Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Categories:

Список книг, май 2021 года, часть первая

Ева Немеш «Субтитры» – ознакомиться можно здесь: http://kniguru.info/korotkiy-spisok-odinnadtsatogo-sezona/subtitryi-eva-nemesh, а от себя добавлю, что в заявленном возрасте тринадцать и старше я бы не оценила. Пэчворк – а меня тянуло на парчу и гобелены, на сложности, на недоговорённости. Все ружья выстреливают, как по команде – а мне хотелось, чтобы, как у Высоцкого, «был один, который не стрелял». Только сейчас дозрела оценить, насколько необычно «Субтитры» сделаны, какое впечатление оставляют даже не фабульные ходы, не персонажи, а продуманная, сложная, пусть и лоскутная композиция. В общем, кто как, а я дебютантку Немеш взяла на карандаш – и ещё почитаю, и в бумажном виде с удовольствием приобрету, буде появится в печати. В самом конкурсе «Книгуру» «Субтитры» заняли второе место, серебряное. Лауреатка, Мария Якунина, пока не читается. Фантазии на тему Метерлинка – не моя чашка чаю, к сожалению...

Ританна Армени «В бой идут ночные ведьмы»https://fem-books.livejournal.com/2107052.html. Серьёзные специалисты по Великой Отечественной, сомневаться не приходится, будут критиковать (и уже критикуют!) Армени за неуместную лёгкость повествования, типично журналистское верхоглядство, поверхностность, примитивность даже, пожалуй. Сама она на эту тему добродушно пошучивает: сколько же я всего не знаю об СССР, о современной России, об армии как таковой и Красной армии в частности! Хватило же храбрости приступить к работе с таким вакуумом в багаже. Поэтому приходится смириться, что часть рассказа будет содержать исключительно факты, известные всем, вот буквально всем, хотя бы шилом патоки хватившим в советской школе. А на особые подробности пространства останется маловато. Я и сама уже подзабыла некоторые перипетии «ведьминской» биографии лётчицы И. В. Ракобольской, главной героини расследования спусть пятьдесят с лишним лет. Чётко помню одно: «В бой идут ночные ведьмы» – это невероятно добрая книга. Буду перечитывать.

Кристина Далчер «Мастер-класс» https://fem-books.livejournal.com/2105418.html. Дико обидно за молодую американскую фантастку: «Мастер-класс» на голову выше её разрекламированного дебюта, «Голоса» [The Vox], а популярности такой, похоже, не обретёт. Почему? Во-первых, у нас популярными становится не то, что прекрасно, а то, что разрекламировано. Во-вторых... а требуется ли «во-вторых»? В неожиданно узнаваемой дистопии тестирования на академические способности, доведённого до абсурда, средних лет женщина по имени Лени, пытается найти место для своей дочери, в прокрустово ложе стандартов никак не укладывающейся. В альма-матер Лени, на кафедре античных языков висит, между прочим, постер изящным шрифтом: Stercus accidit, сиречь Shit happens. Грациозная перекличка с «Рассказом служанки» Этвуд и её категоричным Nolite te Bastardes Carborundorum, вы не находите?

Дэйзи Джонсон «Сёстры» – ещё один второй роман. Долго скрипела натруженными мозгами, как его охарактеризовать, а всё равно ничего толковее собственного же отзыва – https://fem-books.livejournal.com/2109637.html – не придумала. История тотальной безлюбости. Нет, «В самой глубине», по существу, хоррор не хуже, там изломанные, выкрученные отношения, однако в изломанности и выкрученности своей они полнятся любовью, витальностью какой-то, живым дыханием. Атмосфера «Сестёр» есть запах не больницы даже, а покойницкой. Кунсткамеры, если угодно, анатомического театра. Человеческие души в формалине, заспиртованные подростки, высушенные до полупрозрачности взрослые. Джонсон считаю писательницей многообещающей, а вот жить в её Ойкумене вряд ли согласилась бы. Давит. Даровито, но давит.
Продень эту иголку сквозь палец.

Урс Маннхарт «Рысь» – швейцарскую современную словесность знаю слабо. Так призадуматься, она для меня закончилась если не на Гессе, Бий и Колом, то, скажем, на Урсе Видмере и других авторах текстовской серии «Первый ряд», которые умудрялись удивить всегда. Приятно ли? Другой вопрос. Однако мужчина по имени Медведь, пишущий о рысях – это как минимум интригует. Так вот, «Рысь» не удивляет. Не снисходит Маннхарт до того, чтобы аудиторию ошеломлять, огорошивать, обаянивать, огармонивать, объегоривать (с) Синкен Хопп. Добротная, веская, суровая книга, где у каждого из враждующих лагерей своя правда, своя выгода и искренняя готовность от правды не отступать, а от выгоды не отмахиваться. Сам Маннхарт не над схваткой, он, похоже, на стороне зоозащиты, а к охотничкам относится с лёгким сарказмом, переходящим почти в брезгливость. И знаете, я боюсь крупных кошачьих, я и мелких-то кошачьих боюсь иногда – а прозаика зело понимаю.

Екатерина Каретникова «Ладожские тени. Белая сорока» – не утерпела, высказалась в сообществе, https://fem-books.livejournal.com/2109200.html, а с другой стороны, и такая подростковая проза тоже нужна. Мальчикам наверняка даже сильнее, нежели девочкам. Хотя бы на уровне «сориентироваться, что такое хорошо и что такое плохо». В том числе, что такое хорошо и что такое плохо писать. В «Ладожских тенях» фотографически достоверный Петербург конца девяностых, в гости некуда пойти, денег нет, да и времени уже нет... не остаётся времени. В «Сороке» – болезненная провинциальная затхлость, теснота, насилие, в том числе сексуализированное. В обеих повестях антагонисты, кстати, гопники, куда ж без них? И пусть положительные мужские персонажи у меня лично энтузиазма не вызывают, даже скорее наоборот – помните, была такая советская брошюра о приличиях и манерах, называлась «Как не надо себя вести». Вот Каретникова и раскрывает животрепещущую тему...

Борис Колоницкий ««Трагическая эротика». Образы императорской семьи в годы Первой мировой войны» и «Товарищ Керенский: антимонархическая революция и формирование культа вождя народа» – понятно, когда профессия связана с патопсихологией, иначе смотришь на многое, иначе воспринимаешь. И всё же «Трагическая эротика» и « Товарищ Керенский», прочитанные как дилогия, оказалась для меня неожиданно тяжёлым трудом. В этом не стоит винить самого историка. Его чуть ироническая, искристая манера блестящего лектора, любимца университетской публики, наоборот, смягчает горечь материала. Материала? Вообще ко всему, что сейчас попадается на революционную и околореволюционную тематику, подступаю с огромным количеством интересов, требований, вопросов – а по прочтении остаюсь с одним большим вопросищем:
– Те, кто это пережили – как они это пережили, как?!
Выводы по культу личности, само понятие которого возникло задолго до Ленина и Сталина, занимательности для общества не представляют, так что останусь обдумывать их сама для себя...

Кэтрин Мерридейл «Ленин в поезде» – сразу хочу расставить точки над i, увлечённым темой, скорей всего, покажется скучновато. Никаких великих прозрений и неожиданных источников, все знатоки уже всё прочитали. Свой труд Мерридейл предназначает для таких, как я, например: кому после Бонч-Бруевича всё было недосуг поразмыслить о революции: https://fem-books.livejournal.com/2115291.html. Владимира Ильича как политического деятеля английская учёная оценивает резко отрицательно. При этом ни его, ни его соратников не изображает хищными монстрами с кровавыми клыками. К Октябрю относится, пожалуй, скептически, зато отрицание и скептицизм распространяются в её мировоззрении и на соотечественников тоже. По крайней мере, некоторых. Уж на что я не фанатка Черчилля, и напротив того, но кажется, у Мерридейл аж интонации меняются, когда она упоминает хотя бы фамилию своего нелюбимца. Повторюсь: экспертам неинтересно, а пикейные жилеты вроде меня прочтут с удовольствием.

Марина Тарковская «Тарковские: осколки зеркала» – к чему я оказалась категорически не готова – так это к стилю. Без преувеличения, сидела пальцы кусала, так хотелось этим самым стилем нечто художественное. М.А. Тарковская, сложилось по тексту такое впечатление, воспринимает себя человеком ординарным: обыкновенная дочь гениального отца, обыкновенная сестра гениального брата. А между тем... между тем... Да что я маюсь, безъязыкая? Всё равно ничего сообразного тому, что сделано мемуаристкой, не скажу. Дорогие читательницы, вы сами полистайте, что это за «Осколки зеркала» и как это. Возможно, сыграло роль, что я мало вникала в тему. Практически единственное, что я прочла даже не о семье Тарковских, а об А.А. – «Собиратель снов» Лейлы Александер-Гаррет, и то был – выражусь политкорректно – крайне специфический опыт. Один из редких случаев, когда я физически устала от громоздящихся друг на друга букв... «Осколки зеркала» оставляют бодрящее чувство прогулки по хвойному лесу. Попробуйте на досуге.

Всех празднующих поздравляю с Яновым днём!

Tags: женские голоса, книги, список книг
Subscribe

  • Как мы ездили в Смольный на экскурсию

    У моей первой школы, физико-математической, было много интересных традиций. Например, раз в год устраивалась ярмарка, где сами учащиеся продавали…

  • Мрачные тайны дома на Мойке

    Сегодня выполнили план-минимум, проехались наконец-то по рекам и каналам. Насколько иначе воспринимаются давно знакомые здания с воды! Собственную…

  • О собачке

    По климатической ассоциации вспомнила, как мы жили на съёмной квартире около метро Академическая. Вообразите, дом хрущёвский пятиэтажный, окна на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Как мы ездили в Смольный на экскурсию

    У моей первой школы, физико-математической, было много интересных традиций. Например, раз в год устраивалась ярмарка, где сами учащиеся продавали…

  • Мрачные тайны дома на Мойке

    Сегодня выполнили план-минимум, проехались наконец-то по рекам и каналам. Насколько иначе воспринимаются давно знакомые здания с воды! Собственную…

  • О собачке

    По климатической ассоциации вспомнила, как мы жили на съёмной квартире около метро Академическая. Вообразите, дом хрущёвский пятиэтажный, окна на…