?

Log in

No account? Create an account
кот

maiorova


Майорова пишет

Спаси Господь волков от нашего стада


Previous Entry Share Next Entry
О новосёлах
кот
maiorova
Сейчас дочитала очередную книгу для младшего школьного возраста, которая в младшем школьном возрасте со мной разминулась. Это повесть советского белорусского писателя Павла Мисько "Новосёлы". Год издания 1978, место действия -- новые кварталы большого города, многоквартирные дома,  куда переехали маленькие герои повести. Написано на самом деле очень хорошо, местами даже интригующе, но для меня другой мир. В таком Советском Союзе я не жила. Да, в школе к второклассникам -- герои учатся в одном классе -- относятся строго, но стоит переступить школьный порог, как начинается беспримесная вольница. Дети предоставлены самим себе, дети не заняты ничем. Любая попытка поручить восьмилетнему парнишке домашнее дело заканчивается абсолютным унизительным провалом. Родители на работе или заняты своими взрослыми делами. Вокруг реет подозрительный незнакомый дядя Левон, в атмосфере заговора организующий таинственный союз юных театралов-кукольников.

- А теперь так: станьте ко мне поближе, полукругом... Сцепите руки вверху...
Мы стали, как он сказал, сцепили руки.
- Вот так... А теперь повторяйте за мной клятву: "Нигде и никогда... Нигде, никогда и никому... Нигде, никогда, никому и ни за что - ни за пуд шоколада, ни за ящик халвы, ни за бочку мороженого - не скажем, что такое союз "Артек". Клянемся сохранять все в тайне, пока не настанет день "П".
Мы повторяли хором, и у меня от таинственности и необыкновенности происходящего мороз пробегал по коже.
- "Артек" - это сокращенно "Артисты театра кукол". Вы теперь "артековцы"... - Левон Иванович говорил отчетливо, размеренно, как диктор в телевизоре. - День "П" - день премьеры, день представления, день показа спектакля. Поняли? Поднятые руки - наша третья тайна. Придет время, и вы сами раскроете эту тайну... С сегодняшнего дня мы приветствуем друг друга вот так...


И старших нисколько не настораживают регулярные сборы детворы на квартире у Левона Ивановича. Стёкла не бьют -- и слава Богу.

В одном героя контролируют бесстыдно-беспробудно: в гигиене. Мать, медсестра, буквально помешана на асептике и антисептике. Моет квартиру хлоркой, мажет единственного сыноочку йодом, зелёнкой и перекисью водорода, делает в домашних условиях уколы от столбняка (это как же, прямо в семейной аптечке вакцина?). В качестве апофеоза пытается продезинфицировать в скипидаре и горчице живую кошку. Не волнуйтесь. Животное спаслось бегством, попутно отомстив за себя. Эти, в сущности, дикие выходки описаны с добрым смешком, как и беспрестанное хватание папы за ремень. Папа и ремень неразделимы, как Ленин и партия. Мы говорим "папа", подразумеваем ремень. Говорим "ремень", подразумеваем папу.

Другое дело, что эта комедия "Тридцать три подзатыльника" никого особо не дисциплинирует. Мальчики поминутно в смертельной опасности. Каждый день -- день П. Только не премьеры. Проваливаются в какие-то шахты, погребаются заживо в песчаных пещерах, наталкиваются на мины. Я как-то отвыкла подобные вещи воспринимать как забавные приключения. Никто не погибает просто чудом, и сбывается пословица "пока гром не грянет, мужик не перекрестится". Трёхлетнюю девочку бросают одну около рынка, потом безумно удивляются, когда она пропадает, и возмущаются привратницей, которая её пропустила "посмотреть"... Ладно бы детишки, но с ними и отец был, взрослый мужчина.

В одном доме какие-то хулиганы перерезали провода телевизионных антенн... А при чем здесь мы? В другом доме баловались со спичками в подвале и учинили пожар... Ну, а чем мы виноваты? В третьем на первом этаже мячами высадили стекла... Где только что ни случилось в городе, все выложили громогласно, чтоб и мы слышали и перевоспитывались, краснели от стыда.

С таким пофигистическим подходом удивительно, что дело ограничивается битыми стёклами, проводами и пожарами. Вспоминая своё, по сути, деревенское детство -- да не только детство, и отрочество, и молодость  -- я понимаю, что ничего подобного у нас даже близко не было. Все знали всех и были в курсе любого передвижения и любого разговора. Пойти прогуливать урок? Люди добрые, об этом стало бы известно родителям через четверть часа. Так что прогуливали только те, чьим семьям было глубоко наплевать, прогуливает ребёнок или не прогуливает.  Спросил какой-нибудь пенсионер, который час? Будьте уверены, вашей бабушке позвонили уже три её подруги, заметившие из окошка, со скамеечки, из-под деревянного грибка:
-- Ваша девочка разговаривает с мужчиной!
Причём девочке, может быть, давно за тридцать. Но кого это волнует, когда такой информационный повод.
Все знали всех, и все за всеми доглядывали в меру способностей. Беспризорности "новосёлов" у нас в городке и близко не было.


Ха. Я прогуляла пятый класс - весь. И четвертый частично. После пятого мы эмигрировали, а еще через пять лет домой, бабушке, позвонили из школы, в поисках младшего брата. Ему пришла пора заканчивать восьмой класс, а успеваемость, почему-то, оказалась низкой.

Но как вам это удалось?

Это для детских книг распространённый штамп, я видела обсуждения, которые свелись к тому, что в детских книгах родители или померли или изображают слепоглухонемых капитанов дальнего плавания, потому что иначе фиг бы к детям позволили вляпаться в сюжетообразующие приключения. С выводом согласна, если хочется уже не слайс-оф-лайф про уроки и тортики, но ещё не фантастику и борьбу со злобными пришельцами, то надо же как-то выкрутиться.

В данной конкретной книге парадокс в том, что родители очень вовлечены, но их вовлечённость, как тот поговорочный стыд -- до порога. Буквально глава за главой строится по принципу вышел на улицу - вляпался - выляпался - получил дома нагоняй - уснул. Это трагично как-то...

Я в 78 году во втором классе училась. Книжку не читала, но по описанию похоже. Родители на работе, сами делали уроки, сами болтались по дворам, лазили по стройкам и крышам, общались с собаками. У меня еще были тренировки и разные секции. Правда, не дома у дядь, а в клубах, но теоретически разница небольшая.
Ремня, правда, не было, но это у нас в семье.

Кстати, о секциях: ещё интересно, что никто никуда не ходит: ни в музыкальную школу, ни в художественную, ни в спортивную секцию. Предел -- футбол во дворе.

"вашей бабушке позвонили уже три её подруги, заметившие из окошка, со скамеечки"

Это только в маленьком городе. Я росла в таком, и, когда я, будучи в первом классе, без разрешения родителей отправилась на пристань ловить улиток, то, конечно, наткнулась там на мамину коллегу, которая тут же на меня и донесла :) В мегаполисе вероятность такой встречи была бы близка к нулю.

А я вообще не в городе жила, а в сельской местности. Бывший военный городок.

Я росла на окраине Москвы, в районе новостроек. В своих многоквартирных домах мы знали только самых ближайших соседей. Детские стаи шлялись везде совершенно безнадзорно: шныряли по магазинам, выпрашивали у добрых тетенек и дяденек две копейки "на позвонить", на спор прыгали на стройке со второго этажа, копали пещерки в песчаном карьере, жгли костры у Москвы-реки и бросали в них черт знает что... Школу, кто хотел, прогуливал совершенно спокойно - всем было плевать. Кто-то разбился насмерть, кто-то остался в том карьере, кто-то вырос - и ничего, нормально. Такое детство, да. Верю :)


Edited at 2019-02-24 11:41 pm (UTC)

В нашей среде тоже много всякого было, но в более старшем возрасте. Чтобы в семь-восемь лет пойти одним, например, на стройку... Я вот помню -- выходили из дома и начинали здороваться. Пока дойдём от дома к дому, раз двадцать скажем здрасте.

Edited at 2019-02-25 12:12 am (UTC)

Довелось когда-то читать.
А действие книги происходит в городе на берегу Немана.
Гродно изобразил автор?

Вы совершенно правы. Только что написала свой комментарий в жанре "внезапно догадалась" и сразу увидела ваш.

Да, у нас деревня, вроде и не так много родительских знакомых, но беспременно тебя увидят, если куда-то намылишься приключаться. Лазили, конечно, по разным местам, но действительно уже постарше, чемь семь лет.

Лазанье тоже лазанью рознь. Ситуация, когда девятиклассник в одиночку топит неразорвавшуюся бомбу времён Великой Отечественной, -- это было сильно. В юмористической, в общем-то книжке.

а вы читали "город брежнев"? тоже советское детство в новых районах.

Edited at 2019-02-25 02:05 am (UTC)

Нет, не читала!. Спасибо, буду иметь в виду, меня сейчас эта тематика интересует.

Я росла примерно как эти пацаны, что в городе, что в деревне - ходила куда хотела и лезла в какие хотела приключения. Не очень активно, все-таки я была скорее тихая читательница, чем безбашенная хулиганка, но по нынешним временам это было опасное детство. Но вот школу прогуливать начала только в шестом классе, во втором это было немыслимо.

Аналогично, нас в классе было сорок с лишним человек, и чтобы кто-то хотя бы один вместо урока пошёл гулять... да это было бы ЧП на всю школу.

Я до 14 своих лет жила в небольшом селе (в 3 улицы). Ну школа - это да, никто не прогуливал. Даже в голову такое не приходило, но вот гуляния на улице после школы.....мы как-то ватагой готовились к конкурсу "Золотая осень". И нам очень-очень нужен был мох. Один одноклассник вспомнил, что вот там есть болотце, а на нём даже заброшенная избушка. Мы пошли туда, в избушке попили чаю и затемно вернулись домой. Никто даже и не спрашивал где мы были :) Мне бы попало, если бы я пришла в ночи с улицы. А так куда пошли, куда поехали на велосипедах....Родители на работе, мы на каникулах, сговорились, поехали на пруд купаться :)

А вот любопытно, если бы кто-то рассказал, какова была бы реакция.

Oh, everyone knows everything about everyone in Avonlea!

Вот потому-то мне эта книга и отозвалась.

О! Нашла, о чем мне это напомнило :)
Для среднего класса характерны стратегии, которые Леро назвала "интенсивным выращиванием". При этом родители считают развитие ребенка своей обязанностью, отправляют их на занятия плаваньем, пианино, возят их в музеи и т.п. Они разговаривают с детьми, как с равными, и смотрят на них, как на "будущих взрослых", поощряют вопросы и дискуссии, учат их, как себя вести в "настоящем мире", например, как разговаривать с врачом или с учителем.

Если же посмотреть на практику, принятую в бедных семьях, то мы увидим совершенно противоположную картину. С одной стороны, у детей гораздо больше свободы после школы: они занимают себя сами, общаются с друзьями, ездят куда глаза глядят, на велосипеде, придумывают новые игры. Но, с другой стороны, им предоставляется гораздо меньше свободы в общении со взрослыми, они не имеют право им возражать, не могу договариваться о каких-то правилах поведения. Они проводили гораздо больше времени в семье, и меньше - с профессиональными инструкторами, лучше умели занимать себя. Но при этом имелась четкая и нерушимая граница между миром детей и миром взрослых. Такую стратегию Леро назвала "стратегией естественного роста".

https://hettie-lz.livejournal.com/438271.html
Так что, похоже, это не советская особенность, это особенность социального слоя - точно так же предоставленные сами себе дети вполне любящих, но «по-своему» родителей бегали по Гарлему, Дублину и Могадишо. Карикатурный образ деточек, пиликающих на скрипке вместо игры в дворовый футбол, тоже не с потолка взят, просто это примета другого социального слоя (а социальный слой в Союзе был понятием куда более жестким, чем где-либо ещё, помимо, разве что, коммунистического Китая).

Я отлично прогуливала школу, особенно в старших классах. Подделывала записки от родителей о том, что якобы я болела (в нашей школе до трех дней разрешалось пропускать без справки от врача, только по записке). Никаких особых приключений, впрочем, у меня не было, я была тихим интеллигентным интровертом, выходила якобы в школу, а сама шла с книжкой в лес или еще куда. Поскольку училась я хорошо, то мои прогулы, если о них кто и догадывался, никого особенно не волновали. Однажды, впрочем, мама устроила мне скандал, когда я прогуляла физкультуру - не пошла на лыжах и она об этом узнала (вот там не помню, как было, то ли кто-то стукнул, то ли она не взятые лыжные ботинки заметила).
Да, речь про ближнее Подмосковье. Наш пригород считался неблагополучным. Та школа, в которой я училась, была на хорошем счету, там была публика поприличнее. А вот соседняя неполная школа-восьмилетка - там дети вообще, по-моему, в школу не ходили и целыми днями болтались по улицам, и никому особенно не было до них дела, пока они не попадали в милицию.

У нас и записки не требовали. Но я регулярно ходила в школу с кашлем, так что меня в прогулах не подозревали.

Это прям мое детство. Со второго класса была полностью бесконтрольна, маман только дневник иногда проверяла. Мы с друззями играли на стройках, бегали по крышам гаражей, сбегали на речку (один раз я чуть не утонула), бегали по оврагам, жгли костры, играли на старом аэродроме (там еще была полоса препятствий для тренировок пожарных, лестницы и перекладины на уровне второго этажа) и много чего еще мы вытворяли. Честно говоря, я до сих пор удивляюсь, как жива осталась.

Дневник-то проверять вменялось в обязанность. Ещё по ушам настучат, если подписи родителей долго не было.

Да, я тоже ТАКОЙ вольницы не помню. Да, по мелочи хулиганили, те же ракеты пускали из фольги, но не более. И да, надзор был приличный - соседи, бабки на лавочках, школа тоже бдила.

Собственно, насколько я понимаю, школа и обязана была бдеть! Пусть не в таких масштабах, как в царской гимназии, но кондуиты существовали.