Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Categories:

Список книг, апрель 2021 года, часть первая

Регина Эзера «Грибная лихорадка» – почти послесоветская повесть полюбившейся мне советской латышской писательницы: https://fem-books.livejournal.com/1421919.html. Тот специфический случай, когда и написано отлично, и тематика не слишком сложная, для восьмидесятых годов почти расхожая: женское одиночество, модные развратники версус чистая дева, семейные дрязги, мужские измены и прощающие супруги, которые прощают, в общем-то, от того, что идти некуда... а воспринимается очень тяжело. Наверное, потому, что понимаешь, в чём символичность полуразваливающегося автобуса «Львов», на котором разбитной Мильвардис колесит по латвийским дорогам. До девяносто первого года осталось пять лет. Сколько ещё пробренчит этот ящик с гайками? Какая судьба ждёт героев? Зоологические новеллы все рыдательные, «Феномен Принцессы» я вообще не дочитала, слёзы глотала, а «Маленькие портреты» и «Рассказы о внушении» можно с чистой совестью рекомендовать всем, кто любит психологическую прозу.

Бернардин Эваристо «Девушка, женщина, иная» https://fem-books.livejournal.com/2096573.html. Одним словом, зря меня букеровской лауреаткой с прошлого года пугали: ах, это агитка, ох, сплошные прокламации. Ну да, агитка, известное дело, прокламации, но, товарищи, что ж вы молчали, до какой степени это смешная штука! На сцене организационного собрания в коммуне с говорящим названием Свободомия пришлось принять пустырник, сердце зашлось от хохота. Эваристо может проявить суровость, бывает и неприкрыто, почти демонстративно сентиментальна, и в то же время не изменяет особому чувству юмора, который, если верить Брехту, есть чувство дистанции. Беда в том, что в нашей стране публика, способная воспринимать юмор Эваристо, крайне малочисленна: почти ни у кого чувства дистанции по отношению к её темам нет. Большинство отмахнётся: опять, мол, модные филиппики отъявленной/оголтелой/подставить по вкусу злобной феминистки. Меньшинство прочтёт именно как агитку, сагитируется и законспектирует. По большому счёту, аудитория для «Девушки, женщины, иной» вырастет, когда мы прошагаем тот же путь, что Амма и её подруги.

Адания Шибли «Незначительная деталь» https://fem-books.livejournal.com/2097613.html. С учётом политической обстановки на Ближнем Востоке ни малейшего нет желания строить из себя критикессу и высокоумно рассуждать о средствах выразительности, эпитетах и прочих синекдохах. Что я вижу положительного в описываемой ситуации? – мы перестали воспринимать расправу солдатни над беззащитной девочкой как норму. Кажется, у Гриммельсгаузена в «Симплициссимусе» простак Симплиций после захвата деревеньки ландскнехтами замечает среди толпы согнанных крестьянок свою маленькую сестрёнку с кровавыми пятнами на платье и фаталистически-благодушно вздыхает: вот и ты, дитя, не избежала общей женской участи... Семнадцатый век! Или я наговариваю на Гриммельсгаузена? Стоило бы в таком случае к нему возвратиться, давным-давно забросила. В общем, на Аданию Шибли стоит обратить самое пристальное внимание, и надеюсь, она будет печататься на русском в столь же удачных переводах.

Сергей Мохов «История смерти: как мы боремся и принимаем» – знакомая ситуация: модный, популярный культуролог скорее озадачил, чем увлёк. То ли у автора не получилось решить, что он пишет, то ли у меня не получилось сообразить, что же я читаю. Местами современно-занимательно, почти в духе фельетона – но к журналистике отношения не имеет. Местами актуально-разоблачительно – но не публицистика. Местами Мохов роняет удивительно ёмкие философские фразы – но не фундаментальная это философия (и моё счастье, ибо котелок не варит). Местами тянет возопить «Не так это всё было, совсем не так» и зарыться в источники. В принципе, мысль, что человечество как сообщество держится на идее возможности и достижимости бессмертия, не нова, однако юмор-то в том, что идея идеей, а умирать мы продолжаем, притом со страшной силой. Чем больше людей, тем больше смертей. Надо будет что-то раннее разыскать, авось разберусь с концепцией.

Яна Цыпулина «К чёрту всех, люби себя! История лысой девочки» https://fem-books.livejournal.com/2105609.html. Всё чаще и чаще прихожу к выводу: чем меньше претензий на литературность, тем обаятельнее и приятнее читается. Перед нами своего рода автобиография молодой женщины из Тамбова, которая родилась с алопецией. Ну, и со всеми вытекающими.. На крупные обобщения Цыпулина не претендует, и в то же время я с уодвольствием бы рекомендовала её записки для изучения в педвузах, а пожалуй, даже и в педтехникумах. Увы, образовательный процесс в этих почтенных учреждениях часто игнорирует соцсети, да и общий дискурс какой-то странный, с упором на отрицательные стороны: гламур, хайп и показуху. А тут пожалуйста, в богомерзком Инстаграме, ведётся искренний, серьёзный разговор о травле, о социуме, о мегаполисе и малой родине – и о личном опыте, который, как известно, в учебниках не прочтёшь.

Джессика Фокс «Три вещи, которые нужно знать о ракетах. Дневник девушки книготорговца»https://fem-books.livejournal.com/2099994.html. Кстати, о хайпе: почему-то я решила, что «Дневник» выпущен на волне популярности дневника самого книготорговца – популярного шотландского книжника Шона Байтелла. Так вот, попала пальцем в небо: «Три вещи, которые нужно знать о ракетах» изданы в двенадцатом году, а «Дневник книготорговца» Байтелла – только-то в семнадцатом. Ещё неизвестно, кто на чьей волне выплыл. Сам «Дневник» анализировать трудно, очень личное и – вне определённого настроения едва ли читабельное. Формально – хэппи-энд, а по факту – тонкий душок разочарованности, несостоявшаяся волшебная сказка. Об этом ещё Луис МакНис рассуждал: представителей кельтских народов нередко воспринимают как этаких эльфов или эпических рыцарей, а они такие же люди, у них налоги, печь не тянет, соседи сутяжничают, детишки учиться не хотят.

Виктория Райхер «Налево – сказку говорит» – а вот не надо было глотать залпом! С интервалом месяца два-три двадцать одна новелла этого изящного сборника принялась бы на скудной почве моего рассудка эффективнее. Потому что я всё – ну, почти всё этим вялым рассудком понимаю, я некоторые рассказы читала в ЖЖ neivid, и читала с удовольствием – то есть уже знакома. И всё равно как впервые вижу. Про Мусю в армии – Муся отслужит и уволится, а я всю жизнь так живу. «Квинтет», настолько отчётливо пахнувший девяностыми, что я минут десять рефлекторно искала под кроватью свои тогдашние тапочки. Впрочем, вот её вижу впервые. Про инопланетного слизня, про жару, нытьё и черешню, про бриллиантер шоу.... Хрестоматийный заглавный анекдот о хатуль-мадане, наконец! Поймала себя вот на чём: «Миньян», хронику израильского дома престарелых, хотела бы отдельной публикацией и в формате многотомной эпопеи, не меньше.

Софи Макинтош «Синий билет»https://fem-books.livejournal.com/2105418.html. Впечатления двойственные. Всегда забавляло определение «атмосферный»: атмосферный фильм, атмосферная пьеса, а в «Синем билете» вообще ничего нет, кроме атмосферы. Сюжет? Белыми нитками шит, и эти нитки торчат из всех швов. Характеры? Абрисы, штрихи, отрывок, взгляд и нечто. Острое-социальное-критическое? При желании можно и из инструкции к огнетушителю политическую агенду вычитать, но тут уж у кого оно есть это желание. И всё же книга воспринимается небольшим воздушным куполом, в который так и тянет засунуть голову, подышать озончиком после грозы – до головокружения. «Исцеление водой» круче, однако там не атмосфера, а гидросфера, и перечитывать до сих пор не тянет. Общее ощущение – как будто занимаешься магическим самоутоплением вслед за героинями. А «Синий билет» сам дышит и аудитории помогает.

Кэтрин Пикеринг Антонова «Господа Чихачёвы. Мир поместного дворянства в николаевской России»https://fem-books.livejournal.com/2104168.html. Штудии прошлого месяца не прошли даром, и я судорожно разыскивала, что бы женского авторства поизучать на досуге о помещичьем быте. Слушайте, ну это блеск. Это нужно в каждую школьную библиотеку, на каждую полку, а то так и будем представлять себе барское сословие по сравнительным характеристикам Коробочки и Ноздрева. Бесценному архиву Чихачёвых повезло: ему досталась тонкая и умная исследовательница, в англоязычном мире широко известная благодаря руководству, как правильно писать эссе на историческую тему. «Мир поместного дворянства» не только интересен с информативной точки зрения – он ещё стильно, элегантно сделан, почему и свободен от характерной академической сухости. Достигнут тот оптимум, когда ни сухости, ни воды...

Ольга Форш «Одеты камнем» – сама не знаю, как так получилось, но при всей увлечённости Ленинградом и улице Форш рядом (у нас там ещё баня знаменитая, меня спрашивают люди с вениками: «А где тут баня имени Ольги Форш?») – новое знакомство. И не могу сказать, что оно было стопроцентно удачным. Гм, рекомендовано для старшего школьного возраста. Допустим. В старшем школьном возрасте мне было бы слишком многослойно разбираться, где реальность, где мемуарист, где безумие мемуариста, где автор и где, главное дело, цензор. А сегодня---. Простите за дурацкую иронию, наилучшим выходом было бы Серёженьке жениться на Мишеньке и не компостировать мозги Вере. Ей, замечу в скобках, досталась самая горькая чаша, и испить пришлось в здравом рассудке, в отличие от героев-мужчин... «Сумасшедший корабль» и «Ворон» ждут своего часа в очереди, и этот час пробьёт уже очень скоро.

Татьяна Сабурова, Бен Эклоф «Дружба, семья, революция. Николай Чарушин и поколение народников 1870-х годов» – обалденная монография! Ещё не всякие художественный опус так пойдёт на ура, как эта научная работа, написанная строгим историческим слогом. Народник Н.А. Чарушин нынче подзабыт, да и советская историография не жаловала его: Октябрьскую революцию не принял. Так что в основном вспоминают его братьев: Аркадия, популярного публициста, и Ивана-архитектора, а уж сына этого Ивана, анималиста Евгения Чарушина мы в школе проходили. Жаль, только его одного. Семидесятники, конечно, это отдельная цивилизация. Смотрела фотографии, шмыгала носом. Таких и лиц уже не осталось. Хотя поставить вот этого товарища с хипстерской бородкой на самокат, переодеть эту большеглазую деву в джинсы... все свои, родные! Все братья Чарушины отметили себя в российской культуре. Сёстры не прославились. Им не дали образования. Девочки же. Умер Н. Чарушин в тридцать седьмом. Подчёркиваю, не убит, а просто умер, от старости.
Tags: книги, список книг
Subscribe

  • Les Filles de Illighadad

    Les Filles de Illighadad – семейный ансамбль из сахарской деревни Иллихадад. Руководительница группы, Фату Сеиди Хали – первая туарегская…

  • Бэла Руденко

    18.08.1933 — 13.10.2021 "В низенькой светёлке" -- моей мамы любимая песня, она мне её пела, когда я причёсываться не хотела, а не хотела я…

  • Ко дню рождения Леннона традиционный пост

    Как обычно девятого октября, представляю несколько песен Джона Леннона в женском исполнении. Вот, например, Шерил Кроу на 75-летии Леннона со всем…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • Les Filles de Illighadad

    Les Filles de Illighadad – семейный ансамбль из сахарской деревни Иллихадад. Руководительница группы, Фату Сеиди Хали – первая туарегская…

  • Бэла Руденко

    18.08.1933 — 13.10.2021 "В низенькой светёлке" -- моей мамы любимая песня, она мне её пела, когда я причёсываться не хотела, а не хотела я…

  • Ко дню рождения Леннона традиционный пост

    Как обычно девятого октября, представляю несколько песен Джона Леннона в женском исполнении. Вот, например, Шерил Кроу на 75-летии Леннона со всем…