Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Category:

Закладочка

Библиотека у нас всё-таки была немаленькая. Часть возили из Ленинградской области на Камчатку, а с Камчатки обратно в Ленинградскую область, часть приобретали уже на месте. Бабушка любила приобретать книги, выбирая самые неожиданные. Как-то в один день купила в "Подписных изданиях" тибетский медицинский трактат Чжуд-ши в адаптированном переводе, роскошное издание эскимосских сказок и мифов с научным комментарием и зачем-то "блокнот агитатора" за прошлый год. При этом специально не интересуясь ни северным фольклором, ни тибетской медициной, да и в блокноте агитатора особой надобности не имея. Чтоб было. Дед собирал сериями детективы, приключенческий жанр и фантастику, до которой был величайший охотник. Иногда приобретал технический справочник, но в основном учебной литературой ведала бабушка. Полагаю, этот детлитовский томик Пушкина тоже покупала она. Маме -- год издания семидесятый.

Но у меня этот самый томик, зелёный с хрестоматийным профилем из альбома Ушаковой, прямо со стола не сходил. Не было бы этой книжки из серии "Школьная библиотека для нерусских школ" (кроме шуток) -- клянусь четой и нечетой, клянусь мечом и правой битвой, я бы до сих пор не знала, наверное, что стихи можно читать с удовольствием. К Пушкину, кстати, мои однолетки относились с ироническим равнодушием. Считалось хорошим тоном шутить а-ля "я вас любил -- деревья гнулись". Предпочитали Лермонтова, Гумилёва. Но это так, речи в сторону. Был бы у них тот зелёный томик для нерусских школ, им бы тоже Пушкин нравился, нутром чую.

И вот соседи ходили к нам за книгами. Видите, как, не у всех дома Пушкин-то был. Соседский мальчик как раз учился в девятом классе, с литературой у него не ладилось, и я, как дуся, отдала ему любимую книгу. Как раз, думаю, разберётся, комментарии хорошие. Месяц не возвращает, второй не возвращает, потом ему надо к сочинению готовиться... Отдали со смущённым и легка вызывающим видом: ну типа, чо, скандалить будете? Мало вам кошачьей мочи под дверь лили, тилигенция вшивая! -- только через год. И я с первого взгляда поняла, почему.

Впрочем, взглядов и не понадобилось. От книги пахло. Милый юноша заложил вместо закладки кусок упаковки от какого-то моющего-чистящего средства с изображением унитаза. Упаковка была вся этим средством пропитана, и мало того, что страницы покрылись розовыми пятнами, похожими на лишаи, едкий сладковато-химический запах сочился даже от обложки. Мама качала головой, брезгливо морщась:
-- Вот так так, спасибо, конечно...
Бабушка ничего не говорила, потому что её рвало.
Я пыталась "Стихотворения" проветрить, обеззаразить, что ли, перекладывала страницы сухоцветами и промокашками, по совету библиотекарши выдерживала книгу в холодильнике. По ощущениям, стало только хуже. Потом, злясь от бессилия, завернула в пакет и спрятала на дальнюю полку, чтоб глаза мои больше не глядели на это на всё. А бабушке сказала:
-- Я ему больше книг не дам.
-- Ты с ума сошла, -- возмутилась бабушка, -- это же соседи!

Мальчик давно закончил школу, работал, женился, стал отцом... Недавно захожу в подъезд, а навстречу незнакомая взрослая компания. Это оказывается, дети того мальчика, у них тоже у всех и мужья, и жёны.

Книга воняет до сих пор.
Tags: во младой во юности, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments