Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Categories:

Список книг, июнь 2020, часть вторая

Арнар Маур Арнгримсон «Сага о юном Сёльви» – подростка по имени Сёльви ссылают отдыхать в деревню к бабушке. Бабушка там кремень, пирожка не подсунет, собак стреляет, когда они стареют-хиреют, до недавнего времени пила запоем, от одиночества немного с присвистом. Впрочем, кого мы обманываем? сильно с присвистом. Триста страниц этот дурной Сёльви ноет, тоскует, мастурбирует, слушает музычку, рожает какой-то полупохабный рэп, ухлёстывает за соседской девочкой и бродит. За двадцать страниц до финала девочка ему отдаётся (нудил, нудил и вынудил), за десять – с ним расстаётся, и на последней странице юный Сёльви сидит за ударной установкой с целью самоактуализироваться. Не могу безоговорочно утверждать, что «Сага» – муть, но что буря в стакане воды – факт, факт. Отдельно любопытно, почему в каждом исландском прозаическом произведении, какое мне попадается, склоняют во всех падежах Халлдора Лакснесса. Не иначе, напоминание свыше найти и осилить хотя бы «Герплу».

Нина Дашевская «Тимофей: блокнот. Ирка: скетчбук» https://fem-books.livejournal.com/1991698.html/. Не перестаю восторгаться, как растёт от года к году замечательная детская писательница Нина Дашевская. И самое главное – она такого сильного эффекта добивается не за счёт фабулы, накручивания каких-то псевдодиккенсовских сентиментальных жестокостей, не за счёт специфического юмора или сарказма, например, а чисто словесными средствами. Тимофей записывает в блокнот. Ирка рисует в скетчбуке. Они, может быть, никогда не повстречаются, но постоянно пересекаются по дороге в школу. Они близки социально, интеллектуально, душевно, и в то же время между ними пропасть. Не имею в виду возраст, хотя в школьные годы возраст и класс (не общественный) – серьёзная преграда к общению. Дело в другом. Тимофей мальчик, будущий мужчина. Ирка девочка, будущая женщина.

Александр Булатович «От Энтото до реки Баро» и «С войсками Менелика II» – приключенческое чтение высшей пробы, ещё и потому, что абсолютно реалистическое. Гусар-схимник Буланов, воспетый Ильфом и Петровым в «Золотом телёнке» существовал. Он вправду ходил до реки Баро, завоёвывал царство Каффу для Менелика, вправду привёз в Петербург из Абиссинии мальчика Ваську, которого коварно оскопили бессовестные представители племени кулу, бывшие в войсках негуса на положении башибузуков. * в сторону* Сволочи, а не башибузуки. И ещё хочу добавить: ведь Булатович не профессиональный литератор, академиев, как говорится, не заканчивал, а как он пишет! Люди, как он пишет! Так и стоят перед глазами саванны, реки, люди, обычаи, гром выстрелов, стоны рабов, запевы лалибел и барабаны эфиопских богослужений. Правда, гусар-схимник не ушёл в кучера на конную базу. Его убили бандиты в девятнадцатом.

Патриция Хайсмит «Цена соли» https://fem-books.livejournal.com/1993195.html. Единственное произведение Хайсмит, которое мне удалось одолеть: «Два лика января», позднюю, на редкость заунывную нуарную повесть о крушении иллюзий. С мистером Рипли взаимопонимания не получилось, увы. Вообще в последние лет пять похождения различного рода мирских захребетников, мошенников и очковтирателей перестали меня интриговать. Поэтому особенно приятно было столкнуться с великолепной, цельной, взвешенной и до сих пор актуальной вещью, пускай эту вещь «царица детектива» могла издать лишь под псевдонимом. Покровы неизвестности упали с авторства «Цена соли» в девяностые, когда и лесбийская тема уже не делала столько скандала, сколько раньше, и восприятие Патриции Хайсмит как сугубо нишевой специалистки, чернушной детективщицы, изменилось в лучшую сторону. Оторваться не могла несколько дней, настолько здорово.

Цруйя Шалев «Биография любви»https://fem-books.livejournal.com/1994438.html. Помнится, зимой семнадцатого (больно круто звучит, зима семнадцатого! Ну ладно, зимой позапозапрошлого года) я ахала-охала в ЖЖ: дескать, если Шалев считает свой дебют, обалденный психоделический роман «Я танцевала Я стояла» творческой неудачей, каковы ж тогда у неё удачи? Вот и привёл случай ознакомиться. Юная женщина втюрилась в старого друга и однополчанина своих папы с мамой. Старый жук воспользовался чувством девочки, чтобы через неё, через её сексуальное унижение свести счёты с её родителями. Их он под маской фронтового товарищества, оказывается, ненавидит всеми фибрами так называемой души. Отталкивающе? Не то слово. Зато и познавательно, причём не в декадентском понимании «о, встреча с теневой стороной личности», а в сугубо житейском: до какой степени можно, простите, сдуреть.

Цруйя Шалев «Боль» – здесь тоже рассказала о сюжете немного: https://fem-books.livejournal.com/1994438.html, а впрочем, сюжет не основное. На месте школьной директрисы в кризисе середины пути могла бы оказаться, допустим, заведующая отделением или начальница в собесе, тоже, естественно, в кризисе середины пути. Вместо неуправляемого сына и апатичной дочери были бы, наоборот, апатичный сын и неуправляемая дочь. Кем же работает и чем занимается супруг Ирис, я, похоже, забыла. Зато помню, что звать его Микки, а кличка Маус с ударением на последний слог, что на иврите означает «мерзкий». Единственно, доктор Боль мог явиться и является только доктором Болью. Никакие иные псевдонимы и специальности Эйтану не приличествуют.

Агнесса Миронова и Мира Яковенко «Агнесса» – сразу должна оговориться: относительно исторической достоверности текста не имею ни малейшего понятия. Было бы хорошо сравнить с воспоминаниями современников из того же круга, да вот беда: многие современники этого специфического круга не успели написать никаких воспоминаний. Да если бы и написали, кто бы их напечатал? Тридцатые годы – тема для нашей страны тяжёлая, Агнесса, вдова чекиста Миронова-Короля, сама не сахар, общее впечатление: томительно-тягостное. Вам не приходилось страдать головной болью от чужого похмелья? Вот нечто в подобном роде: https://fem-books.livejournal.com/1994906.html. Кстати, согласна с комментариями, что у Аги есть чему поучиться. Хотя поучиться-то можно, а есть ли возможность научиться? Такими непотопляемыми надо уродиться...

Анна Анисимова «Музыка моего дятла»https://fem-books.livejournal.com/1996142.html. Это я уже целенаправленно искала о слепом или слабовидящем ребёнке, осознавая, что «Слепым музыкантом» при всём пиетете к Короленко в нашем случае не обойтись. Чудесные очерки, лиричные, прямо новое имя для меня открылось. Дятел – это брайлевский грифель, точно так же, как слон – пылесос, а «ватрушка» для катания с горки – кит. Поймала себя на том, что с удовольствием прочла бы ту же историю от лица папы или мамы шестилетней героини. Ей скоро в школу, а это значит, скоро в интернат, в казённые стены, на казённые харчи, из тёплых любящих родительских рук... И значит, нужно не мытьём, так катаньем себя убедить, мол, это же на пользу, это же для её блага. Девочка катает снеговика. Она ещё ни о чём не догадывается...

Марина Москвина «Между нами только ночь» и «Вальсирующая» – новая Москвина оказалась существенно минорнее Москвиной прежней, Москвиной моего обожаемого «Гения безответной любви», «Мусорной корзины для алмазной сутры», «Небесных тихоходов»... То есть карнавал-то остался карнавалом, но поводы для карнавалов и фейерверков всё чаще скорбные: https://fem-books.livejournal.com/1996447.html. Сладко-горькая усталость, томное погружение в полупраздничную, полутраурную суету. Это свечки мерцают или праздничные гирлянды? Наверное, похожие чувства испытывает заграничный турист, по случайности забредший на ирландские поминки.


Читаем с дочерью:

Ричард Скарри «Город добрых дел» – вот и самые отсталые слои населения облачились в джинсы, то бишь классическое американское произведение для детей появилось на русском языке. Правда, перевод делали по первому изданию, огрехи и прорехи которого исправлялись уже в последующих изводах. Например, шофёр-лихач разодет в перья и бисер и зовётся Билл Дикий индеец. Ну что ж, проводим беседу про коренных американцев по такому поводу. Некоторые женские персонажи вообще без имён. Их зовут просто Мама, хоть кошечка, хоть свиночка, и трудятся они просто мамами. Хотя реальность простомамского труда описана художником весьма натурально. И снова проводим беседу. Я вообще сторонница того, что читать с детьми можно любые книги, главное быть в силах прочитанное потом обсуждать.

Сири Колу «Разбойниковы и разбойничья песнь» – второй том оказался ещё сложнее первого, явно на более взрослую аудиторию рассчитана. Весёлая и беззаботная атмосфера первой части начинает ощутимо сгущаться. В замысловатых правилах разбойничьего конкурса на звание глав-атамана запуталась даже ваша покорная и еле разобралась. Из этических затруднений финская сказочница счастливо выпуталась: теперь более благоразумные члены банды возмещают ограбленным всё похищенное посредством купюр из найденного клада, а более наивные и младенчески чистые -- резвятся, не понимая цены деньгам. Вилье и не хочешь, а посочувствуешь. Если в первом томе Разбойниковы с нею побратались, то в новом скорее ей довелось их усыновить. Что-то будет после?
Tags: книги, список книг
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments