Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

О некоторых альтернативных способах проводить досуг

А я сейчас была на лекции. Про Мултанское дело (1892—1896) по обвинению крестьян удмуртской, тогда говорили -- вотяцкой, то бишь нетитульной национальности, ни много ни мало, в человеческом жертвоприношении. Читал специально приехавший из Москвы Константин Михайлов, он мало того что воодушевляюще пишет, он ещё и препод моей мечты. Я вообще ценю увлекающихся людей и саму способность увлекаться, постепенно расходиться и затягивать в эту увлечённость других. Ну, где я, где Мултанское дело? Что мне Гекуба? Однако два часа сидела, как в филармонии, внимала.

К сожалению, поскольку лекция сопровождалась слайдами, она прошла в полной темноте, и записи вести было неудобно. Лектор бродил впотьмах характерной учёной походкой, о которой есть у Тома Вулфа, и неожиданно выплывал на фоне очередного слайда, например, священной рощи-керемети, увешанной и усыпанной конскими скелетами. О роща-роща, кто тебя?.. Но обо всём по порядку.

Мултанское дело исчерпывающе описывает мой любимый писатель В.Г. Короленко:
http://az.lib.ru/k/korolenko_w_g/text_1896_delo_multanskih_votyakov_oldorfo.shtml -- с ятем;
http://az.lib.ru/k/korolenko_w_g/text_0780-1.shtml -- без оного.
И надо было мне попасть на эту лекцию, чтобы услышать о Владимире Галактионовиче добрые слова: "он писал как писатель, а копал как журналист". И действительно, когда читаешь его очерки, трудно отделаться от мысли, что самое правильное определение происходившего:
судебно-полицейский гипноз. Наверное, на юрфаках Мултанское дело проходят, чтобы запомнить на будущее,
-- почему нельзя выкидывать улики в болото, даже если тот, кто доставил улики, надоел тебе как редька;
-- что, даже если когда-то преступление и могло произойти, это совершенно не значит, что оно произошло именно там и тогда, где вы его заподозрили;
-- и отчего, если жертва не помещается в молельню, где якобы совершалось жертвоприношение, это логически приводит нас к тому, что никакого жертвоприношения и не было.

Но если вотяк приносит яйца и кумышку на могилу предка -- то ведь и мы сохранили радуницу и поминки с водкой даже на Волковом кладбище, в Петербурге. Если у вотяка есть сказочная кукри-баба, -- то и у нас есть ее родная сестра, баба-яга, которая, по свидетельству г-на Смирнова, с нею тожественна даже и по виду. Как бы то ни было, самое существование всей этой низшей лесной, домовой и болотной братии еще не доказательство возможности человеческой жертвы, ибо тогда мы должны признать ее возможной и у нас, в любой русской деревне. [...]
Г-н Смирнов приводит сказки, из которых видно, что некоторые из этой братии "охочи до человеческой крови". Мало ли кто до чего охоч!


Понятный интерес аудитории вызвали как раз рассказы, "кто до чего охоч". Хотя уважаемый лектор и оговорился, что обычно не пересказывает с кафедры мифологические истории, пусть студиозусы читают сами, но для нас сделал исключение. Так что я теперь знаю, зачем поливать облака из золотого ковшика.

Чтобы они не пересыхали от солнечных лучей. Это повседневный труд удмуртского верховного божества Инмара. Кроме того, Инмар посылает хлеб, охотничью добычу, здоровье, рыбу в реках и мёд в ульях. Инмар добродетелен, но страдает известным легкомыслием. За рождаемость и урожайность отвечает Кылдысин, добрейший и снисходительнейший бог в белых одеждах. Близнец Инмара Керемет работает трикстером и немножко шайтаном. Его иногда так и называют -- Шайтан, хотя в отличие от последнего Керемет способен творить. По земле он расплевал горы, в леса пустил лосей, а собаке, первоому сотворённому живому существу, сшил шубу. В результате собака оказалась перед ним в долгу, и это нашим пращурам, вотяцким Адаму и Еве, здорово вышло боком.

Если в Библии мы имеем одно определённое во времени и пространстве грехопадение, то финно-угорская мифология -- это сплошная череда непрекращающихся грехопадений.


Сначала нас, недолугих, покинул Кылдысин за пренебрежительное отношение к хлебу. Собственно, как это было, можно прочесть у Ремизова в мудрой сказке "Собачья доля", только сверхъестественное существо здесь носит имя Белун. В изначальном варианте собака не просила хлебушка, а вцепилась снизу в колосья и тянула их на себя дерзновенно. С тех пор собачью долю мы все и едим. Потом от нас отвернулся Инмар и поднял небо повыше, чтобы на его любимые облака не клали остывать блины и всякую кулинарную дребедень. Оттого на Земле и похолодало. И только злорадный Керемет стоит за плечом каждого из нас, как только мы собираемся, например, выпить любого спиртного крепче медовухи. Считается, что самогонку-кумышку изобрёл именно Керемет, но есть сведения, что автор кумышки -- человечество, а Керемет только порадовался.

Народу было до обидного мало. Человек пятнадцать, не более. В следующий раз, когда Михайлов приедет, повешу анонс в своей жежешечке и попрошу репоста. Такие мероприятия надо рекламировать.
Tags: отзывы, ох уж эти сказочки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments