Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Categories:

Книги, сентябрь 2018 года

Двадцать восемь книг, и если бы не забросила "Ум во благо" Макаскилла, было бы двадцать девять. А таким интеллектуалом казался на расстоянии? Есть знакомые с этим философом? Надо бы и его обсудить, хоть недочитанного.

Зульфю Ливанели «История моего брата» – бодро осень началась, ей-ей. Книгу приобрела случайно, привлечённая исключительно красивой обложкой, на летних «Книжных аллеях» вдоль Малой Конюшенной. Шла по пышки, вышла – книжки. Автор незнакомый. Турецкую словесность я вообще ни в зуб ногой. Ну, Гюнтекина вспомню, ну, с Памуком знакома, ну, Назыма Хикмета процитирую. Когда я училась, Хикмет ещё фигурировал в школьной программе. Ливанели в Турции вроде нашего Высоцкого, так вот, если бы Владимир Семёнович писал остросюжетные романы... Ретроспективная часть действия происходит, надо заметить, в Беларуси. Думаю, многим будет как минимум занимательно!

Елена Михалкова «След лисицы на камнях» – осень не только началась неслабо, но и продолжилась мощно. Если в «Моём брате» несомненный детектив маскировался под сложное-интеллектуальное, то «След лисицы» – обратный случай. По сию пору, оказывается, принято российское село идеализировать. Этакое Беловодье, работящее и непьющее. У Натальи Ключарёвой в сельской местности даже хипстер от гомосексуальности исцелился – мне Elena-Sophia напомнила, и со стыдом пришлось понять, что я, одолевшая «Общий вагон», этот эпизод амнезировала. Такой чепухой он показался. В «Следе лисицы» на деревню смотрят без розовых очков. И это мне как читательнице бальзам на душу, благодарю уважаемую eilin_o_connor.

Андрей Смирнов «Лопухи и лебеда» – за громадой «Белорусского вокзала» как-то затерялись другие смирновские фильмы. Как-то обидно за ёрническую камерность «Осени», за совсем несентиментальное «Сентиментальное путешествие на картошку», за несбывшихся «Предчувствие» и «Родненьких», да и за «Тёмную воду», пусть кому-то она и покажется плакатно-стенгазетной. Сам Смирнов — и это характерно — свою режиссёрскую карьеру считает неудавшейся. «Жила-была одна баба» картиной прогремевшей, но по существу не увиденной. За себя могу подтвердить: да, я не увидела. Слёзы застили. Стишком я хилая, слишком безнатурная, чтобы смотреть такое и не разрушаться. Ладно, думаю, не посмотрела, так хоть в напечатанном виде... И с того момента, как «молода княгиня» ела студень из одной миски с нахальным котом, «Баба» пленила меня, поволокла, понесла по камням и перекатам. Визуальное визуальным, а буковки – то буковки!

Эйко Кадоно «Ведьмина служба доставки» https://fem-books.livejournal.com/1706729.html. А в этой книге я, напротив, плясала от визуальной печки, прельстившись иллюстрациями. При всём почтении к Миядзаки, книжку, иллюстрированную кадрами из мультфильма, побоялась бы покупать – в последнее время трудно воспринимать статические молчаливые «обрывки» того, что воспринимала в динамике и в звуке. Да и вообще, литературная основа от анимационного шедевра отличается. Не столько сюжетом, сколько настроением, в меру пасторальным, почти идиллическим и одновременно опасно напряжённым, натянутым, как струна. Предполагается пять частей. Я соберу их все!

Эйко Кадоно «Ведьмина служба доставки 2» – давно за собой заметила, ещё с институтских времён: условные вторые тома мне ближе и, если можно так выразиться о книге, теплее томов первых. Это верно и относительно Пруста, и относительно Марии Семёновой, и относительно Кадоно тоже оказалось точнее некуда. Хотя по форме «Кики и новое колдовство» – в гораздо большей степени инструкция для начинающих в творческой профессии, чем сама «Служба доставки»: https://fem-books.livejournal.com/1706729.html. Осторожно: "Ведьмина служба" разнузданно рекламирует чёрых кошек. Налюбовалась на грациозного ворчуна Дзидзи и ощутила потребность в черныше. Либо в чернушке.

Мехтильда Глейзер «Эмма, фавн и потерянная книга» – не удержалась, по горячим следам отписалась в сообществе, что несколько разочарована https://fem-books.livejournal.com/1699599.html. Да, приходится признать, что в сравнении с «Книжными странниками» (https://fem-books.livejournal.com/1381254.html) «Эмма» проигрывает. И чем? Отсутствием цельности. А сейчас, поостыв и пораскинув мозгами, догадываюсь: многих привлечёт именно конгломерат из множества готических и романтических текстов, как в меню ресторана любитель всего и сразу выберет винегрет, окрошку, сборную солянку. Я в этом смысле Собакевич. Мне подавай бараний бок с кашей. Фрикасе и центонность ценю скорее умозрительно.

Люсьен Реньё «Повседневная жизнь отцов-пустынников IV века» – жемчужина обширной молодогвардейской серии «Живая история». Руки дошли лишь сейчас. Как я рада. Поразительное дело, научно-популярная работа об иноках, автор сам – монах, да и житьё-бытьё в египетской пустыне было, поверьте, не кабаре с певичками. Я по предмету – ни в зуб ногой. Максимум – из флоберовского «Искушения св. Антония» могу поцитировать, где «Смелее, товарищи. Щёлкайте челюстями!». Хотя это в гораздо большей степени про Флобера, нежели про Антония... Так оторваться не могла, как в детстве про буканьеров! Зачитаться можно.

Дженни Миллер, Виктория Ламберт «Личные границы»https://fem-books.livejournal.com/1698337.html. Вот модная проблема, топ всего психологического попа. Уж сколько копий преломлено, сколько полезного, а чаще, увы, лабуды понаписано и в интернете, и в периодике, и в книжках про личные эти границы – библиографию составлять пора. Дженни Миллер, по сути дела, маяк построила, ориентир: как психологическая помощь на самом деле рассматривает этот феномен, личные границы? Что они такое? Для чего они нужны? С чего они, как Родина, начинаются? Да, поминутно хочется подискутировать. Уже поэтому фолиант полезный!

Бетти Смит «Дерево растёт в Бруклине»https://fem-books.livejournal.com/1702283.html. Теперь, если спросите меня, откуда Керуак, откуда вообще битничество как явление, откуда хиппи, из какой неблагословенной тучи просыпались они на США, я вместо ответа протяну вам «Дерево растёт в Бруклине». У таких по-гномски жестоковыйных бабушек прост-таки не могли не народиться внуки вроде Арло Гатри и внучки наподобие Элис Брок, чей ресторан. Говорят про таких, как Фрэнси, – кремень. Так кремни на то и кремни, чтобы высекать краткие яркие искры. Наверное, самый щемящий момент: когда брат с сестрой жалеют свою кроху-сестричку, что у неё впереди сытое, размеренное детство, скука зелёная... Как их самих жаль в эту минуту.

Наталия Волкова «Разноцветный снег» – прочитано с увлечением. Пусть давно уж не отношусь к среднему школьному возрасту. Пусть категорически не совпадаю с авторской оценкой событий: не должны дети этим заниматься, не пустят несовершеннолетних в соответствующие архивы, не примут у них заявлений в суд... Реабилитация репрессированных – это дело для взрослых, подкованных и юридически, и исторически! Я, например, уже не сунусь, маловато правовой грамотности. Добиваться реабилитации в судебном порядке тяжело и далеко. Дай Бог этим кружковцам мудрой помощи старших, которые не станут на своей поддержке капитал наживать.

Евгения Басова «Следы» – с глубоким пиететом отношусь к издательству «Речь» и к их поучительной серии «Вот как это было», только со «Следами» они неправы. Разве это книга для школы? Пусть даже для старших классов? Есть в серии и сложные, проблемные, трагические творения: «Мадонна с пайковым хлебом», например, «В ожидании козы», но это... это... К какой Полтаве и Плевне приравнять изнасилование без конца и без края, называемое оккупацией? Чему уподобить? Как описать? Кошмары снились потом неделю. Басова могуча и крута. Это было ясно ещё с тех времён, когда она писала трогательные полусказки под псевдонимом Илга Понорницкая. И «Следы» – одна из её лучших вещей, если не в принципе лучшая. Однако страшно.

Нина Дашевская «День числа Пи» – здесь я слегка обрисовала общее отношение к Дашевской как писательнице: https://fem-books.livejournal.com/1703915.html А «День числа Пи» стоит немного особняком. Начинается, как чистой воды школьный роман, хоть кино снимай в стилистике шестидесятых о соперничестве вундеркинда-шизоида и настоящего мущщины в ученическом синем пиджачке. Соперничество из-за одноклассницы, тоже шестидесятовской, умной, тонкой, коммуникабельной – но в продолжение рассказа всем, включая девушку, станет понятно, что на самом деле соперники друг другом интересуются, друг к другу тянутся, ищут друг друга и истинных – читай: мужских – взаимоотношений. А девчонка только предлог, только функция! И она это понимает.

Нина Дашевская «Второй» – похоже, в форме повести или даже романа Дашевскую я легче воспринимаю, чем в жанре short-story. Тексты сборника «Второй» – это не отдельные работы, а как бы наброски к будущей большой книге. Быть может, даже к эпопее . Их бы хотелось почитать в укрупнённом, расширенном и развёрнутом виде, что особенно касается заглавного рассказа. Так рваться выразить себя – и быть обречённым на вечное аккомпаниаторство. Вечную вторую роль, странное состояние сдержанного и скромного Рэя при гениальном Джиме. https://fem-books.livejournal.com/1703915.html

Тали Шарот «Так полон или пуст?» – было интересно узнать, что оптимизмом и пессимизмом заведуют определённые мозговые структуры, притом различные. Но, увы, не убедили: https://fem-books.livejournal.com/1705519.html. Хорошо, допустим, если спросить у молодожёнов, с какой вероятностью они разведутся, те назовут не статистические сорок (или сколько там?) процентов, а радостный круглый нуль. Но вот вопрос – верят ли они в сей нуль, или утверждать нерушимость свеженького супружества заставляют их социальные условности? Попробуйте предречь неудачу даже явно провальному проекту, усомниться в необходимости каких-то желанных-прежеланных собеседникам действий... да попросту скептически поджать губы – и вы поймёте, что не в электрической активности мозга тут соль...

Елена Минкина-Тайчер «Женщина на заданную тему» – заглавная повесть превосходная. Вот так дышишь любовью, молишься на возлюбленного, боготворишь, трепещешь – а оказывается, попросту попала в заданную тему, в сформулированный запрос. Подходящие физические параметры и душевные качества. Удобный перекус между делом. Рекреация. Комната отдыха. Продолжай боготворить дальше, но уже с этим знанием. Клёво, правда? https://fem-books.livejournal.com/1705401.html Понравилась и «Автобиография», побольше бы таких непредсказуемых новелл. А «Принцесса-лягушка», аттестуемая сказкой, жанрово оказалась ближе к хоррору.

Фредрик Бакман «Здесь была Бритт-Мари» – чем популярнее становится Бакман, чем сильнее его ругают за попсовость и предсказуемость. Доля истины тут есть – фабульные повороты надуманы, там и сям натяжки, упрощения, персонажи местами идеализированы до сиропной сладости. Юные футболисты местами Петрова и Васечкина напоминают, а футболистка — Машу Старцеву... опомнитесь, они ж трущобники. Но есть у Бакмана дар высших сфер: на примитивно-плоскостном фоне столь жалкого задника писать личность, мятущуюся и мучающуюся, страждущую и причиняющую страдания, чуткую до ясновидения и эмоционально тупую до истерики... Бритт-Мари, да, я о вас.

Алиса Ганиева «Оскорблённые чувства»https://fem-books.livejournal.com/1709230.html. Критические отзывы об «Оскорблённых чувствах» (неблагоприятные, разумеется, когда о чём-то толковом у нас отзывались благоприятно?) напомнили, как в начале девяностых обсуждали повесть «Наш дорогой Роман Авдеевич» Гранина, сердитую сатиру на Григория Романова. На обложке ещё был мужчина в костюме и галстуке, но с кукишем вместо головы. Тоже твердили, зачем этот фарс, зачем бурлеск, как это всё зло, как неконструктивно, когда же про учёных, про любимый лунный трактор?.. У Ганиевой, правда, вместо реактора и трактора дагестанские реалии. Но, видимо, шарж, бурлеск, избыток преувеличения были тогда единственно нужны.

Уинифрид Уотсон «Один день мисс Петтигрю» – здесь биографическое и библиографическое – https://fem-books.livejournal.com/1707841.html, про достоинства произведения хочу поговорить в ЖЖ. Купилась я на посула британского юмора. А вышло, как у Стругацких: мы поржали, впрочем, невесело. И что тут такого комичного – женщина на пятом десятке одна как перст, голодная, холодная, уставшая до посинения, учит уму-разуму молоденькую девочку, тоже одинокую как перст? Пришлось про сердцу, что Уотсон не идеализирует свою мисс Петтигрю. Она классическая такая зануда-гувернантка, почти Юфимия Эндрю, узколобость, джингоизм и юдофобия прилагаются. У кого нет затруднений с английским, берите оригинал, не прогадаете.

Сергей Абашин «Советский кишлак» – подзаголовок «между колониализмом и модернизацией» наверняка имеет глубокий научный смысл, но по смыслу прозаическому подошло бы скорее «помимо колониализма, модернизации и чего вы там ещё на наши головы придумаете». Гремят революции, воют войны, меняется конъюнктура, то сажай хлопок, он нужен Родине, то наплюй на хлопок, им сыты не будете. А кишлак Ошоба живёт, трудится, торгует, молится, защищается и празднует – применительно к веку, но сообразно с душой... Туй, свадьба, похороны, паломничество, снятие сглаза – эти события проходят перед нами, как в калейдоскопе физиологических очерков, но подробный социологический комментарий помогает собрать их в общую картину. Необыкновенно увлекательно, рекомендую.

Амрита Притам «Тайны сердец»https://fem-books.livejournal.com/1708227.html, https://fem-books.livejournal.com/1201683.html. Никого не поставит в тупик сари или сальвар-камиз в модной витрине. Многие с удовольствием закажут в кафе карри, чапатти, масала-чай. Кто-то увлекается индийским кино, кто-то обращается к аюрведической медицине, кто-то организует домашнее пространство по методикам васту. А уж Кама-сутра как широко известна! Но давно ли мы брали в руки что-то из многонациональных и разнообразных литератур Индии? Притам подойдёт для знакомства отлично. Красноречивую цветистость поэм мне, правда, сложно воспринимать, но малые формы – поверх всяческих границ и барьеров. Цитирую, зубрю, люблю.

Леонид Соловьёв «Возмутитель спокойствия» – это я решила поглубже внедриться в узбекскую тему. Сами похождения Ходжи Насреддина я, конечно, читала с детства – это моё любимое было, заветное, а в издании «А и Б» привлекли в основном комментарии и редакционная статья. Оказывается, разница в настроении «Возмутителя» и «очарованного странника» объясняется тем, что первый создавался на свободе, а второй – в лагере... Параллели с «Тилем Уленшпигелем» заинтриговали. Любопытно, если бы эти двое встретились, кто бы кого переспорил?
Некто, держа руку за спиной, сказал Насреддину: «Если ты угадаешь, что я прячу, а оно снаружи белое, а внутри жёлтое, я разобью это и сделаю тебе яичницу». «Знаю, знаю!» – закричал Ходжа, – «ты выдолбил редьку и начинил её шафраном».

Сара Уотерс «Дорогие гости»https://fem-books.livejournal.com/1711635.html. Что вспоминается сейчас – прошла всего неделя, а я думаю не о подробностях преступления и суда, расписанных в мельчайших деталях, а о выяснении отношения между Фрэнсис и её прежней подругой, Кристиной. О чём ты, усмехается Кристина, ёжику понятно, мы с тобой не ужились бы. Что может быть тяжелее в будничном быту, чем закомплексованная ханжа с романтическими порывами? Но для моего самолюбия было бы лестно, если бы ты буквально! оставила отца своего и матерь свою, чтобы следовать за мной. И сразу становится ясно, почему Фрэнсис такая... такая неизбалованная. Раз уж этого рода отношения проходили у неё под грифом «любовь всей жизни».

Мария Гинзбург, «След Молота» – когда-то мне шуточно объяснили разницу в творческой манере сестёр Бронте:
– Ну, смотри: Шарлотта пишет про «я и ты», Энн – про «я и они», а Эмили... та-а-ак, Эмили, пожалуй, про «я и оно».
«След молота» посвящён тому периоду европейской истории, когда любое «оно», полуночно скребущееся когтями по ставням, заведомо не так ужасает, как «они». Заведомо ближе. Хоть по-нашему понимает, обжилось близ деревни-то. Всегда остаётся возможность «я и ты», но не всегда она спасает. По заявкам недострелённых трудящихся над болотом и чащей звучит Лунный вальс... https://fem-books.livejournal.com/1715225.html Спасибо френдессе morraine_z за книгу!

Божена Кропка «Твой второй мозг» – а ведь всего-то хотела узнать побольше о непереносимости фруктозы. Наказана довольно. В принципе, все эти ощелачивающие диеты и «семена чёрного тмина оказывают противоопухолевое действие» (проше пани, сколько их надо слопать?) – пета бяху, предсказуемо. Но! Но когда эту ахинею начинает нести дипломированный аллерголог – «Чапай не стерпел». Плюс этаким докторальным тоном, буквально вещая, ex cathedra. Было бы хоть переведено прилично, так ведь и тут подсунули халтуру. Сконфуженная пищеварительная система, а? Каково? https://fem-books.livejournal.com/1711064.html

Ребекка Скритчфилд «Ближе к телу» – впечатляющая попытка усидеть на двух стульях. С одной стороны, долой диеты и диетическое мышление, а с другой стороны, делим содержимое тарелки на секторы, вводим рационы и так далее, и тому подобное: https://fem-books.livejournal.com/1711064.html. Здравых идей у Скритчфилд немало, но комсомольский задор и беспрестанная навязчивая самореклама главе к четвёртой уже начинают утомлять. Перекликается с прочитанными ранее «Личными границами», как бы пересказывая последние в популярной форме. В целом, отрадно, что такие пособия востребованы. Не "как отощать любой ценой", а "как чувствовать себя здоровыми и довольными".

Энтони Уорнер «Разъярённый повар. Как псевдонаука не даёт нам нормально поесть» – спасибо за совет уважаемой френдессе tatjana_a. «Есть две группы людей, которым проще всего что-то продать, – это родители детей с аутизмом и лысеющие мужчины» – констатирует Уорнер, и если в его словах присутствует сарказм, то не он определяет тональность «Разъярённого повара». Ибо повар вправду разъярён, без дураков. Повар гневается. Люди хотят, простите, жрать, а жрать им не дают умозрительные и человеконенавистнические построения, которые то входят в моду, то выходят, то возвращаются, а извилистый путь их усеян трупами и корчащимися телами больных. Отдельно хочется отметить бережный перевод, сохраняющий остроумие подлинника.

Хербьёрг Вассму «Бегство от Франка» – предположим, не самое-рассамое у норвежской знаменитости. Трилогия Дины витальнее, жёстче, «Седьмая встреча» лиричнее, «Сто лет» точнее и глубже... Современность Вассму хуже даётся, чем прошлое: ускользает, дразнит... тому пример нашумевший «Стакан молока», с которым мне так и не удалось сладить, хотя сюжетно он более крепкий, чем «Бегство», распадающееся на клочки, крупинки, мелкие брызги. И тем не менее нисколько не удивилась, натолкнувшись на краткую ливлибовскую рецензию: «Бегство» меня спасло. https://fem-books.livejournal.com/1715816.html – помните, сие спасает.

Ксения Букша «Открывается внутрь» – конечно, это не новый «Завод «Свобода»», но воспетая петербургской писательницей триста шестая маршрутка, помнится, мимо прототипа проезжает. На редкость «нашая» подборка рассказов. Genuis loci ликует, как ликовал, листая бесплотными пальцами в Публичке «Сестру печали» Шефнера: https://fem-books.livejournal.com/1714452.html. Но от роддома до дурдома вся дорога нам знакома, – жизнеутверждающе поёт Умка из кассетника (да, у меня рабочий кассетник), – Мы везде бывали, кроме как в райкоме да в горкоме. Добавлю нудно, что после дурдома ещё одна станция. Конечная. Про неё у Умки тоже есть песня.

Tags: книги, список книг
Subscribe

  • Нам задают вопросы

    Национальный центр когнитивных разработок и Институт дизайна и урбанистики Университета ИТМО (матушки, как пышно!) предлагает анкету для тех, кто…

  • Наша именинница

    Строго говоря, именинница чёрствая, потому что день обретения Сметанки, она же Подушечка, она же Третья Клёцка, она же Божий Дар номер Три, был…

  • (no subject)

    В прошлом году где-то об эту же пору впервые после очень долгого перерыва увидела на улице женщину, делающую себе укол в вену. Эту вену ей было очень…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Нам задают вопросы

    Национальный центр когнитивных разработок и Институт дизайна и урбанистики Университета ИТМО (матушки, как пышно!) предлагает анкету для тех, кто…

  • Наша именинница

    Строго говоря, именинница чёрствая, потому что день обретения Сметанки, она же Подушечка, она же Третья Клёцка, она же Божий Дар номер Три, был…

  • (no subject)

    В прошлом году где-то об эту же пору впервые после очень долгого перерыва увидела на улице женщину, делающую себе укол в вену. Эту вену ей было очень…