Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Categories:

Распушить Донована

Дэвид Хайду, автор неслабой и крутой монографии Positively 4th Street о фольклорной сцене США шестидесятых очень всех музыкантов любит, а одного не любит. Причём сурово так, резко, с неприкрытой душевной изжогой. Сначала вроде ничего, просто назвал его полушотландцем-полуирландцем, имитатором Боба Дилана. И сразу так выстраивается образный ряд: конкурс поддельных Чарли Чаплинов, на котором настоящий Чарли Чаплин занял не то третье, не то пятое место... и прочая, и прочая. Зато потом разошёлся, и фолк-то у него не настоящий, а какой-то кантри-попсовый, и мотив пресный и вялый, и самой Джоан Баэз, много и плодотворно с ним сотрудничавшей, было отчасти неловко исполнять такую дребедень. Но почему и отчего она исполняла дребедень? У Хайду готов ответ: потому что Донован выглядел как Дилан, имел голос как у Дилана, играл как Дилан и пел как Дилан. Причём не то, чтобы маститый музыковед встал не с той ноги. Он и в следующей книге какую-то песню бедолаги Донована охарактеризовал так: беспорядочная смесь псевдопоэтических образов. Правда, эту песню сам в подростковом возрасте прилежно выучил чуть не наизусть. С целью постигнуть, что чувствует человек, принявший вещества, от употребления которых так предостерегают на уроках здоровья.

Прямо миссия какая-то: распушить Донована. У меня возникла грешная мысль: не классовый ли вопрос виноват? В отличие от сестёр Баэз, дочерей физика-ядерщика, и того же Дилана, у которого родители, если не ошибаюсь, магазин держали, Донован был и есть самый настоящий пролетарий. Его мать и отец в Глазго на заводе работали. Сам он в детстве переболел полиомиелитом и охромел, пел на улицах, в общем, набедовался изрядно. В числе прочего славен тем, что является первым в Британии поп-музыкантом звёздного статуса, арестованным за хранение конопли. Самая знаменитая строка -- та, которую он дописал друзьям-битлам в Yellow Submarine. Знаете, какая? Sky of blue and sea of green. Он весь в этой строке, Донован. Банально до такой степени, что даже свежо.

В студенческие годы чудесные любила его песню Be Not Too Hard. Кстати, написана она на стихи Кристофера Лога, того самого Кристофера Лога, которого легко процитирует любой поклонник творчества Стругацких.

Вы спрашиваете:
Что считаю
Я наивысшим счастьем на земле?
Две вещи:
Менять вот так же состоянье духа,
Как пенни выменял бы я на шиллинг,
И юной девушки услышать пенье
Вне моего пути, но вслед за тем,
Как у меня дорогу разузнала.


В оригинале оптимистичное стихотворение называется "Эпитафия". Лог, кстати, умер недавно, в 2011 году. Пусть Be Not Too Hard здесь и вместо заключения. В исполнении Джоан Баэз, естественно.

Tags: женские голоса, книги, стихи
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Нам задают вопросы

    Национальный центр когнитивных разработок и Институт дизайна и урбанистики Университета ИТМО (матушки, как пышно!) предлагает анкету для тех, кто…

  • О муже и супе

    Про писательницу Руфь Зернову прочитала уморительную историю: однажды она со своей матерью навещала старую приятельницу, вдову. У приятельницы в это…

  • Наша именинница

    Строго говоря, именинница чёрствая, потому что день обретения Сметанки, она же Подушечка, она же Третья Клёцка, она же Божий Дар номер Три, был…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments