Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Categories:

Книги, сентябрь 2019 года, часть вторая

Терпеть не могу изречение "Лучше поздно, чем никогда", а ведь сейчас оно как раз оправдалось. Первую часть читательского дневника выкладывала ещё вон когда, а сейчас октябрь заканчивается, а я ещё с сентябрём не разобралась. Одурь напала, чисто перед спячкой. Как пример: уже полторы недели необходимо отправить деловое письмо. Я не отправляю. Как представлю, что это надо тащиться на почту, там покупать конверт, марки... наклеивать... Боже, Боже! А через десять лет, через двадцать лень будет уже в туалет сходить, есть ли предел апатии?

Юлия Яковлева «Вдруг охотник выбегает», «Укрощение красного коня» и «Небо в алмазах» – будем считать за один пункт, потому что и рецензия тоже одна: https://fem-books.livejournal.com/1879452.html. Детективы последнее время читаю этакими нашествиями. Осенними одержаниями. В прошлом году попалась Нейо Марш, и я прямо по списку таскала из библиотеки новые и новые приключения инспектора Аллейна. Нынче пришёл срок следователю Зайцеву. По атмосфере напоминает германовского «Ивана Лапшина» (не фильм, именно повесть). Однако есть заметное различие. У Юрия Германа ощущение надвигающегося ужаса войны ведёт к большей вовлечённости, к состраданию какому-то, к сопереживанию. Я невольно гадала, кому удастся эвакуироваться. У нашей современницы иначе. Зайцев может хоть убиться ради восстановления справедливости: в этом выморочном государстве само понятие справедливости умерло в мучениях и протухло. Здесь не исправить уже ничего. Продолжение известно.

Эрин Энтрада Келли «Привет, Вселенная»https://fem-books.livejournal.com/1881714.html. Три изящных, необычных, а для детской прозы прямо оригинальных психологических этюда, которые грубо слепили в один комок и наименовали романом. Зачем? Учитывая, что Энтрада Келли получила медаль Ньюбери, а медаль Ньюбери в США что-то да весит – игра стоила свеч. Дети, возможно, хвалят. Это моя избалованная натура предпочла бы три рассказа. О Верджиле-Верхилио-Виргилии, что мыслит не словами или там числами, а сказками. О Каору, ясно видящей, что она ясновидящая. О Валенсии, к которой ближние и дальние глухи, потому что она не слышит. Может быть, четвёртый, о хулигане Быковски и его папаше. О двух, получается, хулиганах. Эти портреты и живописны, и выразительны, а общий триптих (любопытно, бывают тетраптихи, кроме «Облака в штанах»?) не складывается, не собирается воедино. Эх, продолженьице бы...

Кристи Фанк “Si-si” – никогда так остро не ощущаешь отсутствие годной литературы и вменяемых идей по профилактике маммологических заболеваний, как потратив немаленькую сумму на разрекламированный образчик таковой. Широкая публика, впрочем, поёт дифирамбы: ах, умно, ах, доходчиво! А профессиональная критика за этой доходчивостью видит пустоту и чуть ли не призывает Фанк дисквалифицировать, а её произведение снести на помойку. Однако Фанк переводят и всячески распространяют. Учёных же, которые критикуют её нью-эйджевские потуги и призыв к вегетарианству как к панацее, надо специально выискивать в сети. Кто ищет, впрочем, тот всегда найдёт: https://fem-books.livejournal.com/1880393.html. Отдельно добавляет бессильного гнева оформление русского перевода, чистая порнография, и заглавие Si-si. Это не «да-да» по-испански. Это молочные железы.

Вера Инбер «Соловей и Роза»https://fem-books.livejournal.com/1879884.html. Около половины рассказов, в том числе и заглавный, прочитаны уже давно, в сборнике из серии «Проза еврейской жизни». И тогда поражалась, и сейчас не устаю поражаться двум вещам: как глубоко Инбер забыли и как здорово она запомнилась. У бабушки в пособии для массовиков-затейников 1948 года были литературные загадки, и среди них такая:

Кому венок лавровый дан
за «Пулковский меридиан»?


