Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Category:

Именины продолжаются

Начало тут: https://maiorova.livejournal.com/493846.html

Почему же народные песни были у эстрадных ансамблей в чести? Во-первых, можно было расписать партии и сделать красивое многоголосие, что мы и слышим у «ВИА Ритм» в предыдущем посте.Во-вторых, фольклорный текст не требовалось литовать. Конечно, бдительную цензуру могло смутить неприличие какой-нибудь строки, но это и сейчас случается. Фолк-группе «Карагод», в репертуаре которой была песня «Как повадилась Параня», предъявили претензии за вроде бы пристойную строчку «Он ударил же Параню об сырую землю»:

[абсолютное неприличие]— Да что такое вы поёте? Жопу раня! Обсеру!

В-третьих, выступление можно было красочно оформить в этнографическом духе. ВИА Крымской филармонии «Чайки», 1974 год.



Вполне понятно желание сделать яркое и бодрое шоу, но в ряде случаев песня за ним пропадала. Потрясли в своё время «Солдатушки, бравы ребятушки» в исполнении ленинградского ВИА «Калинка». Бравурно, мажорно, ритмично, полифония красивая, и никакого вообще намёка, что эти солдатушки-канареечки вообще-то исполняются людьми, идущими умирать и убивать. Эстрада!




Да, не всегда поклонникам народной песни интерпретации приходились по нраву. Моя бабушка, помню, в 1984-85 годах, смотрела по телевизору очередной концерт и комически ужасалась:
— Разве так можно, «Сударушку-девушку», да в таких костюмах?!
А что костюмы, что костюмы? Зелёно-фиолетовые, декольтированные, с искрой.
Бабушка же, в сотый за неделю раз услышав необыкновенно популярное «Когда-то россияне – Ванюши, Тани, Мани, танцуя на гулянье, открыли новый стиль...», с великолепным сарказмом:
— Да-а-а. Россияне. Придумали кадриль.

Псевдофолк. Эталонный, пожалуй, образец, но при этом  –  непротивный. ВИА «Добры молодцы», поёт Жанна Бичевская. До мировой славы ещё осталось некоторое время.



1980 год. Альбом А. Градского «Русские песни». Концептуальный, это тогда было новое слово. Хороводная перетекает в плач:



И кстати, аналогичным приёмом шесть лет спустя воспользовался «Наутилус Помпилиус», повергая аудиторию в тихий ужас:



Да, как на машине времени слетала: Вячеслав Геннадьевич, узнаваемый в гриме, стенания малютки привидения за кадром. Сейчас перформанс устрашающего впечатления не производит, мягко скажем. Единственно, что по нынешним законам может влететь: с кем солист там повенчаться собрался, и кто такой этот милай? А тогда публика была в ступоре:

Зато „Наутилус“, словно по контрасту, обнаружил всё, что так симптоматично для сегодняшней негативной проблематики рок-музыки: отрицание ради самого отрицания, агрессивность без цели, эпатаж, дабы привлечь внимание и снискать успех, посредственное владение поэтическим и музыкальным арсеналом рок-музыки. Отсюда и выход лидера ансамбля в галифе, с Георгиевским крестом на груди (?!), заунывное, нарочито глумливое исполнение песни „Разлука“ и агрессивная манера музицирования…
28.04.1986., А. Александров, газета «Советская культура».
После того, как весёлая в недалёком прошлом студенческая команда агрессивно исполнила а-капелла песню "Разлука", над залом зависла жуть и наступило неподдающееся описанию оцепенение. Возможно, именно с этой минуты и началось всесоюзное восхождение группы "Наутилус Помпилиус".
А. Кушнир, «100 магнитоальбомов советского рока»

Удивительно, что инициацией к всенародной любви послужила именно всем известная фольклорная песня. Что же было дальше? О, это совсем другая история.
Tags: женские голоса, художества
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments