Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Category:

О Михаиле Евдокимове

Сегодня с утра вспоминала Евдокимова, а вечером, сунувшись в Википедию совершенно за другими вещами, обнаружила, что сегодня пятнадцать лет со дня смерти. У меня часто бывают такие совпадения. Хотя я вспоминаю этого популярного в своё время юмориста всякий раз, когда мою или переставляю дроздятницу утятницу.

К одной из двух характерных евдокимовских масок, «иду из бани, морда красная», покорившей всю страну в середине восьмидесятых, я была скорее равнодушна. Не потому, что обаятельный Серёга Бугаенок со своим верным многоразовым веслом казался неправдоподобным. Ничуть. Его братьев по разуму можно было встретить на каждой улице, в каждой деревне: Мы с отцом на разных концах деревни живём. Он на том конце никого не трогает, а я — на этом. Другое дело, что Серёгу Евдокимов откровенно подзатаскал. То он выплывал в образе бизнесмена Фомы, то перевоплощался в кузнеца Филимона, то становился фермером Иваном, почему-то тоже Филимоновичем... А вчерашняя хохма, как говаривал ещё один известный эстрадный артист, сегодня уже не хохма

Не то второй подтип монологов Евдокимова, условно называемый «посиделки с дедом». Мужчина сорока с небольшим лет вдруг перевоплощался в старика, да не в былинного какого-то деда-всеведа, каким у нас любят изображать сельских стариков, и не в богодула-матерщинника, а такими деревенских стариков тоже любят изображать, а в обыкновенного пожилого человека: брюзгливого, жёлчного, общительного, но, если можно так говорить, навыворот общительного, чтоб и приветить человека, и тут же над ним поёрничать. Топтался по сцене, нервно озираясь. Набивал уши ватой, приговаривая: Чтоб сопливая простуда ни туда и ни оттуда. Бесконечные монологи-диалоги старика со своею старухой, реплики которой не произносились, их оставалось лишь домысливать, — они наводили заповедную жуть. В чём я, говоришь, дроздей-то потушил? В у-тят-ни-це? В утятнице? Для утей утятница, для гусей гусятница, а для дроздей дроздятница, что ль? Утятница, хренятница... Брат послушал-послушал, обернулся через плечо и сказал мне доверительно:
— Обалдеть, как у нас дома, ругается.
— Вспомнил! вспомнил, в чём я дроздей-то потушил! В латке! — победоносно орал с экрана дряхлый охотник, уже испортив настроение и жене, и собеседнику, и некоторым зрителям, у которых дома было в том же духе. Катарсис.

И вот ещё русская песня про деревню Ольховку, исполняет квартет с участием Евдокимова:



Слушаю, и почему-то грустно.
Tags: художества
Subscribe

  • (no subject)

    У меня вообще много случалось в жизни абсурдного, причём низкосортно абсурдного, такого, что в приличном обществе и рассказать неудобно. Но…

  • А Питеры Пэны летят и летят

    Перечитывала на досуге Айрис Мердок, «Дитя слова». Хорошая книга, хулиганская. Если бы они под занавес утопились все разом, было бы ещё…

  • Благодарственное песнопение оклемавшейся

    У кого сегодня день военно-морского флота, а мы, напротив, празднуем то, что не поплыли. Сантехник-сан и его младший коллега, который подавал

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • (no subject)

    У меня вообще много случалось в жизни абсурдного, причём низкосортно абсурдного, такого, что в приличном обществе и рассказать неудобно. Но…

  • А Питеры Пэны летят и летят

    Перечитывала на досуге Айрис Мердок, «Дитя слова». Хорошая книга, хулиганская. Если бы они под занавес утопились все разом, было бы ещё…

  • Благодарственное песнопение оклемавшейся

    У кого сегодня день военно-морского флота, а мы, напротив, празднуем то, что не поплыли. Сантехник-сан и его младший коллега, который подавал