Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

А этот Сэндфорд и Мёртон совсем не такое барахло!

Помните, у Джерома К. Джерома рассказчик вспоминает своего соученика, чудаковатого хворого мальчика по прозвищу Сэндфорд-и-Мёртон?

В школе у нас учился один мальчик, мы прозвали его Сэндфорд-и-Мёртон. На самом деле его фамилия была Стиввингс. Это был невообразимый чудак, таких я в жизни не видел. Подозреваю, что он и в самом деле любил учиться. Он получал страшнейшие головомойки за то, что читал по ночам греческие тексты; а что касается французских неправильных глаголов, то от них его нельзя было оторвать никакими силами. Он был напичкан вздорными и противоестественными идеями вроде того, что он должен быть надеждой своих родителей и гордостью своей школы; он мечтал о том, чтобы получать награды за отличные успехи, о том, чтобы принести пользу обществу и о прочей чепухе в этом же роде. Повторяю, я еще не встречал другого такого чудака; впрочем, он был безобиден, как новорождённый младенец.

"Сэндфорд и Мёртон" - нравоучительная детская книжка Томаса Дэя (1783) про плохого богатого мальчика Томми Мёртона и хорошего бедного мальчика Гарри Сэндфорда, прочла я в примечаниях и тем удовлетворилась. А оказывается, дело обстоит несколько иначе. Оказывается, это книга не только для детей, но и для взрослых. Моралистическая, как и немалая часть прозы восемнадцатого столетия, она иллюстрирует пагубность чрезмерно изнеженного воспитания. А во-вторых, Томми Мёртон совсем не такой скверный мальчишка.

Завязка повести проста. Балованный сынок джентльмена отдан для исправления пастору, воспитывавшему сына фермера. Гарри Сэндфорд, сын фермера, мальчик примерный, слишком уж примерный для ребенка. Его трудолюбие и добрые качества излечивают леность и недостатки Мертона; впрочем, действию примера помогает и дисциплина пастора. Кто не работает -- не ест; это первое правило практически внушено Мертону, который отказался работать в огороде на том основании, что он сын джентльмена. Сэндфорд делится своею долей обеда с голодающим товарищем. Мертона излечивают от барской спеси. Он приказал одному мальчику-оборвышу принести мяч, -- оборвыш отказался; он кинулся бить его и попал в канаву, из которой и был вытащен побитым. Эти простые случаи служат поводом к сократическим беседам учителя с учениками.

Томми "Мертон говорит: "Мальчик мог бы подать мне мяч, -- он был по ту сторону изгороди, куда мяч упал. -- Барлоу (пастор). Он бы и сделал это, если бы ты попросил его вежливо; но когда говорят высокомерным тоном, то не находят желающих служить. -- Томми. Но мальчик был бедный, оборвыш. -- Б. Я думаю, ты обещал заплатить ему за услугу? -- Т. Нет. Я не дал ему ничего и не обещал ничего. -- Б. Вероятно, у тебя ничего не было? -- Т. Было. Все эти деньги были со мной (вытаскивает несколько шиллингов). -- Б. Может быть, мальчик был так же богат, как и ты? -- Т. Нет, нет. На нем не было кафтана, жилет и штаны его были все в заплатах и дырах; на нем не было чулок и башмаки были все в дырах. -- Б. Так теперь я вижу, что составляет джентльмена. Джентльмен -- человек, который когда имеет всего в изобилии, не делится ни с кем, бьёт бедняков, если они не хотят служить ему даром, и когда они окажут ему величайшую услугу, не чувствует ни малейшей благодарности и не отплачивает за сделанное добро".


Невоздержанный юнец, способный в один день и быть битым, да ещё и оборванцем, и выслушать такую нотацию, бесповоротно плохим считаться не должен.

А Сэндфорд действительно препротивный тип. Даже спас Мёртона от бешеного быка однажды. Интересно, что он с ним делал, с этим быком: дидактическими брошюрами насмерть занудил?

Гарри Сэндфорд -- образец маленького философа-пиэтиста, но, в то же время, в нём есть и черты живого ребенка. Роскошь в доме Мертонов не ослепляет его; он говорит, что роговые стаканы, из которых пьют дома, лучше дорогих вещей Мертонов, потому что не причиняют никаких забот. Мальчик зорко заметил, как г-жа Мертон чуть не упала от испуга, когда слуга уронил дорогую чашу. Роговыя вещи можно ронять и никто не тревожится. Г-жа Мертон, сверх того, ещё сердито разбранила лакея за неосторожность.

М. Цебрикова, в далёком 1888 году подготовившая статью о старинном бестселлере (пусть таких слов в 1888 году ещё не употребляли), рассказывает и о своих впечатлениях. Уроки этики, например:

В народных женских школах Австрии 12-тилетним девочкам толкуют о государственном устройстве, выборном праве и важности подать голос по совести за дельного и честного человека, о позоре подкупа. В уроке, который я в 1872 году слышала в городской школе Эгери, приводили пример девушки, отказавшей жениху за то, что он продал свой голос. И по оживлённым лицам и блестевшим глазам девочек видно было что оне понимали всё и глубоко интересовались слышанным.

http://az.lib.ru/c/cebrikowa_m_k/text_1888_stoletnyaya_detskaya_kniga_oldorfo.shtml

Одним словом, я бы этого Сэндфорда с Мёртоном почитала бы.
Tags: детоньки, книги
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Les Filles de Illighadad

    Les Filles de Illighadad – семейный ансамбль из сахарской деревни Иллихадад. Руководительница группы, Фату Сеиди Хали – первая туарегская…

  • И снова об английском языке

    У меня в школе английский язык начали учить со второго класса. Это был превесёлый английский, но до сих пор я не осознавала, как нам, оказывается,…

  • О военных городках

    Первая реакция бабушки на смерть — на любую — была одинаковая: изумление. Даже если умирал дряхлый старик или столетняя старуха, даже если…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

Recent Posts from This Journal

  • Les Filles de Illighadad

    Les Filles de Illighadad – семейный ансамбль из сахарской деревни Иллихадад. Руководительница группы, Фату Сеиди Хали – первая туарегская…

  • И снова об английском языке

    У меня в школе английский язык начали учить со второго класса. Это был превесёлый английский, но до сих пор я не осознавала, как нам, оказывается,…

  • О военных городках

    Первая реакция бабушки на смерть — на любую — была одинаковая: изумление. Даже если умирал дряхлый старик или столетняя старуха, даже если…