Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Category:

И тут приходит профессор

Сегодня послушала упоительную лекцию А. Кирзюк под названием «Своё и чужое, чистое и грязное». Очень своевременно, не находите. Много цитировалась доселе мне незнакомая Мэри Дуглас, совершенно удивительной судьбы учёная с бэкграундом как у профессора Толкина: англичанка-католичка, чьи родители много лет проработали в далёкой стране. У Толкина -- в Южной Африке, у Дуглас -- в Бирме. Правда, родилась она уже на полпути домой, в Сан-Ремо. Основополагающий труд «Чистота и опасность» [Purity and Danger] анализирует понятие скверны в Книге Левит.

Когда у нас было религиоведение в институте, преподаватель, человек очень эрудированный и с юмором, не отказал себе в удовольствии подробно рассказать о запрещающих и повелительных заповедях, сопровождающих жизнь первобытного племени. К концу лекции у меня уже оставались только два вопроса: а) как они всё это выдерживали и б) зачем всё это было. К сожалению, я постеснялась их задать, и, как часто случается со скромниками, получила ответ много лет спустя. От Мери Дуглас:

Одним из неизбежных побочных продуктов совместной дифференциации является социальное самосознание, осознание процессов общественной жизни. И вместе с дифференциацией развиваются особые формы социального давления, особые денежные стимулы, особые виды карающих санкций, специализированные полицейские и контролирующие органы, появляются особые люди, отвечающие за прогресс, анализирующие наши достижения и т. д., целый набор орудий социального контроля, который никогда бы не возник в условиях малой недифференцированной экономики. Именно этот опыт органической солидарности так затрудняет нам понимание усилий людей, живущих в первобытном обществе, направленные на преодоление слабости их социальной организации. Не зная ни квитанций, заполняющихся в трех экземплярах, ни лицензий, ни паспортов, ни полицейских машин, оснащенных рациями, они должны как-то выстраивать общество и побуждать мужчин и женщин соблюдать его нормы. Надеюсь, что мне удалось показать, почему Леви-Брюль был неправ, сравнивая два типа мышления, вместо того, чтобы сравнить социальные институты.

То есть мыслят-то "первобытные люди" не хуже нашего. У них милицАнеров нет. А милицАнеров у них нет, потому что им платить нечем. А платить им нечем, потому что малая недифференцированная экономика. Расшифровывая: что потопаешь, то и полопаешь, и наоборот, что полопаешь, то и потопаешь. При этом безопасность базовой потребностью быть не перестаёт. И, чтобы её обеспечить, нет другого выхода, кроме как тщательно расквалифицировать всё по клеточкам: чёрное-белое, дневное-ночное, водяное-сухопутное, тухлое-свежее, мужеское-женское, а что в клеточки не попало, осталось на грани или вообще на полях, то мы и будем считать по определению грязным.

И вот наша лекторша рассказала случай из практики в Монголии. Одному информанту преклонных лет сообщили, что ему собирается нанести визит профессор. Тот обрадовался, в юрте сделали уборку и всячески украсили место для почётных гостей, находящееся, как положено, на мужской половине. Тут приходит профессор и оказывается... женщиной. Причём весьма юно выглядящей. Почтенный старик даже растерялся. Посадить «девочку» туда, где положено сидеть почётному гостю-мужчине, было для него слишком круто. Но на высокий статус гостьи тоже наплевать было невозможно. К чести старца, он справился с задачей. Не понимая причин замешательства, синьора профессоресса заняла почётное место.

Вот как в традиционном монгольском жилье женская половина отделена от мужской, так у нас в стране строго разграничены дом и улица. Помните, в детстве: пришла с улицы -- разуйся, сними верхнюю одежду, надень тапочки, помой руки, переоденься в домашнее. Причём к этому подстраивались какие-то совершенно ужасные резоны. Чтобы мы ходили в тапочках, меня, дошкольницу, бабушка с непоколебимой серьёзностью уверяла: кто ходит в одной тапочке, у того умрёт мама.

А как вам примета «двоим одним полотенцем утираться -- на том свете разодраться»?

Самое удивительное началось потом, когда мы узнали, что наши гигиенические мероприятия по приходе с улицы, кажущиеся такими естественными, отнюдь не везде соблюдаются. Вот, например, чудесный пост об отношении к домашней обуви в Израиле: https://elaizik.livejournal.com/683981.html. Осторожно, возможен культурный шок. А если вы читаете телеграм-канал Südosteuropäische Rundschau учёного-албаниста @sorund, то могли там встретить такую историю:

Заходит молодой российский филолог в хату к пожилой болгарской хозяйке. Снимает обувь. Хозяйка:
-- Ой, что ты, что ты! Проходи так, не разувайся!
-- Да ну что вы, неудобно! Грязи натаскаю...
-- Не разувайся-не разувайся, я потом приберу.
-- Ой, что вы, ой, неудобно.
-- Да что ж ты как турок, прости Господи!
Tags: наивная психология, наивная социология, отзывы
Subscribe

  • Всех, кто празднует по григорианскому календарю -- с Пасхой!

    Простите, что поздравление несколько запоздало: я вчера весь день пробегала: с утра ради удовольствия, была на экскурсии у уважаемого Сергея…

  • Похмелье святого Патрика

    Это не я шучу неостроумно, это действительно был такой концерт после основного праздника, как бы под занавес веселья. В 2003 году. Или в 2004. Во…

  • О блинах

    Давно хотела спросить, да всё как-то повода не было: а вы масленицу вообще празднуете? Вот прямо по всей форме, с тёщиными вечорками и золовкиными…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 49 comments

  • Всех, кто празднует по григорианскому календарю -- с Пасхой!

    Простите, что поздравление несколько запоздало: я вчера весь день пробегала: с утра ради удовольствия, была на экскурсии у уважаемого Сергея…

  • Похмелье святого Патрика

    Это не я шучу неостроумно, это действительно был такой концерт после основного праздника, как бы под занавес веселья. В 2003 году. Или в 2004. Во…

  • О блинах

    Давно хотела спросить, да всё как-то повода не было: а вы масленицу вообще празднуете? Вот прямо по всей форме, с тёщиными вечорками и золовкиными…