Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Category:

Список книг, февраль 2021 года, часть первая

Хороших новостей нет, плохие пересказывать неохота, поэтому собираюсь заниматься любимым делом: рассказывать о прочитанном. Тем более на дворе апрель, а я ещё за февраль должна осталась. Февраль был не слишком насыщенный, всего двадцать книжек. Как не февраль вовсе, а кургузый месяц мерцедоний.

Анастасия Четверикова «Искусство для пацанчиков. По полочкам» – сие руководство по искусствоведению для новоначальных, то есть я имела, для начинающих, мы получили в подарок. И я очень рада! Весёлые гопнички в матиссовском хороводе меня никак не вдохновили бы на приобретение. Издание красивое, на плотной бумаге, с комментариями, с репродукциями; что сказать о содержимом? Бывает этакий бравурно-саркастический говорок, которым можно – на любую тему и в любое время, от которого профессионалы вздрагивают, профаны расцветают, почуяв родную душу, а мы, располагающиеся посередине – не всегда понимаем, что вообще-то пошлость. Так вот, у Четвериковой этого говорка нет. Позаигрывав для порядка с «пацанчиками», она переходит к деловитой рассудительности, весьма уместной в хорошей гимназии на факультативе по МХК. Хоть я и профанище, а тянет на что-то более продвинутое. Эх, мне бы тех «пацанчиков по полочкам» лет двадцать назад! А лучше тридцать.

Елена Макарова «Цаца заморская» – а тут благословляю судьбу, что детские воспоминания известной арт-терапевтессы не попались раньше, до мемуаров о профессии. Теперь я, во-первых, подготовлена, а во-вторых, начала догадываться, откуда в добрейшем и гуманистичнейшем «Вылепить отфыркивание» столь ярко выражена конфронтация с родителями. Фаулер когда-то писала, что в старшую школу учитель приходит всегда немного свести счёты, качнуть весы. Так вот, не только в старшую и не только в школу. Можно спорить о том, насколько Ленка Пенкина, она же Цаца Заморская, и Елена Коренберг – один и тот же человек, насколько Мама и Инна Лиснянская – одно, и тем не менее, приняв близко к сердцу страдания Ленки, невозможно не воспринять под каким-то другим углом терапевтический метод Макаровой. Честно пыталась сделать отзыв. Не сумела. Слишком разбередила меня эта «Цаца».

Елена Макарова «Тайм-код» – тоже автобиография, и тоже написана в трудную жизненную пору, после смерти Сергея Макарова: мужа, соавтора, соратника. Это всегда ощущается и чаще всего с большим трудом принимается – когда любимая писательница подводит итоги. Последний раз странное чувство подытоживания настигло меня над «Лавинией» Урсулы Ле Гуин. Макарова рассказывает об Израиле, где сейчас живёт – в магазине потерялся малыш, разрыдался от страха, и продавец, мужчина пожилой, давай его ласково-ласково уговаривать. Малец и слов наверняка понимал, а на добрый голос – притих. И тут до меня дошло: меня в детстве все пытались урезонить, объяснить ситуацию логически, и от этого я чувствовала себя еще более одинокой: никто не понимает, как мне страшно, никто не понимает, что мама никогда-никогда-никогда не вернётся. И, хоть я была развитым ребёнком, в момент паники взывать к разуму бессмысленно. Паника – сквозная дыра в смерть, где нет ни времени, ни пространства. Ну что ж, вот и послание развитым детям будущего...

Анатолий Цирульников «Бамс!» – сборник сказок вышел в той же серии «Самокат для взрослых», что и книги Макаровой, а впечатление противоположное. Разгрузочное. Папа рассказывает дочке на ночь смешные истории. И пусть в детстве я бы его побасёнок не оценила, как не умела оценить Сапгира с «погода была прекрасная, принцесса была ужасная», ума не хватало... И пусть мало кто из детей оценит сугубо взрослую, даже для старшего возраста характерную проблематику – опять-таки подведение итогов... Нет, нужная вещь этот «Бамс»! Конечно, с концепцией творческого усилия как «бамса» не могу согласиться. Или ладно – могу, но не стану. Андерсен стала Андерсеном и Хармс Хармсом не потому, что прозвучал бамс, а потому, что детская сказка, детская поэзия были востребованы. В противном случае романтик Ганс Христиан воспевал бы красоты родной природы и безответную любовь, а блистательному авангардисту Даниилу Ивановичу в голову не пришло бы размениваться на ежи и чижи. Увы.

Мег Вулицер «Женские убеждения»https://fem-books.livejournal.com/2093717.html. Внимание, дамы и господа, художественная проза с тенденцией. Даже – с идеей. Пока мы в простосердечии брали пример с Хемингуэя, Буковски и Филипа Рота, Соединённые Штаты, похоже, активно, с карандашиком перечитывали Чернышевского и Добролюбова. Ну, и ещё немного Софью Ковалевскую, потому что разговор у нас пойдёт о женском вопросе. Короче, дамы и господа, они феминистки там. Все. Включая мужчин. Впрочем, нет нужды иронизировать – настоящая эпопея, да при том и занятная. Правда, хотелось главного мужского персонажа с его богатым внутренним миром куда-нибудь деть подальше, неимоверно занудил, а – нельзя. Без него перестали бы читаться отсылки к Сэлинджеру, а без них «Убеждения» кое-что теряют. The Interestings объективно круче, однако Вулицер в моих глазах ничего не потеряла. А по большому счёту, приобрела.

Мод Жюльен «Рассказ дочери»https://fem-books.livejournal.com/2078207.html

Елена Погорелая «Черубина де Габриак. Неверная комета» – не люблю серию «Жизнь замечательных людей». Наверное, зря. Прелестная, очень целостно, завершённо написанная биография, которую портит одна ложка дёгтя – авторская убеждённость, что Черубина всё это заслужила. Заслужила кокетством, заигрыванием со сверхъестественными силами, демоническим псевдонимом, теософией, антропософией и прочей мутью, в которую ровесницы Дмитриевой вовлекались, как их прабабушки в раскладывание пасьянсов – со скуки, с тоски и с невозможности реализоваться. Впрочем, большинство и смысла-то вкладывало в эти -софии и столоверчения меньше, нежели в пасьянсы. Ну не-е-е-т, позволю себе усомниться. Обратную зависимость я бы допустила – что к эзотерике Дмитриева обратилась из-за невзгод... Ещё бы,[осторожно, очень страшно] родная сестра умирает родами на руках, заживо разлагается с младенцем во чреве. Тут и более могучая психика бы пошатнулась. А наоборот – усомнюсь.

Вадим Барановский «Край без короля, или Могу копать, могу не копать»helga, уважаемая френдесса, спасибо вам громадное за рекомендацию. Сама сто лет бы не догадалась, или руки не дошли бы, или забылось бы и отложилось – как забывалось и откладывалось несколько лет подряд. И не подумайте, что восторг вызван тем, что перед нами приквел к «Хоббиту», одной из любимейших моих историй. Даже если бы вместо храброго, пусть иногда и чуточку, самую чуточку наивного Хильдифонса оказался бы, допустим, Богодул (не дай Бог), а вместо сестрицы Белладонны – царевна Мымра, я приняла «Край без короля» с тем же бескорыстным восхищением. Я очень ценю в приключенческой литературе, да и не только в ней, чувство уместности, умение соблюдать такт. Это половина успеха. А вторая половина – доблестный герой, который, как уже было сказано выше, может копать, а может и не копать.

Дарья Серенко «Тишина в библиотеке» https://fem-books.livejournal.com/2093883.html. Ага! – воскликнет дотошный ревизор у меня между ушами, так-то вы по двадцать томов в месяц прочитываете! Немудрено! Разве это том – не том, а томик, шестьдесят четыре странички, формат карманный. Формат-то, может, и карманный, а сидела я над белым «поколеньевским» томиком полных две недели. Дарья Серенко на глазах меняется как поэтесса, всё, что она сейчас выкладывает в твиттере, мне ближе «Тишины», роднее... «Тишина» скорее не вопреки, а благодаря. Не умею я рецензировать поэзию. Буду цитировать.

я читаю много раз одно и то же
я читаю много раз одно и то же
я записалась в клуб по чтению одного и того же
ночной клуб по чтению поэзии после освенцима


Натали Бэббитт «Вечный Тук» – классическая американская притча о смерти, бессмертии и о том, что всё и всегда может быть ещё хуже. Хочу отдельно поблагодарить уважаемую френдессу freya_victoria за отзыв, способствовавший тому, что я расшевелилась, перетрясла шкафов и извлекла на свет букинистическое чудо с иллюстрациями Полины Бахтиной. Смело можно утверждать, что февраль у меня прошёл под знаком Туков, вечных и несчастных, а также не-вечных и счастливых. Натали Бэббит умерла сравнительно недавно, в шестнадцатом, а свой opus magnum написала в семьдесят пятом. В один год, к моему умилению, с борхесовской «Книгой песка», а также с «Надзирать и наказывать» Фуко. Вяжущий лесной коктейль, хоррор пополам с идиллией. Не знаю, как бедные детишки Оклахомщины и Канзасщины это изучают в школе. Сама бы не справилась. Подростки ещё куда ни шло...
Tags: книги, список книг
Subscribe

  • А вот про нас уже и лекции читают

    Полчаса назад приехала из Новой Голландии с потрясающей лекции «Мурино: два города под одним названием». Исследовательнице, Ольге Владимировне…

  • (без темы)

    В городе лето. Весны не было, а лето раз, и пришло. Ещё на прошлой неделе шёл снег. Сняв постылые зимние пуховики, горожане и особенно горожанки…

  • Штрихи к портрету праздника

    И парад был, и салют был, а вот шествие Бессмертного полка не разрешили, ибо коронавирус. На парад бессовестная вирусня не действует, а на шествие…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments