Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Category:

Книги, август 2019 года, часть вторая

С концертом Garmarna сегодня я печально пролетела, почему-то решив, что он в субботу. Точнее, что двадцатое -- это суббота. А он вот в пятницу. Был. Эка незадача. Поэтому публикую оставшийся список книг за прошлый месяц. Формально их шестнадцать, но фактически десять, ибо "рассказы про Франца" небольшие, их можно считать за одну.

Мариэтта Чудакова «О закатном романе Михаила Булгакова» – Мариэтта Омаровна мне, кажется, интереснее, чем то, что она пишет. Когда-нибудь о таких разносторонних, «возрожденческих» женщинах, как она, будут сочинять многотомные эпопеи, аудитория исспорится до хрипоты, а иные скептические индивидуумы будут твердить: таких не бывает. Я не столько за хронологией написания и первой публикации «Мастера и Маргариты» сюда тянулась, сколько за ходом мысли той, чей modus vivendi так кардинально от моего, например, отличается. Булгаков может нравиться, может не нравиться, и к пресловутому «закатному роману» отношение бывает очень и очень разное – но то, что вокруг него разразилось, само по себе стоит пристального внимания. Помните, была такая пьеса «Концерт Высоцкого в НИИ», ещё экранизированная почему-то под названием «Страсти по Владимиру», Калягин в главной роли? Так там сам концерт даже не показали! Не в нём была соль!

Диана Сеттерфилд «Пока течёт река»https://fem-books.livejournal.com/1866754.html. Со времён «Беллмена и Блэка», так и заснувшего на полке с закладочкой на сто сорок седьмой странице, я к Сеттерфилд заметно помягчела. Ну да, беллетристика. Но какая беллетристика! Раньше на зданиях можно было встретить шильдики «Дом высокой культуры быта». Точно так же на Once Upon a River можно смело крепить табличку «Книга высокой культуры». И быта, и всего прочего. Мне даже ближе, чем нашумевшая «Тринадцатая сказка», потому что в «Тринадцатой сказке», при всей готически готичной готике нет такой головокружительной хоббитской любви к Англии, её рекам и её обитателям.

Из дверей амбара вышла кошка и, завидев хозяина, тотчас устремилась к нему. Не добежав полутора ярдов, она припала к земле, а затем мощным прыжком — как чертик из табакерки — взлетела на его плечо.
— Вот это да! — восхитилась Рита, меж тем как кошка устроилась поудобнее и начала тереться мордой о хозяйскую скулу.
— Она очень привязчива и большая затейница, — с улыбкой сказал Армстронг.


Ахмед Хамди Танпынар «Покой» – хвала ошибке, побудившей нас ухватить в дом отдыха эту книгу вместо «Структурной диссоциации и терапии хронической психической травмы», которую я мурыжу с начала года. То же на то же вышло, плюс эстетика. Танпынар велик и обилен, совершенен композиционно и строен эмоционально – хотя подозреваю, что на своих современников он пор изводил противоположное впечатление... Коллизия, впрочем, не блещет новизной, зато и не теряет актуальности. Благоуханная история любви исчерпывает себя по одной банальной причине: для прекрасного, как Юсуф, Мумтаза, при всей его хваленой тонкости и склонности к рефлексии, значима не прекрасная, как Зулейха, Нуран, а приятные эмоции , которые ему, молодому и неискушённому, общение с Нуран приносит. Но всё суета сует, вареники и те приедаются, и как только удовольствия утратили некоторую часть своей привлекательности, «обожаемая» идёт к чёрту. Даже хуже – к бывшему мужу. Вот и всё, ребята. Люблю безумно, страстно, волшебно, но, шайтан побери, это ж надо устанавливать отношения с четырёхлетней девочкой, а все дети злые ифриты. Плюс тётя будет недовольна! И все высокие чувства и тревоги, которым предаются персонажи романа, одно за другим превращаются в пшик. Включая предчувствие войны; если мне не изменяет память, Турция во Вторую мировую так и не вступила...

Цирил Космач «Избранное» – нашлось в Репино среди остатков былой пансионатской библиотеки... Словенская проза в переводах попадается редко, а скучной не бывает никогда. Регион, видимо, специальный. «Баллада о трубе и облаке», впрочем, мимо, как бы ни была изрядно скомпонована. Довести до самоубийства старика, пусть предателя, вместо деятельного раскаяния подложить ему верёвку... Подсказал выход, вот как это нынче именуется! Лучше всего Космачу удаётся автобиографическое и образы юродивых. Что Венц Побаюкай, что побирушка Тантадруй со товарищи, что великан Матиц – и реалистичнее, и побольнее, и, честно скажем, потолковее всех этих полупрозрачных партизан-героев... Умом писатель будто бы и с абстракциями о счастье всего человечества, о прогрессе – а сердцем в той крестьянской юдоли где маялся-маялся некто, да умер, и чёрт поймёт, к чему это всё было. Поэтому безнадежный «Человек на земле» и вошёл без изменений в лучезарный, светящийся «Весенний день», потому что никакой весенний день без труждающегося и обремененного человека на земле немыслим.

Мария Ершова «Маленькая зелёная книга»https://fem-books.livejournal.com/1871151.html. Ершова не перестаёт радовать: вот кому бы учебник по экологии заказали, для разнообразия. Современная горожанка пишет для современных горожан, кратко, конспективно и по существу. Желаете с подробностями – добро пожаловать по ссылкам. Вообще нынешнее экологическое движение заметно выигрывает, отказываясь от радений во славу матушки-Земли и вождения хороводов, то есть, добавлю по секрету, того, что мне по отсталости в нём и нравилось. Беру свои слова обратно: какая субкультура? Это давно уже культура, жаждущая не только культуртрегеров, но и культурологов, и, если угодно, социологов, философов. Включённое наблюдение наше всё. Жду дипломов, диссертаций... чем чёрт не шутит, монографий. И «Маленькая зелёная книга» займёт достойное место в списке источников.

Кейт Фландерс «Год без покупок» – уже успела перечитать, однако своего мнения, выраженного здесь: https://fem-books.livejournal.com/1868536.html, не изменю. Как личный опыт, для конкретной Кейт в конкретной Северной Америке оказавшийся целительным, «Год без покупок» бесценен. Как руководство к действию, просто-напросто опасен. Болит у героини не гипотетическое гиперпотребление, для меня оставшееся не вполне очевидным, не алкоголизм, ещё более сомнительный, не пищевое расстройство, а конкретное человеческое горе. Большая ошибка считать, что по отселившимся детям развод родителей никак не ударяет, в ряде случаев мы имеем обратное, особенно если по времени совпадает с собственной разлукой, потерей дружбы и/или любви. И да, хоронить и собак тяжко. «Первую утрату» Шуман написал на смерть любимого попугая дочки. Возвращаясь к Фландерс – если она считает нужным не обращаться за помощью для решения основной проблемы, а избавляться от симптомов одной силой характера – вольному воля. Знаете, как эта расхожая пословица звучит полностью? Вольному воля, безумному поле, чёрту болото, спасённому рай.

Диана Уинн Джонс «Хранители волшебства» https://fem-books.livejournal.com/1866618.html. Последняя сказка удивительной сказочницы с Британских островов выполнена в форме подробного путеводителя по кельтским государствам. Экспедиция отправится из горной Шотландии в Ирландию, затем в Уэльс (весьма комически описан Айстедвод) и, наконец, на континент, в Бретань. Сюжет развивается медленно, постепенно, много описаний, но «Хранители» не статичны, в них масса внутренней работы, движений ума и характера... Для дошкольного возраста, пожалуй, рановато, а в десять-в двенадцать лет, думаю, идеально подойдёт. Да и взрослая аудитория кое-что почерпнёт. Мне откликнулось «обращение» ролей взрослой грозной тётушки-воспитательницы и простосердечной кроткой, хотя и не без капризов, племянницы-воспитанницы. В финале привычно задумываешься, скоро ли продолжение, да только вмешалась разлучительница собраний и разрушительница наслаждений, и продолжения не случится уже никогда.

Дженнифер Джекет «Зачем нам стыд?» – на библиофильских форумах делятся разочарованием: рассчитывали, что расскажут про стыд сексуальный, а там про охрану окружающей среды – Господи, опять!.. Я тому и рада, на ловца и зверь бежит. Одолев подряд столько пособий по снижению мусорной опасности, невольно испытываю потребность как-то суммировать полученные знания и переживания. Что сказать? Может быть, в своих выводах Джекет не сверхоригинальна, но в рассуждениях своих она делает важнейший шаг: смещает фокус с личного ощущения стыда на социальные практики стыжения. Не было бы шельмования, опозоривания и публичных порок – существовал бы стыд? Вопро-о-о-с. А «теперь у нас есть надувные крысы» – вообще мем завтрашнего дня. Цитирую немного по ссылке: https://fem-books.livejournal.com/1871151.html, отрывок можно прочесть тут: https://theoryandpractice.ru/posts/13280-shame.

Григорий Юханнан Бар-Эбрая «Смешные рассказы» – здесь я несколько пересолила, утверждая, что рассказы не смешные: https://maiorova.livejournal.com/436047.html. Просто у мафриана ассирийских монофизитов такое чувство юмора, суховатое, чернушное и, как бы это выразиться перифрастически, отрицательно-диккенсовское. Местами Отец Радости (так переводится с арабского прозвание Абу-ль-Фарадж) позволяет себе шуточки ниже пояса и/или плинтуса, однако изящно оговаривается: в хозяйстве, мол, пригодятся не столько золотые и серебряные блюда, но и миски из тыквы... и прочих презренных материалов. Массу положительных эмоций доставили рассказы о разгадывании снов и о физиогномике. Человек со вздёрнутым кончиком носа ненавидит труд – вы знали?

Один маг увидел во сне комического актёра, который был давно мёртв. И спросил он его: «Что с тобой сделал Бог?» Актёр ответил ему: «О глупец, что он мне мог сделать? Думаешь, он женил меня на своей дочери? Он сделал со мной то же, что со всеми покойниками.»

Читаем с дочерью:

Кристине Нёстлингер «Рассказы про Франца» – Барабанная дробь, кажется, Ёжик и Медвежонок поднадоели слегка. Я преклоняюсь перед Козловым, я его считаю светочем, но сладок мёд, да не половник в рот. Чего-то хочется уже и другого. Дома лежало семь томов этих самых «Рассказов», многосерийной повести о мальчишке Франце: «Про Франца и лошадей», «Про Франца и чушную чушь», «Про Франца и каникулы», «Про Франца-детектива», «Про Франца и младенца», «Про Франца и дедушку», «Про Франца и футбол» За два дня я прочла их все вслух. Кое-какие – не по разу. На данный момент осталось два наиболее предпочитаемых: «Про Франца и дедушку» и «Про Франца и чушную чушь», прелестные совершенно стёбные вещицы в традиционно астрийском духе. Если вам надо взять отпуск от Кафки и Бахман, полистайте Нёстлингер. То же, но дышится легче...
Tags: книги, список книг
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments