Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Category:

Книги, февраль 2019 года, часть вторая

Фрэнсис Хардинг «Стеклянное лицо» – уже говорила не раз, но дельную мысль и повторить не грех: Хардинг – это знак качества. Наверняка, многие восприняли «Стеклянное лицо» как излишне изощрённое, изысканное, если позволительно так аттестовать детскую сказку, прециозное, перегруженное деталями, пересоленное, переслащённое, перенасыщенное. Ведь и я разделяю все эти определения! Но на моей шкале ценностей пересол выше безвкусной преснятины, которой пичкают и тинейджеров, и тех, кто постарше. Как если бы аудитория жспит и видит посадить свой ум и своё эстетическое чувство на диету. Не передать, как надоели дистиллированные герои, обезжиренные фабулы и пастеризованная проблематика. https://fem-books.livejournal.com/1800124.html

Маня Норк «Анамор» – прочитано по совету уважаемых сообщниц svarti и freya-victoria. Пополнила я, так сказать, коллекцию записок о Тартуском университете, которая началась с «Мраморного лебедя» Елены Скульской, вещи спорной, тяжёлой и своеобразной. А потом были незаслуженно малоизвестные «Два семестра» Лидии Компус, «Другие барабаны» Элтанг, где Костя-Костас учится на тартуском филфаке. Как раз сегодня выхватила из книжных рядов «Фуксов, коммильтонов, филистров» С. Рыжаковой, о студенческих корпорациях, в том числе и дерптских... Теперь ещё Боборыкина достать. Где берут Боборыкина? Университетские города всегда имели надо мною тайную власть... и похоже, я их здорово идеализирую. По крайней мере, «Анамор» к какой бы то ни было идеализации не даёт повода. И это славно.

Павел Мисько «Новосёлы» – симпатичный, очень дружелюбно и открыто написанный советский цикл бытовых новелл про второклассников. В современном мегаполисе проходит по разряду самой изощрённой социальной фантастики. Чтоб не сказать, фэнтези. City Саймака, азимовское «Основание», пятиполую кремнийорганику Станислава Лема внезапно получается легче в себя ассимилировать, чем совсем недавнее прошлое, которому есть очевидицы, участницы, готовые поделиться свидетельствами: https://maiorova.livejournal.com/416177.html. То, что я сподвиглась на целый пост – уже показатель. Середина-конец семидесятых эти «Новосёлы», брежневская пора, благословенный проклятый застой, самое прекрасное время, самое ужасное время. Как-то вышло, что я с ним разминулась. Хе. Хе-хе.

Джудит Батлер «Психика власти» https://fem-books.livejournal.com/1794296.html. Ага, трудно. Ага, не отпускает. Меня даже на улице останавливали и спрашивали: «Что это вы с таким увлечением читаете?» С Батлер можно дискутировать до бесконечности, обсуждать и осуждать, превозносить до небес и каждое словечко ставить под сомнение. При этом в чисто литературном смысле она неподражаема. И Марта Нуссбаум имеет право бушевать кваантум сатис, но с определением Батлер как квиетистки всё едино согласиться нельзя. В «Психике власти» неиллюзорная борьба идёт в каждой строке. NB: справиться, насколько правомерен перевод The Psychic Life как «психика». Интуитивно подозреваю, что это разные явления. «Меня терзают смутные сомнения», короче, но в оригинал соваться боязно.

Карен Уилкинсон и Майкл Петрич «Искусство мастерить»https://fem-books.livejournal.com/1796131.html. Ошеломляюще красочная, свежая, увлекательная и вдумчивая реклама технического творчества. На мгновение остро захотелось работать в каком-нибудь подобном Эксплораториуме, экспериментариуме... там, куда дети и взрослые приходят не за поддержкой и не от недостатка, а для движения вперёд и от избытка. Ну и пусть, результат креативного порыва – не космическая ракета, а всего-навсего игрушечный автомобильчик из солёного теста. Но там, где происходит поиск, не существует «всего-навсего». Сверх того любопытно: у нас в России такие научные диснейленды ещё имеют место быть или всё позакрывали в девяностые за нерентабельностью?

Ольга Фикс «Улыбка химеры» – ну, хорошо, допустим, «Улыбка» – как нам и сулили критики, полемика с братьями Стругацкими. Полдень, двадцать третий век, якобы так был озаглавлен авторский вариант. Сразу оговорюсь, меня не сам факт полемизирования с мэтрами расстраивает: на здоровье! Что дискутабельно, то дышит. «Полдень» спорен, идеи коммунизма не все разделяют, *тенорком Арамиса* и это к лучшему... возмо-о-о-о-ожно. Досадно другое. Отметём риторику «стать самими собой», и какие претензии у нас по отношению к безымянному отечеству утомительно-однообразных Сашек, Лерок и Машек? Никто не пухнет с голоду, не гниёт без элементарной медпомощи, не стынет на морозе, а вы предлагаете эти несомненные блага отринуть, чтобы... чтобы стать самими собой? Так я и так я, куда ещё становиться? https://fem-books.livejournal.com/1797788.html

Мария Степанова «Три статьи по поводу» – перед вами объективный ответ на вопрос, каким образом мне удаётся прочесть столько всего за месяц. Не книжечка, а почти брошюрка: уменьшенный формат, сто с небольшим страниц – сдержанные эссе, например, о военном стихотворении Блока, о частном-приватном на фоне исторического процесс, о мёртвой воде, например... о метафоре мёртвой воды. Неделю, неделю кряду сидела этак подгорюнившись, особенно стратегические абзацы аж законспектировала. Фетовское четверостишие, начинающееся «но муза, правду соблюдая...» тут на редкость уместно. Действительно, «Три статьи по поводу» – томов премногих тяжелей. P.S.: https://fem-books.livejournal.com/1800341.html – процитировала небольшой отрывок.

Энн Пэтчетт «Свои-чужие» – поначалу созрел домысел, что обложки подменили в издательстве и я читаю неизвестную мне семейную сагу Энн Тайлер или, чего доброго, Элизаьет Страут. Обеих названных я глубоко и искренне люблю, а
от Пэтчетт не ожидала. Бурные, продолжительные аплодисменты. В эпизодах, посвящённых старости, переходящие в овацию. В Commonwealth, "Содружестве", так незамысловато символично именуются "Свои-чужие" в подлиннике, очень силён автобиографический элемент. Если можно так выразиться, фамильно-биографический. И я очень понимаю, почему писательница скрывала черновики от умирающего отца, прототипа Фикса, и отчего решилась на публикацию только после его смерти. Женщина моего склада и вовсе бы не решилась. Сакраментальный "сор из избы" тут ни при чём, это о другом, менее высокопарном и более насущном. https://fem-books.livejournal.com/1798502.html

Магда Сабо «Дверь» – во первых строках выражаю свою благодарность уважаемой френдессе silent_gluk, в чьём журнале впервые натолкнулась на незнакомое имя: Магда Сабо. Венгерскую литературу я нежно чту, стараюсь и с новинками знакомиться, и классику не забывать, но в случае Сабо - прямо прорыв в неизведанное. Остаётся лишь дивиться, в чём причина, что такие замечательные имена таятся в закромах, а активно читаются и обсуждаются всякие "мальчики в полосатых пижамах". Вот и "Дверь". В постперестроечный период её издали по-русски под эгидой посольства Венгрии (я не шучу), и я это издание видела, могла получить в подарок. Отказалась. Оформление обложки, чёрт возьми, мне не понравилось. Обложка вправду того-сего... подушкой не отмахаешься. И всё же, всё же, десять лет можно было уже быть накоротке со стареющей учёной-античницей, её болезненным и брюзгливым мужем, со смешной собачкой, с Полеттой, Шуту, комичным "сыном брата Йожи", с самой Эмеренц и её девятью легендарными кошками. Впрочем, "Дверь" зловеща, грозна и неотвратима, как упомянутые в ней гром, оккупация и инсульт.

Татьяна Лассунская-Наркович «Парфетки и мовешки» – вековой давности бестселлеры Лидии Чарской как не шли, так и нейдут впрок. Начала одну повесть, начала другую, третью – и все добросовестно забросила. А Лассунская, не бестселлер ни грана, там затянуто, сям обрывочно, тут провисло, здесь прокисло, и финала нормального нет, и без поллитры не разберёшься, да и поллитра мало пособит, умерла ли NN и образумилась ли MM – на ура. Без преувеличения, на ура. До третьих петухов, как в школьные лета про вольных флибустьеров. Впрочем, ещё вопрос, фанатела бы я от флибустьеров, когда бы в доступе имелась Лассунская, та же Новицкая с тетралогией о Мусе Старобельской... да хоть Клавдия Лукашевич. Самое близкое, «Голубая цапля» Джемисон, впрочем, в цветущем одиннадцатилетнем возрасте была обругана, отвергнута и подарена очередной бабушкиной девочке, которой надо было отдавать свои носильные вещи, игрушки и книжки. Надеюсь, ей та дурноватая «Цапля» была по вкусу.

Читаем с дочерью: кроме "Статистики и котиков", для самих себя неожиданно достали из старых запасов крупноформатную с большим шрифтом книжку американского еврейского поэта Симмса Табака "У Иосифа было пальтишко". Я её приобрела по случаю, как говорят, денежки карман жгли. Потм ворчала на себя, сама вон вся в лафтуках, а тратишься на очередное полиграфическое чудо об оборванце в лоскутном "пальтишке". Зато сейчас моё транжирство вознаграждено неподдельным восторгом Эмилии перед разноцветными картинками с эпическим кошачком:



и совместным разбором нот песенки в конце. Пальтишко было у меня, старое совсем, и что теперь мне делать с ним, я не знал совсем...
Tags: книги, список книг
Subscribe

  • О муже и супе

    Про писательницу Руфь Зернову прочитала уморительную историю: однажды она со своей матерью навещала старую приятельницу, вдову. У приятельницы в это…

  • Растим детей всем обществом

    Любопытная статья (англ.) о группе американских семей, решивших объединиться ради взаимопомощи в воспитании детей. Самоотчёты родителей и детей…

  • В преддверии праздников

    И как вам, уважаемые читательницы, закон о возвращении вытрезвителей? Очень вовремя, вы не находите? Анекдот восьмидесятых годов о Кировском…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments