Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Category:

На Невский съездили

Вчера мы всем семейством, даже с игрушечной тихоходкой на всякий случай (мало ли когда может пригодиться игрушечная тихоходка?), выезжали в центр города обновить книжную полочку. В Доме книги яблоку негде упасть, как в добрые старые времена. Мила выбирает книги вдумчиво, используя в том числе и "критерий Треллиса": цвет обложки. ДЛинная цитата из Флэнна О'Брайана, читавшие могут пропустить.

У Треллиса была ещё одна любопытная привычка, касающаяся его чтения. Считая все цвета, кроме зелёного, символом зла, он ограничил круг своего чтения исключительно книгами в зелёных обложках. Несмотря на то что Треллис был человеком энциклопедических знаний и высокой культуры, прихоть эта стала причиной серьезных пробелов в его эрудиции. Так, например, Библия была ему незнакома, и многие знания о великих религиозных таинствах и о происхождении человека он получал, общаясь с прислугой или собутыльниками, отчего они оказывались весьма несовершенными и до смешного искажёнными. Именно по этой причине его широко известная работа «Свидетельства христианской религии» содержит семена серьёзной ереси. Когда кто-либо из приятелей советовал ему прочесть ту или иную достойную внимания книгу, недавно появившуюся на прилавках, он интересовался в первую очередь тем, какого у нее цвета переплёт, и, узнав, что он не зелёный, Треллис проклинал книгу (даже не удосужившись заглянуть в неё) как дело рук Сатаны — к великому, надо сказать, удивлению своего приятеля. Долгое время Треллис испытывал затруднения, стараясь приобрести достаточное количество книг, которые могли бы удовлетворить его энергичный и пытливый ум, так как лондонские издатели не благоволили зелёному цвету, исключая тех, кто специализировался на выпуске учебников, руководств по выпиливанию лобзиком, кулинарных справочников и сборников анекдотов. Дублинские же издатели считали зелёный цвет вполне подходящим для многочисленных сочинений по истории Ирландии и ирландских древностей, и поэтому неудивительно, что вскоре к Треллису стали относиться как к авторитету в данных областях, и зачастую за консультациями к нему обращались лица, занятые исследовательской работой, включая членов закрытых религиозных орденов.

Так вот, если обложка сиреневая, розовая или лиловая, книга подлежит тщательному рассмотрению. Таким образом мы приобрели не только новый том Ольги Посух, но и огромный фолиант Ю. Зоммера "Большая книга моря", и справочник на все случаи жизни для девочек от десяти лет. Меня покорило название главы о содержании домашних животных: "Обо всём живом в твоём доме, кроме тараканов и родителей". Гран мерси, неведомые составители справочника. Сдаётся мне, вы хулиганы.

В Эрмитаж, естественно, не успели, побродили по Дворцовой, постояли на ступенях у ног атлантов. Прямо под дверьми молодой человек играл на гитаре и пел. Не "Когда на сердце тяжесть", как вы могли бы ожидать, а характерный уличный репертуар: "Сплинов", группу "Браво". Назревала необходимость пообедать. По возможности -- не там, где посетителей под завязку. Ходили-ходили, выбрались на Большую Морскую, смотрим, там вывеска "Тихий ход". Куда ещё и идти с тихоходкой-то? Я сперва боялась, что там пивбар, а оказалось, какой-то кузен закусочной "Косушка" "Косуля", про которую я уже рассказывала как-то. То есть насчёт спиртного -- недостатку нет, но мы там интересно пообедали не по центровым ценам. Правда, не рискнули заказать единственное первое (первое и единственное первое), томатный суп. В меню написано, что он пряный. Когда его мимо нас проносили, от миски ощущался огненный шлейф, как от капитанского карри имени молодого Джеральда Даррелла. Тарелка картошки в сметане , ещё и с икрой (правда, мойвы) -- сто восемьдесят рублей-с. Самое дорогое кушанье в меню -- пельмени с бараниной -- триста пятьдесят. Вареники с грибами офигенные, ещё не во всяком ресторане такое-то, лимонад, да не с чем-нибудь, а с облепихой, малиновый морс. Напитки подаются в гранёных стаканах неописуемой красоты. Еда -- почему-то в картонных блюдцах. Правда, за барной стойкой скучал юноша и складывал фигуры из зелёного горошка и сосисок на деревянной доске, тоже как в "Косуле". Мы тоже не стали теряться и показывали всем входящим свою тихоходку. Столько внимания невинная тардиграда не получала со времён подготовительного класса.

В заключение подали чайник чаю и к нему огромный домашний "Наполеон". Вот тут я не выдержала и спросила у официантки, не пекут ли они на заказ. К сожалению, не пекут.

Ещё ходили в "Дом вверх дном", это забавная детская развлекалочка, где вся мебель расположена на потолке, кверх ногами. Потрясла табличка "На унитазе не висеть".
Tags: книги, первая песенка - поесть хочу
Subscribe

  • О «Подписных изданиях»

    После долгого перерыва зашла в «Подписные издания» на Литейном: Господи, как же там всё переменилось-то! Были два этажа размером с хорошие спортзалы.…

  • А Питеры Пэны летят и летят

    Перечитывала на досуге Айрис Мердок, «Дитя слова». Хорошая книга, хулиганская. Если бы они под занавес утопились все разом, было бы ещё…

  • (no subject)

    Апатия такая, что скоро уже начну фотографировать из окошка закаты и публиковать в ЖЖ. Сегодня, кстати, и закат давали отменный — багровый, полосками…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • О «Подписных изданиях»

    После долгого перерыва зашла в «Подписные издания» на Литейном: Господи, как же там всё переменилось-то! Были два этажа размером с хорошие спортзалы.…

  • А Питеры Пэны летят и летят

    Перечитывала на досуге Айрис Мердок, «Дитя слова». Хорошая книга, хулиганская. Если бы они под занавес утопились все разом, было бы ещё…

  • (no subject)

    Апатия такая, что скоро уже начну фотографировать из окошка закаты и публиковать в ЖЖ. Сегодня, кстати, и закат давали отменный — багровый, полосками…