, сколько стоит от нас до Новосибирска долететь?» (Валя начинает прикидывать, перебирать путешествия знакомых, а точный ответ висит на сайте в 20 секундах от вопроса). Задавать вопрос соседу вместо гугления — гадкое, гадкое поведение, трата времени, иррационализм и услуга энтропии.

Задавать соседу вопрос вместо гугления - это интерес к мнению соседа, а не рекламных корпораций. Понятно, что моя соседка может найти себе врача-психотерапевта через Гугл, но интересуется моим мнением, потому что во врачах-психотерапевтах я разбираюсь. У меня был хороший друг, который, заботясь о личном пространстве, ответил мне на вопрос по установке какого-то софта "RTFM". Этот друг у меня был.

Советская повседневная одежда была такой неудобной и такой ценной, что чуть поезд отъезжал от станции, как все его население поголовно переодевалось в спортивные костюмы. Европейцы никогда такого не делают, потому что покупают удобную одежду, а не ту, на которой больше турецких стразов, отпадающих от соприкосновения с любой поверхностью.

Европейцы и на такие расстояния не ездят. От Варшавы до Лиссабона ближе, чем из Петербурга в Новосибирск. Помните, как у Урса Видмера: "сели они на велосипеды и поехали на войну". Швейцарцы в Каталонию.

Помешательство на домашней пище также характерно для бедняков и постсоветского люда, упорно хранящего в клатче заветный бутерброд. Культовая курица — царица плацкарты, борщик в поллитровой банке, мощный дух котлет сливаются в дорожную симфонию. Еда для многих соотечественников остается терапевтическим средством: как только стресс — оп! — помидорчиком его, соль к яйцам в газетке, чипсы, палка колбасы, коньячок. Единственное дьюти-фри на розлив, которое я встречала, в аэропорту на Хайнане китайцы сооружали специально к прибытию рейсов из России: в очередь за стаканчиком виски выстраивалась половина самолета. Кажется, мы просто не можем выносить меняющуюся реальность без пищевого антидота.

Бедняки и постсоветский люд!Так и хочется расцеловать нарождающийся средний класс в розовые щёчки. Не хотят люди травиться в вагоне-ресторане или двое-трое суток питаться святым духом, так заклеймим же их за несоответствие нашим высоким стандартам.

Сыровато-подгоревшее жирно-жилистое мясо, истерзанное на костре, в его майонезном маринаде из готового лотка с магазинной просрочкой — шашлыки, как и ковры, еще долго будут любезны народу. О выезде на природу без плотной закуски, см. предыдущий пункт, отваживаются помыслить лишь редкие хипстеры-вегетарианцы.

Господи, мне бы ваши проблемы. Ну чем вам мешают чужие шашлыки и чужие ковры? Не соответствуют вашим представлениям о статусном потреблении?

Все должно быть бесплатным — впитанное с молоком матери убеждение, отказ от которого слишком травматичен. Бесплатная медицина, образование, программы и музыка — мы пришли к коммунизму и не собираемся никому ничего отдавать. Неосовок не хочет понимать, что если все станут ездить в троллейбусах зайцем, то троллейбусы ходить не будут, потому что развалятся. Это подводит нас к следующей его фундаментальной установке: мне все должны. Государство должно ему, получающему две трети денег черным налом, ровные дороги и приличный вэлфер. Неосовок не умеет подсчитать баланс отдаваемого и получаемого и не хочет этому учиться. Агрессивное левачество сопровождают тупость и лузерство, замаскированные девизом «богатый — значит, украл мое». Основа мировосприятия неосовка — пассивно-агрессивный патриомазохизм, который не дает ему, приспособившись, быть счастливым в своей стране и мешает поискать лучшее место жительства. Он предпочитает анализу открытых источников информации сарафанное радио и кухонную конспирологию. Когда встречаешь неосовка, немного хочешь настучать ему по голове трехтомником Айн Рэнд, но тихо проходишь мимо. В конце концов, мессианство  — тоже его не наше, а его.

Под конец наша обличительница совочков таки впадает в пророческий тон, но вот ведь незадача - сколько ни плачу за троллейбусы, а они всё разваливаются да разваливаются. Сколько ни плачу налоги, а дороги похожи чёрт-те на что. Сколько ни анализирую открытые источники, а с бабушками на завалинке как-то светлей и человечней. Подсчёты же баланса отдаваемого и получаемого неминуемо приведут в армию по призыву, на работу по распределению, в партию власти... ой, не хочу туда. Не надо трёхтомников Айн Рэнд, покойница писала нудно и алогично. Выбор между "приспособься и будь счастливым" и "катись на ПМЖ хоть в Джибути" тоже страдает неполнотой. Мы никому не обязаны быть счастливыми. Даже Тане Коэн. И ещё об идейной подоплёке. Никогда не встречала либертарианца старого, либертарианца больного, либертарианца с инвалидностью. Пожелаем же Тане Коэн прийти к более адекватной идеологии наименее травматичным способом.
Tags: животное политическое, наивная психология
Subscribe

  • А как вас по матушке?

    Большая статья на "Афише" о матчествах, точнее, об отчествах, произведённых от имени матери:…

  • Редкие имена Амурской области

    Новость, конечно, очень свежая, трёхлетней давности, но я натолкнулась только сейчас: В канун женского праздника амурское отделение Пенсионного…

  • Роман – это не только и не просто роман...

    ...Это тайник, где можно припрятать два-три важных слова в надежде, что читатель их отыщет, сказал Генрих Бёлль и был прав. Но знал бы классик,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments