Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Category:

Книги, октябрь 2018 года, часть первая

Пораскинула мозгами и приняла решение: списки книг делить на две части. А то чересчур много подряд получается, кто ж расчитывает, что я за какой-то несчастный месяц столько усижу? Надо взять что-нибудь тяжеловесное, например, "Повесть о Гэндзи". Чтобы для контраста за месяц было только одно наименование.

Ара Рейзис «Неумирающее искусство врачевания» – медицинские байки – один из самых востребованных современных жанров. Секреты смотровой, парадоксы процедурной, тайн терапии, откровения операционной, раздумья реанимации... медитации морга. Ой, это я не в ту степь, но принцип вы поняли. Воспоминания проф. Ары Романовны Рейзис, ведущей специалистки по детской гепатологии, отличаются от штампованных «записок -олога или -атра обо всём на свете», как небо от земли. Во-первых, она свой труд знает и любит. Во-вторых... да и во-вторых, и в-третьих, и в-десятых то же самое!

Дарья Саркисян «Обои-убийцы, ядовитая вода и стул-обольститель» – представить себе не могла, что про бытовые травмы можно так аргументированно, здраво и увлекательно. Домашний детектив с элементами чернухи и декадентского эротизма, если позволите. В лучших традициях телеграм-канала «Намочи манту». И вред ватных палочек обосновывается, чего ещё желать. Отдельная изюминка – интернет-ссылки в примечаниях. Если задаться целью в свободное время, можно разузнать массу полезных вещей. Совсем небольшие эссе, но пригодятся.

Мадлен Л'Энгл «Ветер на пороге» – если первый том, «Излом времени», была обыкновенный цирк, то «Ветер на пороге» – цирк с конями. Точнее, с митохондриями. Стоило матушке Мёрри открыть новую клеточную структуру, как её младшенький-вундеркинд заболел чем-то этаким, митохондриальным. Мег, как водится, бросилась на выручку, путешествует по клеткам. Сетуют на засилье пропаганды в советских сказках, так даже в СССР такого блокнота агитатора не разводили. В «Изломе» воспевали ценности индивидуализма, теперь, видимо, президент поменялся – коллективизму учат... https://fem-books.livejournal.com/1718309.html

Мадлен Л'Энгл «Быстро вращается планета» – всё. Прости меня, мать-природа, с этого момента с «Квинтетом времени» завязываю. Пусть он останется для меня Трио времени, а сверх того я уже физиологически не выдержу. Да, Уэльс в изображении американской писательницы прекрасен. Штаты (до того, как исказиться сделаться Штатами) восхитительно утопичны. Но центральная идея отчётливо евгеникой попахивает. И расизмом. На тему «предотвратим войну – не дадим родиться Гитлеру» исчерпывающе высказался Стивен Фрай в «Как творить историю». От Мег, а ради Мег в основном квест и затевался, остались рожки, ножки и социализация по женскому типу: https://fem-books.livejournal.com/1718309.html

Светлана Кольчик «Любовь и брокколи» – на редкость уместен подзаголовок «в поисках детского аппетита». По всей Европе пришлось проехать, чтобы его разыскать, аппетит тот! Английское мнение заинтриговало, французское перепугало, роднее и понятнее оказалось итальянское – тому нечего дивиться, я в пищевых вопросах страстная итальянофилка... А русский и немецкий подходы если чем и изумили, то своим сходством. Добродушное, основательное и дотошное журналистское расследование, и издано изящно: https://fem-books.livejournal.com/1726201.html

Агустина Герреро «Улетная штучка» – таких персонажей не принято ставить на пьедестал. Над такой тематикой в обычае посмеиваться. Да что греха таить, меня саму раздражала временами характерная интонация «ой, девочки, я такая милая неряшливая глупышка с комплексами!» Пара-тройка рисунков погоды бы не сделала, но в магазине мне дали пролистать весь альбом, и решение созрело на последней странице: берём. Часто за анекдотами из жизни симпатичных недотёп стоит беспощадное самонаблюдение и целая мировоззренческая система. Похоже, это случай Герреро, хотя в мелкотемье и можно её упрекать... https://fem-books.livejournal.com/1722077.html

Кейтлин Даути «Когда дым застилает глаза» – перечитывала тут на досуге дилогию Анне Рагде про раков-отшельников, а там, как известно, средний брат – похоронный агент, коллега Даути. Mortician – так любит именовать свою профессию американская работница погребальной службы – заботится о мёртвых телах, приводит их в надлежащий вид, совершает траурные церемонии https://fem-books.livejournal.com/1720961.html. Специальность не для слабонервных, что и толковать, но выразительными подробностями мемуаристка мало бравирует. Вообще приятно узнавать такие вещи от молодого поколения, которое всё бездуховным честят, клеймёным-каторжным. В «Дыме» есть своя философия, своё миропонимание, своя точка зрения, в конце концов. Миссия, но без миссионерства – ценю это.

Лин Ульман «Прежде чем ты уснёшь» – это называется «Майорова задалась целью прочесть что-то художественное». С Л'Энгл не заладилось, так проверенная Лин Ульман никогда не подведёт. Факт, не подвела. Хотя большой вопрос, вышла бы из меня такая поклонница, начни я не с «Дара», подавляющего осенним великолепием, а с этого нашумевшего дебюта. И не оттого, что худо написано, а оттого, что всего много и сразу. Такое ощущение, что смелая норвежка писала сразу десять романов, а издательство настояло объединить их под одной обложкой. Кто любит исповеди и разоблачения, исповедоваться никто не будет. И разоблачаться тоже.

Али Смит «Осень» – согласна, по уму следовало бы прочесть в подлиннике. И, кабы финансы не пели романсы, так бы и поступила. Это не претензия к переводу, Боже упаси, перевод понравился. И не в последнюю очередь из-за него – пожалуй, самое близкое у Али Смит. То ли я доросла, то ли Смит с летами смягчилась и перешла с шершавого языка плаката на акварель. Проблемы остались те же, а вот способ их решения неуловимо и неумолимо видоизменился. Возможно, когда-нибудь я соскучусь по прежней панковской подаче, но не раньше, чем за «Осенью» наступит «Зима», а там и «Весна», и «Лето»... https://fem-books.livejournal.com/1722992.html

Дарья Димке «Незабываемое будущее: советская педагогическая утопия шестидесятых годов» – ещё с вузовских времён занимало, почему коммунарское движение и, в частности, ленинградская коммуна юных фрунзенцев, так мало изучена. Материала бери не хочу, всё документировано, коммунарки с коммунарами в добром здравии, интервьюируй сколько угодно. Нет, никого не интересовало. «Незабываемого будущего» ждала со времён сборника «Острова утопии», где вышла статья Димке «Юные коммунары». По итогам молча рукоплещу. Отчасти смазывает впечатление, что молодая исследовательница как-то не выбрала, что конкретно пишет, научный труд или злободневную публицистику. Радует, что вышел в итоге злободневный научный труд. Такие вещи на дороге не валяются.

Мирон Петровский «Книги нашего детства» – библиографическая редкость вернулась спустя двадцать два года в переиздании, без цензурных купюр и в дополненном виде. Ура, товарищки. Что привлекает сердце в Петровском, это его... воспитанность. Оказывается, толковую книгу об отечественных детских писателях можно сделать, никого не провоцируя, никого не громя, никого не дразня, ни над кем не глумясь, не ударяясь ни в гиперболу, ни в литоту, и ничего не домысливая. Факты нам вынь да положь, зудели мы. Нам вынули и положили эти факты. И с пелёнок знакомые Маршак, Маяковский, Корней Чуковский, А. Толстой, Волков заиграли самыми непредсказуемыми гранями.

Сергей Львов «Можно ли стать Робинзоном?» – 1974 год. Рекомендуется для среднего школьного возраста. Эх, незадача, в моём среднем школьном возрасте, а также в позднем школьном и постшкольном «Можно ли стать Робинзоном» появилась только нынче. Автор – такой классический «научпопник» брежневской эпохи, с каноничной интонацией, в которой из-под доверительности проступает бессмертный кафедральный тон. Зато по уровню постановки проблем он обгоняет иных создателей учебников по обществоведению. Я не утверждаю, что, одолев эту небольшую книжечку объёмом с брошюру, учащиеся обретут прямо-таки сверхзнания. А вот задуматься будет над чем и взрослой думальнице...

Нейо Марш «Смерть в день рождения» – пишут, это шедевр «новозеландской Кристи», самое хитроумное убийство и самый элегантный, психологически верный разбор полётов. Жертву безумно жаль. И совершенно не к чему было изображать старую актрису таким чудовищем. Ну, гистрионическая личность... не была бы гистрионической, не играла бы так хорошо. Это нелегко ведь – уйти на задний план, когда с малолетства стояла на переднем. Мы на эту тему постоянно препирались с бабушкой. Она коллекционирует фарфоровые фигурки ЛФЗ и, понятное дело, они иногда трескались и бились. И надтреснутые фигурки бабушка переставала любить. А я... я только тогда и начинала любить их по-настоящему.

Нейо Марш «Рука в перчатке» – здесь не излюбленные писательницей сценические и закулисные перипетии, а этюды о британских джентри и примкнувших к ним снобах-простолюдинах. Собственно, на снобизме фабула и держится, за мистера Пириода отдельный низкий поклон. А также – за домашних животных, они у Марш так же значимы, как, к примеру, у Айрис Мердок. Очень продуманная... чуть не написала «пьеса». И то, готовый же сценарий, пусть телеспектакли теперь и не в моде. С хлёсткими репликами, с действием... с хохмами:

Как говорила моя тетя своему коту: «Я могу понять мотивы и могу принять последствия; единственное, чего я не выношу, — это бессмысленные прелюдии!»



Рисунок Агустины Герреро (с)
Tags: список книг
Subscribe

  • О дне космонавтики

    Меня сегодня дочь огорошила вопросом: а как празднуют день космонавтики? Сейчас — юбилей же, шестидесятилетие — они и на труде ракету клеили, и на…

  • О муже и супе

    Про писательницу Руфь Зернову прочитала уморительную историю: однажды она со своей матерью навещала старую приятельницу, вдову. У приятельницы в это…

  • Растим детей всем обществом

    Любопытная статья (англ.) о группе американских семей, решивших объединиться ради взаимопомощи в воспитании детей. Самоотчёты родителей и детей…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments