Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Categories:

Список книг, март 2021 года, часть вторая

Исабель Альенде «У кромки моря узкий лепесток» – вот эту сеньору Альенде мы знаем и любим: https://fem-books.livejournal.com/2090979.html, а сеньора Альенде умеет и любит создавать исторические эпопеи длиной в несколько поколений. Плюс к этому, ей свойственно расцветать на родной почве. Испанские главы, невзирая на остроту фабулы – революция, война, поражение и бегство в эмиграцию – грешили схематичностью, зато стоило действующим лицам попасть в Чили... о, Чили! Чили – это лакмусовая бумага, которая сразу выявляет химический состав иммигрантской души. У кого там сопли и розовая водица, а у кого – жаркие искры эускара или влажные переливы каталонского языка. В принципе, у латиноамериканки получилась вещь очень происпанская, отдающая даже не Сервантесом, а – при всей драматичности – комедией Лопе де Веги, где в финале под хоту или сардану все идут под венец, на ходу доругиваясь, но уже беззлобно, для очистки совести. В сотворении семейной саги прославленной чилийкой движет то же, что двигало дамой Агатой Кристи в детективе – тяга к справедливости.

Родриго Рей Роса «Зачарованные камни» – продолжая гватемальскую тему после «По ту сторону зимы», предлагаю повспоминать: какие гватемальские авторы вам известны. Астуриас, Луис де Лион... оп-па, и всё. «Зачарованные камни» я поставила бы на полочку при любом раскладе, хоть окажись они альковным фэнтези про сексуально озабоченные драгоценности. Увы или ура, «Зачарованные камни» – местное название подростковых банд, терроризирующих столицу по ночам. Практически «Хади Такташ, весь город наш», и вообще Гватемала Росы подозрительно напоминает Северную Пальмиру девяностых. Единственно, климат поприкольнее.

Тут нужно учитывать, — заметил дон Грегорио, — что народ прежде всего хочет знать, где он находится. А находится он под сапогом, и, судя по всему, ему там совсем неплохо. Успел привыкнуть.

Так что с одной стороны, абсолютно не моя чашка чаю, ну, не поклонница я криминального жанра, а с другой стороны — с удовольствием ознакомилась бы с творчеством Росы и дальше. В книге приводится ещё одна новелла, правда, на испанском. Издательство «Флюид», не будь тем помянуто.

Уго Ириарт «Галаор» – по отзывам критиков, лучший рыцарский роман двадцатого столетия. Создан мексиканцем, популярнейшим прозаиком и драматургом, к сожалению, тотально не переведённым на русский. А то я скупила бы всё. Всё. «Галаор» настолько вызывающе необычен, настолько не вмещается ни в какие жанровые, стилевые и прочие рамки, что отдалённым аналогом назову, пожалуй, Итало Кальвино. Если понравились его «Раздвоенный виконт» и особенно «Несуществующий рыцарь», придётся по вкусу и «Галаор». Досадно, что Ириарт не женщина, как как в комьюнити fem_books для такой литературы есть особый тег – фантасмагория. Либо, например, феерия подойдёт. Некоторые оценивают роман как абсурдистский, я не согласна. Скорее, наоборот, герои мыслят, философствуют настолько чисто, что их сентенции допустимо взять девизом и выбить на щите. ...мой покойный муж всегда улыбался, что, впрочем, то же самое, что не улыбаться никогда.

Саманта Швеблин «Кентуки»https://fem-books.livejournal.com/2091894.html. Восхитительная фантастическая повесть, которой я капитально испортила себе настроение. Швеблин себе не изменяет, конечно, всё та же мастерица дискомфорта и проповедница антиуюта. Маяковский предлагал головы канарейкам сворачивать, чтоб коммунизм канарейками не был побит. А у аргентинской фантастки в роли этаких канареек или, ближе, жуков в муравейнике, перевоплощающихся в хорьков в курятнике, выступают небольшие плюшевые игрушки, управляемые рандомным индивидом «с той стороны интернета». Детишки рыдают в игрушечных лавках, родители покупают – а что покупают? Точнее – кого? Может быть, «жизнь» кентуки – это женщина, мечтающая о детях, может быть – одинокий затравленный малыш, а может быть – Гумберт Гумберт собственной персоной или промышленный шпион. Вы ведь от мишки Тедди свои деловые записи не прячете? А зря! Бывают кентуки-эскейписты, уходящие в странствия, ибо собственный рок не дал им такой возможности.

Малин Скугберг Нурд «Никки»https://fem-books.livejournal.com/2095191.html

Николай Леонов «Трактир на Пятницкой» – с удивлением, переходящим в обалдение, выяснила, что сценарист моего любимого с детства фильма и автор бесконечной тоскливой остросюжетной эпопеи (нет ничего тоскливее остросюжетности) про сыщика Гурова – одно и то же лицо. Сразу, конечно, помчалась в библиотеку, и... а что «и»? Общее чувство тягостного недоумения. Пашка-Америка, на шарме которого, в общем-то, картина и держалась, здесь безынициативный дуралей, и ничего кроме. Нелепый идеалист Цыган, вздумавший с уголовниками, со всеми этими Свистками, Хватами и чуть ли не Промокашками революцию навыворот сделать, на его фоне прямо жён-премьер. Мог бы быть интересен Серж, в экранизации – Француз, если бы автор понимал военных. Могла бы быть любопытна Алёнка, без предубеждений, незаурядно придуманная героиня, если бы автор понимал женщин. Никогда не думала, что напишу это, и всё же – кино лучше.

Диана Уинн Джонс «Всплеск внезапной магии»https://fem-books.livejournal.com/2092529.html. Если делить сказочниц на проблемных и идиллических, то Уинн Джонс скорее попадает в первую группу наряду с Линдгрен и Родари, например. В примиренчестве и соглашательстве, в сглаживании острых углов не замечена. И спрашивается, могла ли я ожидать от неё такой весёлой прогулки по волшебным лесам, пусть и с всамделишными опасностями, но с непременно счастливым финалом. Все глупости будут исправлены, все ошибки великодушно, все разумные люди и нелюди договорятся друг с другом, а кое-кто даже и поженится. Начиналось исправным триллером с нотками даже космооперы, а закончилось... ну, не хочу сказать канканом, но чем-то вроде последнего акта шекспировской комедии, причём не из самых популярных. Все не в лад поют и пляшут, из машины, чертыхаясь, вываливается Гименей, а шут, в продолжение пьесы занудивший всех заплесневелыми фацетиями полутысячелетней давности, при полном наплевательстве зала произносит гениальный монолог о смысле бытия и тщете всего сущего.

Фрида Шибек «Книжный магазин у реки»https://fem-books.livejournal.com/2099994.html. Не первый раз уже беру заведомую милую беллетристику, чтобы отвлечься от житейских проблем, и обретаю... нет, с современной линией загвоздки никакой. Именно что милая, местами до оскомины, беллетристика про борьбу хорошего с отличным. Расслабляет. Зато минувшее! Ну как раз «отвлечься» кельтофилке, переходящей с летами в кельтоманку: семидесятые годы, юный патриот Эйре между двух хорошеньких раскованных шведок, как баран между двух тонкорунных овечек, бомба (либо не бомба, а так себе, с завода спёр), шпики и добрая старая Темза, которая все грехи прикроет и всю кровь смоет... до поры до времени. И уж насколько мне поперёк горла эта гэльская бомбистская романтика – не передать цензурным лексиконом, это ж сколько народу пропало ни за понюшку табаку. Надо было в сотый раз отложить мудрейшую Энну Бёрнс, чтобы прочесть в итоге о том же самом, только в значительно менее искусном исполнении. С Патриком вас, kiss me, I'm shitfaced. Ослепительно прекрасен поздним вечером Белфаст.

Ольга Кныш «Тярпи, Зося, як пришлося...» – кабы довелось мне собирать коллекцию «Лучшие мемуары столетия», «Тярпи, Зося» очутились бы на почётном месте и, уж разумеется, стяжали бы бОльшую аудиторию, чем сейчас. Любительницы и любители воспоминаний, сходите, пожалуйста,в сообщество https://fem-books.livejournal.com/2094261.html , прямо в посте будут ссылки на текст. Не хватает лишь последних глав. Впрочем, их тоже обещали выложить, держу руку на пульсе. Сюжета нет, нет побед, завоеваний и успехов, если, конечно, не считать успехом каждодневный труд выживания. Есть гнетущая даже по современным меркам нищета, суровый сельский быт, полубезумный отец-пропойца, смиренная мать, братцы-сестрицы, вечно голодные кутя и котя, трусики, то бишь кролики, теля, односельчане со своими «фэстами» и враждой, фашистские оккупанты и мир за околицей. Там, на сытом богатом Урале, тринадцатилетняя Воля впервые наденет шапку и застегнётся на пуговицы, а не на палочки. Прекрасная речь, невероятный юмор – а балагурки, в отличие от балагуров, в изящной словесности редко встречаются. Детям и лицам, склонным к впечатлительности, скорее не рекомендуется, разве что маленькими порциями.

Читаем с дочерью:

Синкен Хопп «Волшебный мелок. Юн и Софус» – в школьном детстве я обе книги дилогии буквально обожала, помню наизусть массу стихов, а также путешествие мальчиков по пряничному алфавиту старой колдуньи. До сих пор слегка завожусь, когда, высоко ставя Лагерлёф и Янссон, забывают об их норвежской коллеге. А Миле «Мелок» не очень понравился. Спросите, почему? Потому что там всё время надо было выполнять задания! То ребусы и шарады разгадывать, то задачки решать, то замысловатые шрифты прочитывать... Зато «Юн и Софус», вариация на тему «Спящей красавицы» и других европейских сказок, объединил нас в экстазе чистого читательского наслаждения. Вместе мы ухохатывались над самовыражением тролля Кумле, очевидного прародителя всех сетевых троллей, вместе высчитывали на пальцах, удастся ли славной Розвегии новая экономическая реформа, вместе замирали над какой-нибудь проделкой Юна и его бывшенарисованного дружка Софуса, у которого нос так и остался приставным (господа психоаналитики, ни слова, ни вздоха!) Об очень взрослых предметах у Хопп получилось говорить понятно и для старых, и для малых.

Ура! На прогулку, шумя и галдя,
Спешит королевская свита.


Ян Экхольм «Тутта Карлссон, первая и единственная, и Людвиг Четырнадцатый» – тоже золотая классика, бесспорно. Другое дело, пока дитя погружено в приключения честного лисёнка Людвига и его верной подруги Тутты, будущей квочки, а пока пухового цыплёночка, родителям остаётся только недоумевать. По каким принципам организован этот странный социум – лес? Лисята варят кашу в кастрюлях, следовательно, не боятся огня и как-то соорудили эти самые кастрюли. Скорее всего, спёрли, но опять же: где? Как? У кого? Зайчики покупают в лавке (!) за деньги (!!) медовые пряники (!!!). Лисы тоже едят пряники, а в случае чего и от зайчика не откажутся. Помните, был советский мультфильм кукольный, где лисичка привела зайчишку в гости и спрашивает маменьку, что сегодня на обед. А маменька смотрит на дочку стеклянными глазами и отвечает: «Заяц под соусом». Кроме того – гремите, барабаны, пойте, фанфары – до меня дошло, почему хитрого лисёнка Лабана зовут Лабаном. В честь библейского Лавана, хитрейшего из мужей.
Tags: книги, список книг
Subscribe

  • Бэла Руденко

    18.08.1933 — 13.10.2021 "В низенькой светёлке" -- моей мамы любимая песня, она мне её пела, когда я причёсываться не хотела, а не хотела я…

  • Ко дню рождения Леннона традиционный пост

    Как обычно девятого октября, представляю несколько песен Джона Леннона в женском исполнении. Вот, например, Шерил Кроу на 75-летии Леннона со всем…

  • Проходи, моё скучное время

    Проходи, моё скучное время, скучное времечко, пройди поскорей. Протекайте все наши часы-минуты, все минутушки, наши люты дни. Под окошком…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Бэла Руденко

    18.08.1933 — 13.10.2021 "В низенькой светёлке" -- моей мамы любимая песня, она мне её пела, когда я причёсываться не хотела, а не хотела я…

  • Ко дню рождения Леннона традиционный пост

    Как обычно девятого октября, представляю несколько песен Джона Леннона в женском исполнении. Вот, например, Шерил Кроу на 75-летии Леннона со всем…

  • Проходи, моё скучное время

    Проходи, моё скучное время, скучное времечко, пройди поскорей. Протекайте все наши часы-минуты, все минутушки, наши люты дни. Под окошком…