А нынче, пожалуй, и среди старшего поколения мало кто тот «Меридиан» припомнит, не толкуя уже о цитировании. «Девушку из Нагасаки» поют до сих пор. Русская народная баллада про девушку из Нагасаки. И то, что рассказы Инбер возвращаются мало-помалу, большая заслуга тех, кто их возвращает.

Георгий Зингер «Последние из вольтерьянцев. Инопланетянин» – насколько увлекли «Последние из вольтерьянцев», тонные и стройные воспоминания о бабушке и деде, настолько оттолкнул «Инопланетянин». То есть читала-то я с искренним интересом, без натуги, но люди добрые, это ж невозможно. Так существовать нельзя. Г. Зингер превозносит, конечно, своего родителя, известного советского модельера Рубина Зингера до небес. Восторгается его талантом, трудоспособностью, жизнелюбием, бонвиванством, вспыльчивостью, эгоцентризмом, изменами, вспышками гнева, драками, физическими наказаниями, пробитой головой сестры, которая так и не оправилась от черепно-мозговой травмы, причинённой любящим строгим папой... Весь текст построен как попытка выбраться из-под гнёта отцовской фигуры, и весь же заворачивается в то, что мемуарист по-прежнему себя видит глазами Рубина: щенок, трус, бездарность, никчёмность. Своей эмиграцией он карьеру сыну сломал, это не проговаривается, это само собой разумеющееся. "Похороните меня за плинтусом" по сравнению с "Инопланетянином" -- род невинной детской игры в крысу.

Клара Страда-Яновская «Фрагменты прошлого. Мой Дальний Восток» – по ссылке можно насладиться выдержками из этих небольших компактных мемуаров: https://fem-books.livejournal.com/1893493.html. А здесь хочу только сказать спасибо издательству со странным названием "Три Квадрата" за эту серию, за "Небольшую историю". Большая история меня лично мучит, скотинит и зверит. А малое... штрихи к портрету, как принято выражаться... Штрих за штрихом, вот уж и портрет образовался. Почему Громыхайло из Подмышки дороже всех раззолоченных маршалов? Почему пели "от Москвы до самых до окраин", и громко ведь пели, и бравурно, а представляли себе далёкое озеро со смешным названием Чля или Геслеровский проспект в некотором трижды переименованном городе? Записки Клары Яновской привязаны к месту, и genuis loci с искренним удовлетворением спешит полистать, что же о нём там вспомнили на италийских берегах. Мы, бывает, недооцениваем землю, где родились. Скажу в скобках, меня тянет иногда в "родимые" Магдагачи, в город Свободный, где наша семья могла бы жить, если бы оставалась нашей семьёй. Бы, бы, бы. Это у Набокова: "грибное губьё сослагательного"?

Джон Краули «Эгипет» и «Любовь и сон» – сразу прошу извинения у всех поклонников Краули, я совершенно солидарна с Урсулой Ле Гуин, молвившей мимоходом, что этот автор в одиночку одной книгой сотворил целый новый жанр. Речь идёт о «Маленьком, большом», я регулярно перечитываю и всякий раз нахожу нечто неожиданное, особое. Как у моря гулять... или у полноводной реки. Так что к тетралогии подступала с надеждами... Однако облом! «Эгипет» – не «Маленький, большой». «Эгипет» средний. Нет, историческая часть бесподобна. Что неизменно радует у Краули, у него если алхимик, так алхимик, если маг, так маг, со всеми вытекающими ограничениями и особенностями миропонимания. Никогда не полупрозрачный изобретатель. Сии последние сконцентрировались в современной части текста. Романист уже не знает, как поступить-то с героем, ровно Гауптманов одержимый Парацельс со львом: то голодать его заставит, то накормит до отвала, то посадит зверя в клетку, то опять по кругу примется гонять. То хлороформу даст ему, а то устроит вивисекцию. Герой упрямо ни туды и ни сюды. Господи, как надоел! Согласитесь, беря в руки, пусть и на отдыхе, четыре тома сверхучёной премудрости (я не иронизирую сейчас, Краули учёнейший муж), рассчитываешь на, шут его возьми, развитие персонажей, на движение, на путь, в конце концов, на сюжет. «Отрывки, взгляды и нечто» на протяжении тысячи страниц мозг уж отказывается принимать...

Сесилие Треймо «Летний домик» – от избытка переживаний накатала сразу два отзыва: https://www.labirint.ru/reviews/show/1993657/ и https://fem-books.livejournal.com/1885247.html. Подозреваю, что ни в одном из них главного не сказала: детям, да и подросткам такое чтение не нужно. Взрослым – да, надо бы иногда взглянуть на себя со стороны, а ровесницам Урсулы и Исабель – незачем, даже отчасти вредно. С одной стороны, девчонки совершили подвиг. Спасли семью. Спасли мать от одиночества. Спасли себя самих от отчима и мачехи, от ненужных младших братцев и сестриц, от бедности, от неустроенности, от унижения вынужденной лояльности к чужим сомнительным людям. Спасли рассудок отца, который и так-то не отличался особой крепостью, а под напором кризиса среднего возраста окончательно зачах. А с другой стороны, как говорил Лёша Коскелло, библиограф и альпинист, подвиг одного – чаще всего расплата за разгильдяйство другого. Он, собственно, не «разгильдяйство» говорил, он хуже говорил слово.

Майя Лунде «Через границу»https://fem-books.livejournal.com/1885247.html. Планирую в дальнейшем читать вслух дочери, при том что сама испытала двойственное чувство. Труднообъяснимое. Знаете, я в детстве очень любила советское приключенческое кино про революцию: «Неуловимых мстителей» там, «Кортик» и «Бронзовую птицу», «Пакет», даже «Макара-следопыта», хотя уж на что «Макар-следопыт». Но стоило заинтересоваться эпохой и кое-что прочесть более реалистичное, как я не смогла уже свои обожаемые фильмы пересматривать, потому что слишком понимала, что моих любимых Санек, Леночек 2-Буш-2 и Макаров с Любочками ждёт в дальнейшем. Какое грядущее их поджидает, словно воспетый Тарковским «сумасшедший с бритвою в руке». Хотя тут впору вспоминать менее известного Межирова:
О, какими были б мы счастливыми,
Если б нас убили на войне.
Что напишут о себе Герда, Отто, Даниель, малютка Сара через полвека?

Элисабет Осбринк «1947» – и ещё один скандинавский взгляд на Вторую мировую и послевоенные события: https://fem-books.livejournal.com/1890981.html. Сразу предупреждаю, взгляд крайне пессимистический. Сколько создано антиутопий, будто всемирной мясорубки 1939-1945 не было, либо будто её выиграл кто-то нехороший, а на деле вот она, антиутопия вьяве: воевали-воевали, а войны вроде и не было. Впрямую норвежская исследовательница не утверждает, дескать, победа оказалась Пирровой. Но неизвестно почему выходит так, что на развалинах Европы благоденствуют одни бывшие нацисты. Пока под раздачу попадает мирное, в общем, население, виновное только немецким языком, как в Нидерландах или Чехии, классовым происхождением, да просто неправильно сидели-неправильно свистели, с этих всё как с гуся вода, со свастиконосцев. Остальной земной шар тоже сотрясают катаклизмы, и ни воспрепятствовать ударам, ни смягчить их человечество не в состоянии. Лишь развести руками, аки лорд Маунтбэттен на интервью, посвящённом разделению Индии: I fucked it up! Велик и ужасен был сорок седьмой год, от начала же мирной жизни третий.



Иллюстрация к саге "Путешествие Тора в Утгард". К содержанию поста прямого отношения не имеет.
Tags: книги, список книг
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments