Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Category:

Список книг, ноябрь 2020, часть первая

Первая дюжина из двух. Атансьон! В одном мини-отзыве ни к селу ни к городу упоминается Ролан Барт:



Ольга Седакова «Перевести Данте» https://fem-books.livejournal.com/2043824.html. Подозреваю, что многим наличие этой тоненькой книжицы, почти брошюры в моей библиотеке покажется странным. Где я, а где проблемы классического переводоведения? Моё знакомство с «Божественной комедией» исчерпывается «Адом» в переводе Лозинского, преодолённым за вечер к семинару (гусары, ни слова!) по истории философии, а также четырьмя неделями ночных кошмаров, от которых удалось избавиться только благодаря чтению «Рая». Вообразите, помогло. Клин клином вышибают, по пословице. Поэтому-то мне и стоит встать в очередь за прозаическим переводом: чтобы, исходя из своих скромных возможностей, разобраться, разложить по полочкам всё то изобилие, которым суровый Алигьери одаривает публику, нисколько не заботясь, в какой мере она, публика, в состоянии воспринять и переварить. Для странствий по загробному миру нужен гид. Прозаический.

Валерия Пришвина «Невидимый град» – сложилась уже определённая традиция – свои самые долгие долгострои я вожу в поездки. Задор пропадает, запал угасает, и тем не менее, в поезде или в автобусе, когда нет других соблазнов, дочитывается на ура. «Невидимый град» – мемуаристика для меня нехарактерная. Это подведение итогов, но сугубо отрицательных . Духовный поиск Вали закончился приблизительно ничем, даже хуже, нежели ничем. Люди, которых она предполагала видеть своими учителями, имели в виду её изнасиловать, физически ли, духовно ли – разница небольшая. А что до так называемого жениха, Олега Поля, которого Пришвина простодушно идеализирует... я почитала его «философские труды» – это метафизическая интоксикация, точно по учебнику. Какой он был бы муж? Воображаю! Впрочем, отрицательный результат – тоже результат. Бытовые подробности интересные.

Вадим Михайлин, Галина Беляева «Скрытый учебный план. Антропология советского школьного кино начала 1930-х – середины 1960-х» – школьным кинематографом я интересуюсь не первый год и монографию приобрела не только с целью благоговейно внимать премудрости, но и, елико получится, поспорить. К трёхсотой странице и желание внимать, и потребность в дискуссии улетучились и растворились в пространстве. Осталось одно: немое изумление, сколько же это материала пришлось перелопатить. Козьма Прутков убеждает нас: нельзя объять необъятное. Так вот, соавторам удалось приблизиться к асимптоте. Пусть иногда они чрезмерно оценочны в суждениях, пусть кое-какие интерпретации и заставляют вспомнить сову на глобусе, – не имеет значения. Придираться кардинально неохота (хотя кому я вру, охота! Но смысл?). Вы посмотрите, какая работа проведена. Вы вдумайтесь, какая работа...

«Феминистский самиздат сорок лет спустя»https://fem-books.livejournal.com/2042449.html. Очень современный проект! Все участницы, и условно старшее, и условно младшее поколение, сделали доброе дело, переиздав альманах «Женщина и Россия», прокомментировав его, обсудив. Четыре десятилетия минуло, а есть что обсуждать и есть о чём дискутировать, так-то! Что ошеломило? Качество письма. Девушка студенческого возраста описывает в интервью тюремное заключение, девятилетний парнишка, сын одной из составительниц, рассказывает о буднях пионерского лагеря – стилистически лучше, точнее, чем произвольно взятая редакционная статья в нынешней газете. Стихи Мамоновой и Шварц, прекрасный очерк неизвестного, к сожалению, авторства, публицистика, какой мы вокруг себя и не видим, даже и в специально художественно-критических изданиях... Явление, бесспорно – явление.

«Польские поэтессы» – признаться откровенно, даже трушу добавлять этот сборник в прочитанные. Это осилить с корки до корки и поставить галочку – ага, мол, дело сделано! Ознакомилась! – нельзя, потому что раз от разу будешь возвращаться, будешь погружаться вновь и вновь. Здесь бессмыслен традиционный разговор «что понравилось? кто понравилась?», так как «понравилось», если здесь можно употреблять столь приземлённое словечко, вообще всё. Сама атмосфера. Плаванье, путешествие, морской путь по волнам словесности из порта приписки Классика в пункт назначения Современность. Понятно, одно ближе и роднее, другое дальше, чужее (так говорят: чужее? Более чуждо, во!), и не буду греха таить, Современность, считающаяся с послевойны, оказалась ближе Классики. Но как знать, изменится ли ситуация и каким образом изменится лет, допустим, через пяток, через десяток. А начать возвращаться к беспрецедентному переводческому труду Н.Г. Астафьевой я собираюсь гораздо раньше.

Джоха аль-Харти «Небесные тела» – как обычно, тяжелее всего рассказывать о том, что сильнее всего затронуло... И было бы досадно, если, несмотря на Букера, а скорее благодаря Букеру, «Женщин Луны» (я всё-таки привыкла так называть) воспримут как этакую фем-мелодраму, сладкий сироп арабской экзотики, наперченный повесткой дня. Гендерная дискриминация в мусульманских странах? Обалдеть, как свежо и неожиданно. На восток отправься дальный воздух пить патриархальный. Мне и в отзыве хотелось донести, что аль-Харти пишет не о восточных страстях и не о дискриминации, то бишь, разумеется, и о них тоже, только они – не главные: https://fem-books.livejournal.com/2044346.html. Абдуллу жаль «по человечеству», попал между двух огней: когда он был сыном, требовалось безоговорочно подчиняться отцу, а сам стал отцом – никто ему подчиняться не собирается, устарела ваша патриархальность, мохом поросла, отменена вместе с рабством. Соль не в Абдулле.

Джумпа Лахири «Толкователь болезней» – с индийской литературой у меня отношения несложные: заметила – тащи в норку и изучай. К диаспоре это тоже относится. Поэтому, например, у меня на полке стоит гигантский кирпич Фатимы Фархин Мирзы «Место для нас». Якобы бестселлер всея Америки, но Боже мой, до чего же нудное чтиво! «Толкователь болезней» был подобен форточке, распахнутой на душном запылённом чердаке. Заглавная новелла бесподобна, однако её прочтут и без моей рекламы. Так что я воспользуюсь возможностью и посоветую «Благословенный дом», кому посмеяться, и «Когда мистер Бирсада приходил на ужин», кому посочувствовать. Ещё очень удачный рассказ «У миссис Сен», пусть и на любителя. *диким голосом* Я, я тот любитель! Вернее, любительница. Да, продажи продажами, а Пулитцеровскую премию кому попало не дают. По крайней мере, двадцать лет назад не давали.

Кейтлин Моран «Как стать знаменитой» – https://fem-books.livejournal.com/2045035.html. Что я утверждала по поводу «Стать Джоанной Морриган», дословно то же повторю и о продолжении саги: Моран умная и тонкая писательница, постмодернистски обыгрывающая каноны европейского Bildungsroman. Во второй части она, похоже, спохватилась: слишком мрачно (см. м/ф Хитрука «Фильм! Фильм! Фильм»), аудитория разбежится, и ввела в повествование двух положительных героинь, маниакальную тётушку-мечту Сюзанн, этакую фею-крёстную в косухе и колготках сеточкой, и значительно менее предсказуемую басистку Джулию, чей сардонический юмор согревал меня всю дорогу. В сущности, вся так называемая рок-культура держалась и по сию пору держится на Джулиях, немногословных кариатидах жанра, скромных администраторшах революции. Джулия есть мощь, Джоанна-Долли – воля, а Сюзанн – любовь, дышит, идеже хощет.

Ольга Токарчук «Веди свой плуг по костям мертвецов»https://fem-books.livejournal.com/2044637.html. Позволю себе предположить, если бы я начинала знакомство с творчеством польской нобелевской лауреатки с «Веди свой плуг», я бы отползла нервно притихшая и непонимающая и надолго забыла бы, как со свиным рылом соваться к этим вершинам сверхучёной премудрости. Под личиной непритязательного деревенского детектива (спасибо Вилю Липатову за наименование жанра) скрывается такая ревущая бездна аллюзий, ссылок, намёков и прочего разного постмодернистического, что комментарий к роману был бы раз в десять толще, чем сам роман: от Блейка до Барта. И Гаятри Спивак, несомненно, хотя затрудняюсь предположить, при чём здесь Гаятри Спивак. Поясницей чую – нужна, а вот зачем – знаний не хватает. В общем, головокружительный мальмстрём. Встретимся на самом дне. *блаженно булькает*

Анне Провост «Падение»https://fem-books.livejournal.com/2046679.html. Не успела я поаплодировать «Самокату» за своевременный перевод и повосхищаться, какая актуальная вещь в нынешней политической обстановке, как выяснилось, что повесть вышла в 1994 году. Недурная новинка. Попала я пальцем в небо. «Падение» уже в школьной программе давно, причём не только в родной Бельгии, но и в сопредельных Нидерландах. Уже поколения выросли с томиком под подушкой. Эх, Лукасовы похождения бы в мой девяносто четвёртый, где характерная символика и Jude готическим шрифтом были нацарапаны даже на стеклянной двери Дома Зингера. Возможно, кто-то бы понял и удержался, не упал. Отдельно отзывается, как Кейтлин для типа влюблённого Лукаса проходит все стадии расчеловечения: неземной ангел, объект желания, слабая-надо защищать, ах ты мразь-проститутка-грязнокровка! Излишне добавлять, что ни одним определением девочка не определяется.

Марике Нийкамп «54 минуты»https://fem-books.livejournal.com/2045408.html. Сюжетные переклички с «Падением» очевидны. Не стану заострять на них внимание, чтобы не наспойлерить. Авторские намерения похвальны (коль скоро мне удалось их правильно понять), но в целом история вышла невнятная. В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань, то есть в нашем случае остросюжетно-криминальный жанр и кафедрально-дидактическое осмысление. Ну, комический эффект возникает, если к какой-нибудь колонизаторской кровавой авантюре в дебрях Конго пристегнуть пространное назидание в стиле «не ходите, дети, в Африку гулять!» Жёсткость, жестокость и прочие отрицательные свойства, за которые молодёжную прозу принято похваливать, положения не спасают. Скорее, усугубляют. Персонажи гибнут один за другим, просто, как листья с горькой осины, сыплются, а катарсис всё не наступает и не наступает. Зараза этот катарсис.

Мэри Пайфер и Сара Гильям «Воскрешение Офелии»https://fem-books.livejournal.com/2043575.html. Подзаголовок «Секреты девочек-подростков» здесь ни к селу ни к городу. Ничего из того, что пишет американская психотерапевтесса, тайной за семью печатями не является. Уж скоро сто лет, как о трагедии женского взросления написал Марсель Эме в «Сказках кота Мурлыки» (не путать с Вагнером, Вагнер – это типичное не то). Новелла называется «Ослик и лошадка», она довольно-таки жуткая. Собственно, Пайфер тем и импонирует, что предлагает не «принятие» идентичности ослицы либо рабочей лошади, а некую работу на другую идентичность и другую социальную перцепцию. С другой стороны, как в бородатом анекдоте, всю систему менять надо. И я говорю не только и не столько о семейной системе, хотя и к ней есть вопросы, сколько о системе педагогической, эрго – общественной.
Tags: книги, список книг
Subscribe

  • Наша именинница

    Строго говоря, именинница чёрствая, потому что день обретения Сметанки, она же Подушечка, она же Третья Клёцка, она же Божий Дар номер Три, был…

  • (no subject)

    Мы сегодня сделали очень большое дело: привели в порядок зубки кошке Мурысеньке, которую брат нашёл на лестнице в 2011 году. С тех пор она…

  • А тем временем Бася

    Посмотрите, просто посмотрите на это обольстительное создание природы! За время изоляции в туалете Бася обнахалился и всех гоняет, охраняет своё…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Наша именинница

    Строго говоря, именинница чёрствая, потому что день обретения Сметанки, она же Подушечка, она же Третья Клёцка, она же Божий Дар номер Три, был…

  • (no subject)

    Мы сегодня сделали очень большое дело: привели в порядок зубки кошке Мурысеньке, которую брат нашёл на лестнице в 2011 году. С тех пор она…

  • А тем временем Бася

    Посмотрите, просто посмотрите на это обольстительное создание природы! За время изоляции в туалете Бася обнахалился и всех гоняет, охраняет своё…