Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Category:

Книги, март 2019 года, часть первая



Фото с сайта bookshelfporn.com. От наименования все шарахаются, предполагая клубничку, но там не клубничка, а натурально фотографии книжных шкафов, стеллажей и полок в преизобилии. А вот чем я пополнила свои шкафы:

Иосиф Опатошу «1863» – этого прозаика в последние годы запереводили и заиздавали. Надеюсь, не потому, что шурин его внука – сам Стивен Спилберг... В первую часть трилогии, «В польских лесах», я бултыхнулась с разбегу и так, похоже, по сию пору не выплыла. И насколько быстро эта река торопилась к морю, настолько вязко тинистое болото, куда она принесла нас... Нет, время от времени тину баламутят Мордхе с единомышленниками, то и дело всплывают с гулким звуком какие-то таинственные пузыри, но общее ощущение – застой, застой. Надо понимать, что автор тем самым противопоставил мучительную двойственность целостности Алтера-старшего, сохранившего силу и бесстрашие до последнего момента, до петли. А получилось так, что прежняя родина погибла, а новую некому строить. Заключительную часть, прозрачно озаглавленную «Последний в семье», пока отложим, отложим на будущее, ежб.

Екатерина Шерга «Подземный корабль» – год издания 2012, а воспринимается как преданья старины глубокой. Когда-то жили мы и так: молодой учёный по стечению обстоятельств мог заделаться продавцом в «элитном-эксклюзивном» мебельном салоне. А богатый предприниматель, рассорившись вдребезги со своей благоверной, в те самые дни отступил на заранее подготовленные позиции, в квартиру, расположенную в «элитном-эксклюзивном» ЖК, и с ужасом обнаружил, что поселился там... один. Другим денежным мешкам позиции пока не требовались. Всё «элитное-эксклюзивное», да и попросту дорогое-богатое, изобильно льётся со страниц и ничуточки не раздражает. Вернее, раздражает, но уж больно тянет узнать, что случится дальше. К досаде, ни других произведений Е. Шерги, ни какой-либо информации о ней самой не нашлось. Одни глухие намёки, что это псевдоним, под которым скрывается важное-преважное лицо.

Элизабет Мотш «Правосудие в Миранже» – тем, кто любит кино, фабула напомнит «Час свиньи»: новый судья в заштатном городишке, таинственная порочная красотка, экстатические радения местного юродивого, проклятия старой ведьмы, одарённый подросток-волчонок, смачные сцены насилия, перетекающие то из пыточной в альков, то обратно... На заднем плане фигурирует бородатая женщина, гротескное исчадие фольклора или реальная жертва синдрома Штейна-Левенталя... Миранж красочен, грязен, опасен, почти средневеков, хотя семнадцатый век уж на пороге. Сосредоточен, как часовой. Общее впечатление скорее положительное, но буду ли перечитывать? Навряд ли.

Александра Райнварт «Нежное искусство посылать» – чтение характерно немецкое, хотя затрудняюсь определить, в чём эта немецкость заключается, рассудительное плюс редкостно доброжелательное. По существу я накатала подробный отзыв с цитатами: https://fem-books.livejournal.com/1804304.html. А здесь хочу досказать. Песенка про кошечку, которая танцует на одной лапке, Die Katze tanzt allein, вошла у нас в доме в обиход. Причём в изначальном варианте, где катце последовательно отвергает ежа, зайца, хомяка и собаку, а соглашается плясать только с катэром, а не в современном выхолощенном, где кошка не отказывает никому, и в итоге выходит хоровод. Папа подобрал на дудочке, я шлёпаю аккорды на клавишах, Мила пляшет и поёт: катце-катце-катцерай! Кстати, слово katzerei нашлось в словаре. Означает, кажется, совокупность кошек.

Хуан Хосе Мильяс «У тебя иное имя» – нечасто случается, чтобы меня спросили о прочитанном, а я как этот из мультфильма «Следствие ведут колобки»: нич-чего не понимаю... Так ведь не понимаю же. Нешто отделываться общими фразами про постмодерн-иронию-тонкое послевкусие? В каких-то столетней давности игровых правилах попалась незабываемая строка: для зачатия необходимы трое, он, она и техмастер. Так и для развития современного сюжета необходимы трое, он, она и психоаналитик. Тривиальную, в общем, интригу спасает томительно-напряжённое чувство, что сейчас, наверно, будут убивать. А послевкусие тонкое, тонкое, да. Еле уловимое.
– Вам известно, что такое бред?
– Это то, что я вам сейчас рассказываю.


Хуан Хосе Мильяс «В алфавитном порядке» – помните Чуковского «одеяло убежало, улетела простыня»? А теперь представьте, что в одно непрекрасное утро упорхнули все книги, притом в государственном масштабе? Исчезли вывески, адреса, дорожные знаки, номиналы банкнот, сигнатуры лекарств, буквы пропадают из алфавита:

Прочел, что такое Редька – которая там, на другой стороне, подтверждая свой вкус, сделалась Едькой. Неприятно, конечно, было, что Роса превратилась в хищную Осу, а Риск предполагал Иск, что вместо Рупора пришлось довольствоваться Упором, но это можно было пережить.
Покуда я размышлял над тем, что можно будет поймать на Уду, которой стала Руда, и как не отравиться Ядом, заменившим Ряд, в спальню вошел отец...

И наблюдаем мы сей армагеддон не воспалёнными от слёз очами какой-нибудь суровой книжницы-библиотекарши, а невинными глазёнками малолетнего шалопая, которого волнуют а) футбол, б) собственное пробуждающееся либидо. И он уже стал тревожиться.

Людмила Чёрная «Косой дождь» – модное поп-психологическое упражнение – воспринять травмирующее, например, событие с позиции «через десять, через двадцать, через пятьдесят лет». С сединами ассоциируется так называемая мудрость, умилённое равнодушие, полусон, прострация, «важно-неважно, неважно-важно, какая разница?» Когда «Косой дождь» вышел из печати, мемуаристке было девяносто с лишним лет, и она попирает все и всяческие стереотипы. С первых же абзацев вас захватят чистые, могучие эмоции, у которых нет срока давности, чёткие и ёмкие оценки, готовность решительно отстаивать свою точку зрения. Потому что, сколько бы лет ни прошло, достойный поступок остаётся достойным, а свинство свинством. Разница никуда не девается. И это не наигрыш, не поза, это дар, которому лично я завидую белой завистью.

Мара Олтман «Тело дрянь: донесения с фронта и из тыла» – жанр определить затрудняюсь: журналистское расследование? Физиологический очерк? Научпоп, ликвидация анатомической безграмотности? Юмор? С последним Олтман иногда пересаливает, силясь представить себя этакой дочерью Бриджит Джонс и Филипа Рота. А производит впечатление умной и дельной, как сейчас выражаются, «продуманной» публицистки, сознательно, с холодной головой берущейся за горячую, аж обжигающую тематику. Не верите, что тема жжёт, полюбопытствуйте, пожалуйста, по ссылке: https://fem-books.livejournal.com/1806511.html. И это при том, что самые кипучие комменты модераторский состав не раскрывал. В том числе, из соображений приличия. Вообще, если судить по количеству комментариев, самое больное – это телесность и культура тела. Кто б усомниться мог...

Александр Пеньковский «Очерки по русской семантике» – не всё мне понятно за отсутствием филологического образования, но от статей по семантике имён собственных оттаскивала себя за уши. Потому что надо всё-таки есть, спать и работать. Да если б только имена собственные, все, кто мой ЖЖ читают, знают, какая я фанатка ономастики. Вот банальное наречие «бережно». Что можно сделать бережно, а что невозможно?
[Spoiler (click to open)]Действительно, вынимая грибы из-под листьев, их можно поломать; складывая тетрадь, ее можно измять или порвать; укутывая яблони соломой, их можно повредить, сломав ветви; ставя кувшин на стол, его можно разбить или пролить и т. п. Но, очевидно, нельзя бережно решать задачу (задача не может пострадать от того, что ее решают), вспоминать прошлое (воспоминания не могут повредить прошлому) или обдумывать услышанное. Нельзя бережно сочинять стихи, рисовать картину, шить платье, варить обед, строить дом или завод, поскольку все эти действия направлены на создание объектов, которых еще нет и которым нельзя повредить (хотя можно их сделать лучше или хуже). Равным образом нельзя бережно мыть пол (поскольку мытье не может принести вред полу), но можно бережно мыть окна (так как в процессе мытья их можно разбить); нельзя бережно слушать музыку или рассматривать скульптуру (ведь музыка и скульптура влияют на слушателя/зрителя, а не наоборот), как нельзя бережно сыграть сонату или прочитать стихи, хотя можно бережно скопировать картину великого художника или бережно донести до слушателей замысел композитора).
Насчёт мытья полов: если с дресвою, то приходится бережно... В бумажном варианте, к сожалению, не разыскала, зато какое-то золотое сердце бережно, хе-хе!, отсканировало и выложило в сеть: https://unotices.com/book.php?id=139851&page=1

Наталия Лебина «Пассажиры колбасного поезда»https://fem-books.livejournal.com/1807881.html. Ценю, собираю словари и справочники советской повседневности, наталкиваясь на недоуменные взоры: а зачем? Понятно, молодёжи это не помешает, но вы, в вашем-то возрасте! Красных косынок и юнгштурмовок, положим, не застали, а без всяких лексиконов должны бы помнить, кто такие волосатики и как носят галоши. Я-то помню. Мы, Майоровы, памятливые, от первой строчки до последней могу спеть песню "загуляла тут ежова голова", вызывающую неподдельный ступор и у знатоков графа Толстого. Но в споре с теми, у кого память покороче, – хочу иметь, на что сослаться. Правда, всё едино не поверят, скажут, что это антисоветчики клевещут, и не существовало ни колбасных поездов, ни подпольных абортмахеров, ни деловитых подселенцев, ни комсомольских патрулей. Недавно в дискуссии прочла (и офонарела), что хиппи стригли насильно потому, что в СССР из-за них разразилась эпидемия педикулёза.

Эмма Кэрролл «Небесные преследователи» – брала Эмиле, ей ещё рановато. Меня, как помнится, история братьев Монгольфье стала увлекать примерно годов в шесть-семь... А уж когда она излагается от лица беспризорницы и воровки, их невольной помощницы! Могла ли я пройти мимо? Вопрос риторический. Получила славную комедию плаща и кинжала. Европейской аудитории наверняка напомнит «Алый Первоцвет», а я наслаждалась ностальгическими ассоциациями с детским-советским о французской революции. Евгения Яхнина – её Жак Отважный, дядюшка Франсуа, «Великие неудачники» Николая Шпанова, того самого, у которого «г---а хватило на всё», но за жизнеописание Дени Папена ему всё-таки благом воздастся... Подробнее в сообществе: https://fem-books.livejournal.com/1807475.html

Мадлен Тьен «Не говори, что у нас ничего нет» – чем больше я знакомлюсь с букеровскими номинантами 2016 года, тем глубже задаюсь вопросом, какими достоинствами прельстил жюри победитель, Пол Бейти. “Продажная тварь”, кстати, у меня так и лежит, дальше пролога продвинуться не удалось. Увы. При этом шестисотстраничный фолиант Тьен, канадки китайского происхождения, причём не китайско-китайского, а смешанного гонконгско-китайского и малайзийско-китайского (важно! не для красного словца!), закончился как-то до обидного быстро. Нет, это не «чтиво», не page-turner, там и призадумаешься, и в энциклопедию полезешь, кто есть кто да что есть что, и отложишь, потому что уж тяжко становится. Бомба за бомбой, вопреки всем приметам, в одну воронку. Характеры набрасываются тонкой уисточкой, эпоха -- тяжёлыми мазками. Индивид Чжу Ли могла бы быть кокетливой румяной хохотушкой, а не серьёзной, вдумчивой девочкой, какой была, но обречённость осталась бы той же обречённостью, а суицид тем же суицидом. Не минуешь, конём не объедешь... Фатум. Я напоминала себе себя четвертьвековой давности – перед «Тихим Доном»: https://fem-books.livejournal.com/1810366.html
Tags: книги, список книг
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • О дне космонавтики

    Меня сегодня дочь огорошила вопросом: а как празднуют день космонавтики? Сейчас — юбилей же, шестидесятилетие — они и на труде ракету клеили, и на…

  • Нам задают вопросы

    Национальный центр когнитивных разработок и Институт дизайна и урбанистики Университета ИТМО (матушки, как пышно!) предлагает анкету для тех, кто…

  • О муже и супе

    Про писательницу Руфь Зернову прочитала уморительную историю: однажды она со своей матерью навещала старую приятельницу, вдову. У приятельницы в это…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

Recent Posts from This Journal

  • О дне космонавтики

    Меня сегодня дочь огорошила вопросом: а как празднуют день космонавтики? Сейчас — юбилей же, шестидесятилетие — они и на труде ракету клеили, и на…

  • Нам задают вопросы

    Национальный центр когнитивных разработок и Институт дизайна и урбанистики Университета ИТМО (матушки, как пышно!) предлагает анкету для тех, кто…

  • О муже и супе

    Про писательницу Руфь Зернову прочитала уморительную историю: однажды она со своей матерью навещала старую приятельницу, вдову. У приятельницы в это…