Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Categories:

Свинский возраст

Смешно здесь вот что — в горах Новой Гвинеи, там, где обитает народ гурурумба, вообще не водятся дикие свиньи. Обычные есть, домашние. Их разводят, едят раз в год на большом свином празднике, дарят. Они считаются большой ценностью, эти домашние свиньи. Когда война, мужчины гурурумба идут в бой, надев маски свиней, очень устрашающие.

Если домашняя свинья отбилась от хозяев, она дичает и может стать опасной для других животных и людей. Её потом можно приручить обратно. Так же одичать, с точки зрения гурурумба, может и человек. В языке этой народности есть понятие "болезнь дикой свиньи".

В дикую свинью может превратиться не всякий. Дети и пожилые не подвержены нападению коварного нежвачного парнокопытного, да и женщины этой одержимостью не страдают. В группе риска одни мужчины трудоспособного возраста, двадцать пять-тридцать пять лет! Повышаются шансы заболеть у тех, кто недавно женился. Вступив в брак, мужчины гурурумба с трепетом ожидают приближения свиньи. Да и окружающие тревожатся. Ведь проявления синдрома будут касаться их напрямую. Больной начинает врать, воровать по мелочи, а иногда и по-крупному, берёт в долг и не отдаёт, с дикими криками нападает на окружающих, мечется и наконец убегает в джунгли. Причём, заметьте, всё украденное уносит с собой, а под кровом леса портит эти вещи и разбрасывает. Исследователи, столкнувшиеся с синдромом дикой свиньи, утверждают, что мизансцена напоминает либо сильное опьянение, либо острый психоз. Через некоторое время больной возвращается, и в дело вступают знахари: надо хорошенько прокоптить пациента дымом от очага и обмазать его свиным жиром. Для добывания жира упитанное порося в неурочное время закалывает кто-нибудь из самых почтенных людей деревни. Примерно те же манипуляции, насколько я поняла, проводятся и со свинкой, отбившейся от стада. Но воспринимается знахарское действо не как наказание, а именно как лечение. Это важно. Так наш герой возвращается к нормальной жизни.

Болезнь дикой свиньи передаётся не через соприкосновение со свиньями, как можно было бы предположить, а через укус злого духа. Невидимого. К заболевшим люди гурурумба относятся снисходительно: что поделать, такая уж болячка, привяжется — поди отвяжись. Не ловят на самой отвратительной лжи. Не дают сдачи, если пациент дерётся. А могли бы всей деревней так навалять, что мало не покажется... Даже кредиторы терпят, не требуют возвращения долга: дикой свиньёй надо переболеть. Умудрённые старейшины разводят руками, приговаривая:
— Трудный возраст.

Не поспоришь, действительно трудный. Юноши у гурурумба живут вольно, не загружены ни религиозными обязанностями, ни домашними. Женишься, вот тогда... супружеская жизнь горного папуаса вообще трудная штука, нестабильная. Обычно женят молодых старшие, в меру своей сознательности, а иногда и из прямой корысти. На молодого супруга сразу наваливается куча работы. Надо соответствовать повысившемуся статусу. А если не соответствуешь или чувствуешь, что не соответствуешь, свинья тут как тут.

Поэтому, очевидно, к женщинам "свинья" и не липнет. Они тяжело работают от колыбели до могилы, и с замужеством труда не становится ни меньше, ни больше.

Подробнее можно почитать в книге Anger and Aggression: An Essay on Emotion, J.R. Averill
Tags: по специальности, старые истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments