Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Category:

Список книг, август 2020, часть первая

Двадцать четыре книги, и такое ощущение, словно весь отпуск только и делала, что читала, читала и читала.

Элизабет Джейн Ховард «Семья Казалет: Исход» и «Семья Казалет: Всё меняется» – написала на оба тома общий отзыв: https://fem-books.livejournal.com/2012868.html, потому что они у меня слились в один огромный талмуд «Как всё испортить и так ничего и не понять». Ховард и так-то не Поллианна, а под занавес эпопеи превосходит в пессимизме самоё себя. Как они вообще дожили до седых волос, эти пусторукие бездельники, эти до смешного неприкаянные в своём простосердечии женщины, готовые уцепиться за любую тряпку, напоминающую по форме штаны? Как они детей собираются растить при этакой-то дезадаптированности? Как умудрились войну выиграть? Может быть, здесь собака и зарыта, войну выиграть невозможно? Или возможно, но лишь так, что уж лучше бы было – проиграть? Странную сагу нам спела эта женщина-скальд, ох, странную...

Елена Клишина «Спойлеры» – забавная лёгкая повесть в форме блога, где тинейджер-школьник по имени Захар перечитывает школьную классику и выкладывает впечатления в сеть. Читают и комментируют одноклассники (сейчас принято именовать их дноклами), одноклассницы (также дноклы, она – днокла), положительная остроумная учительница словесности, старая и не очень умная учительница словесности, несколько «захожан». Сленга много, но он милый, беззубо-безобидный, наверное, из-за отсутствия мата. Выразился Захар всего пару раз и заботливо запикал «выражения» звёздочками. По содержанию... от самокатовской серии «Встречное движение» ожидала поострее, позлее, – и потрясена количеством восторженных откликов. И подростки пишут, и взрослые – спасибо, нам так не хватало стимула взяться за «Обломова», сходить в театр на Островского, перечитать «Анну Каренину»... Значит, работает. А я банально не целевая аудитория.

Клементина Бове «Королевишны или Три колбаски»https://fem-books.livejournal.com/2014693.html. Где есть конкурсы красоты, там найдётся место и конкурсу безобразия – правда, негласному, но из серии секретов Полишинеля. Знают школьники и школьницы, знают их семьи, знает и педсостав – ан никто ничего не может делать, это же дети, это же подростки, развлекаются. Чего это стоит победительницам, никто не задумывается. А зря. Три почётные «колбасы» – это жаргон местный – решили скооперироваться и вдарить велопробегом по сексизму, лукизму и разгильдяйству. Зарабатывать на пропитание они станут, вообразите, торговлей жареными колбасами. Полагаю, уже из вступления ясно: книга юморная, юмор местами переходит в сатиру и откровенный театр абсурда, но абсурд этот весьма и весьма неглуп. После беспомощного перепева «Евгения Онегина» в стиле рэп – приятнейшая неожиданность.

Пядар О'Лери «Шенна» – жанр определить затрудняюсь: это и сказка, и пьеса, потому что юные слушательницы, чьи имена подобны пенью пташек: Шила, Гобнать, Кать, – сказочницу Пегь то и дело перебивают со всяческой бытовой ерундой, и энциклопедия трудного крестьянского бытия на границе Керри и Корка, а также мира бренного и мира нетленного. Или всё-таки притча? Среди действующих лиц мошенники, притворяющиеся эльфами, сама Божья Матерь инкогнита (здесь напрашиваются параллели с Яном Барщевским) и – о ужас – Чёрный человек. Сему последнему с Фаустом не повезло. Ему однозначно сложнее пришлось с нищим сапожником Шенной, чем германскому рогато-хвостатому собрату с целым доктором всяческих наук... Перевод Юрия Андрейчука, как всегда, бесподобен. Слышно, что переводил музыкант. Так держать! Собирается изрядная полочка ирландской классики.

Скарлетт Томас «Дочь олигарха»https://fem-books.livejournal.com/2018159.html. В одно не врубаюсь, зачем Томас понадобилось делать центральную героиню русской? О России у неё представление примерно как у мальчишек из комикса «Призрак для Ани»: очереди за хлебом, красные пиджаки, золотые цепи и житьё впроголодь. Мать Наташи (ну разумеется, Наташи) жаждет выйти замуж за иностранца и проводит за перепиской целые дни. При этом у неё одна блузка, одна юбка, одно-единственное платье, во всём доме всего две наволочки, а дочь спит без белья на сундуке с клопами, у дочери отец миллиардер, и вот он её нашёл со страшной силой, отправил за образованием в аглицкий пансион для благородных девиц... Ну, оперетка! И самое смешное, проходит совсем немного времени, и эту оперетку начинаешь воспринимать всерьёз, искать мотивы, размечать в голове сюжетные схемы, искать подтекст... Волшебная сила искусства.

Доналд Рейфилд «Жизнь Антона Чехова» – ну наконец-то! Миг вожделенный настал, сама себе не верю, что этот тысячестраничный кирпич наконец-таки осилен. Поймите правильно, я люблю Чехова, я люблю биографический жанр, чертовски люблю. И я вполне осознаю: обстоятельность и методичность для биографа скорее плюс, чем минус. Но, о небо, не до такой же степени быть методичным! Каталогизируется всё: любовные письма, мятые рублёвки и хрустящие сторублёвки, философские дискурсы, чахоткины плевки, несвежее бельё, клистиры и, ещё раз извините, листки бумаги ханагами (точнее выразиться не смею). Мы многое выясняем о родословной Чехова, о его окружении, о нравах его времени – а сам Антон Павлович если и описывается, то апофатически, через «не». Ускользает, растворяется в амбарных книгах, приход-расход, любил-сгубил. Я не ваш, я ушёл – и не помахал на прощанье. Вот такое жизнеописание.

Кирилл Кожурин «Повседневная жизнь старообрядцев» – заглавие не вполне точное, о современной старообрядческой повседневности речь пойдёт всего в одной главе. Этнографии – мало. Автор, написавший для серии «ЖЗЛ» о протопопе Аввакуме и боярыне Феодосии Морозовой, как я поняла, и сам по старой вере, поэтому, понятно, ему отстранённость эдакого Пимена, спокойно зрящего на правых и виновных, не к лицу. Будут и жалость, и гнев, и тона скорее апологетические, чем критические. При этом как справочник, пусть не исчерпывающий, но глубокий и информативный, труд К.Я. Кожурина подойдёт отлично. Здесь и богословие, и история, и география с краеведением, и даже музыковедческие и библиофильские экскурсы. В молодогвардейской серии «Повседневная жизнь» находится место и задорным компиляциям, и глубоким исследованиям настоящих знатоков. Эта книга безоговорочно входит во вторую группу.

Джули Холланд «Капризные стервы» – в сообществе я, само собой, навела критику: https://fem-books.livejournal.com/2019233.html – а сейчас думаю: и вот чего я расшумелась? Не первая уже в  читательской практике ситуация, когда автора (или авторессу) несёт по кочкам какая-нибудь лиса за тёмные леса, а ты охаешь, крёхаешь, материшься и изнываешь, а оторваться никак. Уж больно значимые проблемы поставлены. В своей сфере, а именно в психофармакологии, Холланд основательно подкована, есть что почерпнуть. По остальным проходится галопом по Европам, справедливо считая, что кому надо поплотнее, зайдёт в библиотеку лишний раз, погуглит хорошенечко... Загвоздка в том, что чем больше я гуглила, тем больше увязала. Чтобы усвоить такой  «научпоп», не принимая на веру, а анализируя, надо самой степень по биохимии иметь и пару-тройку десятков лет врачебного стажа.

Рэнди Хаттер Эпштейн «Возбуждённые: таинственная история наших гормонов»https://fem-books.livejournal.com/2020739.html. Дамы и господа, наш анатомический театр полон. Сегодня перед восхищённой публикой развернутся расследования, разоблачения и, что греха таить, бесчеловечные эксперименты в области эндокринологии! Аудитория трепещет... Сейчас по истмеду пишется много и интересно, однако популяризаторам свойственно впадать в две крайности: либо максимально засушивать самые интригующие темы «во избежание профанации», либо разухабисто ёрничать, что работать работает, но в применении к болезням и болящим чисто этически коробит. Хаттер Эпштейн успешно избегает и Сциллы стёба, и смерча-суховея занудства, заменяющего Харибду. Неохота говорить трюизмы про внутреннюю культуру, но что есть, того не отнимешь. Заинтригованных, прошу проследовать по тегу get me out, где выложена другая книга Р. Хаттер Эпштейн, про историю акушерства и гинекологии.

Мари Дарьёсек «Быть здесь – уже чудо»https://fem-books.livejournal.com/2016288.html. И снова биография, ничему-то горький опыт не учит. Правда, гораздо менее громоздкая и более беллетризованная. Паула Модерзон-Беккер – видная представительница немецкого экспрессионизма, из чего с необходимостью следует, что я её работ почти совсем не знала. Ну, попадались в оформлении обложек курносые широкоглазые девочки с характерно отгороженными выражениями лиц... А тут такая судьба! Детство с чудесным спасением, уроки живописи в Париже, знакомство с теми, кто прославит немецкую культуру во веки веков, мгновенная смерть от послеродовых осложнений – смерть, оборвавшая едва начинающуюся зрелость... Прижизненная неизвестность Модерзон-Беккер сменилась посмертной славой, ещё ярче разгоревшейся от того, что нацисты объявили её полотна дегенеративным искусством и часть их уничтожили. Первое знакомство с Дарьёсек – надеюсь его плодотворно продолжить.

Александра Старусева-Першеева «Эпоха Вермеера» – если вы думаете, что по прочтении этих популярных лекций стала «более лучше» разбираться в своих ненаглядных голландцах – могу со вздохом развести руками и процитировать известное латинское изречение «ubi nil valis, ibi nil velis». Кстати, если напечатать ibi в кириллической раскладке, выходит «шиш». Там, где добрые учащиеся получают ответы на свои вопросы, я обретаю всё новые и новые вопросы, причём такого свойства, что для их сколько-нибудь годного разрешения надо закончить минимум магистратуру. Теперь ломаю голову, какие биологические законы воздействуют на нас, когда мы ощущаем изобразительное художество: картину созерцаем, скульптуру трогаем – да, знаю, что их не следует трогать, да, удерживаюсь, хоть и с трудом. В книжной лавке посоветовали руководство М. Ливингстон «Искусство и восприятие – биология зрения». Стоит две тысячи. Гран мерси, конечно.

Tags: книги, список книг
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments