Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Category:

Книги, апрель 2018

Книг не очень много, всего двадцать семь, причём встречаются небольшие по объёму повести. В среднем выйдет то же на то же, потому что букероносные "Светила" Элеанор Каттон -- тяжеленный талмуд, с трудом помещающийся даже в мою изящную дамскую сумочку пятьдесят на пятьдесят.



(это -- из непрочитанного)

Adaobi Tricia Nwaubani I Do Not Come to You by Chance – криминально-деловое сказание в духе Писемского и немножко Пелевина про нигерийские письма и нигерийских письмотворцев. Сетевым шантажистом Кингслей, выпускник химико-технологического факультета, заделался по стечению обстоятельств, но этот труд неплохо оплачивается, и планида его предрешена. Начальник Кингслея, всесильный Папа-Кэш, – ко всему прочему, доморощенный Ларошфуко и разговаривает эдакими шаржированными афоризмами: https://maiorova.livejournal.com/374030.html. Одолевалось трудно, однако с погружением, по совету уважаемой френдессы felix_mencat.

Юлия Кисина «Элефантина» – roman a clef помимо переживаний чисто эстетического свойства вызывает нередко и жгучее любопытство, желание искать ключ: а кто это? А это о ком? Томатный гуру – это Алексей Парщиков, «сверхправнучка» – несомненно Умка, а кто такая Ольга-Пистолет? Неужели... Эх, видите, и я в ту степь. А зря. Все нескончаемые Огурции, Кнопочки, Мыши-с-глазами и прочие гротески а-ля Калло имеют исчезающе малое значение, а значение придано одной лишь фигуре: авторской. Остальные так, закружились бесы разны.

Алексей Скалдин «Жизнь и приключения Никодима старшего» – в девяностые годы этот последний вскрик Серебряного века издавался пару раз в мистико-фантастических сериях в таких страшных аляповатых обложках, что и звонить букинисту неохота. Тем не менее издатели не лукавили. Как есть мистика и фантастика, со значимой авантюрной составляющей. Единственно, что без комментариев, которые длиннее основного текста раза этак в полтора, я такие авантюры воспринимать отказываюсь. Выпала из контекста. А всего верней, никогда в него и не впадала.

Вальтер Скотт «Приключения Найджела» – спохватилась: как так я, при своём-то поклонении шотландскому барду и ежегодном перечтении подручного собрания сочинений ни разу не заглянула в «Приключения Найджела»? Теперь уж поздно разбираться, что конкретно меня смутило, проще таки приступить. Божественно, божественно, как всегда: сэр Мунго глумливый, король преуморительный, Стини гиена в абрикосовом сиропе, юные любовники умилительно невинные, Лондон пёстрый, грязный, незабываемый, кошечка стрёмная, а в пантеоне чарующих скоттовских женщин пополнение. Безобразная Марта покорила не только одно шотландское скаредное сердце, но и мою душу.

Вальтер Скотт «Легенда о Монтрозе» – раз прильнув к животворному источнику Вальтер-Скотта, отольнуть, то бишь отлипнуть нелегко. Умница романист свою искросыпительно романтическую балладу с луной, вереском, убийствами и ясновидением даёт увидеть, даёт пережить циничному, болтливому олуху-наёмнику без малейшей лирической струнки в душе – и от этого баллада лишь ярче переливается.
– Неоднократно, - говорил Аллан, - посещало меня видение горца, который вонзал свой нож в грудь Ментейта, того молодого дворянина в расшитом золотом алом плаще, который только что вышел отсюда. Но как я ни старался, хотя всматривался до тех пор, пока мои глаза чуть не вылезали из орбит, я не мог разглядеть лицо этого горца или хотя бы догадаться, кто бы это мог быть; а между тем его облик казался мне хорошо знакомым.
- А не пробовал ли ты перевернуть свой плед, - спросил Раналд, - как это делают опытные ясновидцы в таких случаях?
- Пробовал, - отвечал Аллан глухим голосом и содрогаясь, словно от душевной боли.
- И в каком обличье являлся призрак? - спросил Раналд.
- Тоже с перевернутым пледом, - отвечал Аллан так же глухо и встревоженно.

«Ламмермурскую невесту» я отложила пока, хорошенького понемножку.

Эва Баронски «Господин Моцарт пробуждается»https://fem-books.livejournal.com/1604578.html О Моцарте можно писать только по-моцартовски: гармонично, смело, светло и с юмором. Скажу честно, я не представляла, до какой степени немецкая писательница попадёт в яблочко. Рассчитывала на сатиру, на этюд нравов, на что-то вроде «Джанни» Силверберга. Какой там Джанни. Вольфганг Амадей как есть, и только, упаси вас Господи, не Амадеус. А что у меня играет сейчас? Вообразите, дивертисмент «Деревенские музыканты». Не Реквием же, в самом деле. Реквиема мне хватило.

Игорь Нарский «Как партия народ танцевать учила, как балетмейстеры ей помогали, и что из этого вышло: культурная история советской танцевальной самодеятельности» – если по заглавию вам показалось, что исследователь собирается объять необъятное, спешу успокоить. Не такая уж она и грандиозная вышла, судьба народной хореографии в СССР. Хотя народной ли в полном смысле слова? – вот вопрос интересный. Замысел книги раскрывается не сразу, но по прочтении всё кажется уместным и полезным, включая автобиографические врезки, как сам культуролог смотрел танцы в детстве и юности и даже сам отплясывал на сцене. https://maiorova.livejournal.com/375704.html

Екатерина Боронина «Удивительный заклад» – аннотация о маленьком украинском городке и раненых красноармейцах, обратите внимание, с собственно текстом не имеет ничего общего. По крайней мере, в том варианте, который у меня, операция «Пушистый беленький заклад» разворачивается в Вологодской губернии, у неназванного притока Северной Двины. Да вдобавок до революции. И характерная кружевно-лесопильная атмосфера Русского Севера, и несостоявшийся побег в Америку (эх, Чечевицына рядом не случилось!), и сам незадачливый рассказчик , и его заклад живой и дышащий, и готический ломбард с Хранидом-хранителем... Сокровище. В сочетании с биографией Борониной производит трагическое впечатление.

Иван Юров «История моей жизни» – фильм «Жила-была одна баба» смотрели? А тут «Жил был один мужик». Обыкновенный сельский дед с, опять же, Вологодчины создаёт автобиографию. Причём в весьма впечатляющей литературной форме – я бы назвала её профессиональной, да существуют вещи выше профессионализма. У Юрова есть свой стиль, своя манера, тонкий слух, громадная память – и не так-то много у нас было мемуаристов-крестьян, чтобы пренебрегать этими воспоминаниями. Некоторые отрывки по ссылке: https://maiorova.livejournal.com/375349.html

Элинор Каттон «Светила»https://fem-books.livejournal.com/1606735.html. Если бы мне какой-нибудь доброхот-спойлерщик вздумал пересказывать фабулу, я бы его обсмеяла: нешто может этакий трэш получить Букеровскую премию? Юпитер у них в депутаты лезет, Венера борделем заведует, а Сатурн работает в тюрьме, ну и бедлам в этой безвестной Хокитике! Проститутка: Луна она или Солнце? А может быть, и то и другое одновременно? Да, астрологический принцип «что наверху, то и внизу» никогда ещё не применялся столь неожиданным образом. А ведь оторваться так и не смогла, читала всю ночь, как в седьмом классе про пиратов... Каттон кудесница.

Нейо Марш «Проклятие древних маори»https://fem-books.livejournal.com/1613575.html. А вам нравятся книжки про шпионов? Мне — нет. Приснопамятной Алиции у Хмелевской были одинаково противны что ябеда в яслях, что ас международной разведки. Я с ней, пожалуй, солидарна. А вот Нейо Марш удалось сместить фокус с рыцарей плаща и кинжала на «обык бытия». Термальный курорт с гейзерами и горячими источниками и маорийская мараэ, издавна поклоняющаяся гейзерам как местам упокоения богатырей. Место встречи цивилизаций.

Хлоя Бенджамин, «Бессмертники» – если вам, паче чаяния, потребуется сагитировать близких-родных не пользоваться услугами гадалок, экстрасенсов и прочих ворожей, лучше пропаганды, чем «Бессмертники», вам не сыскать. Не столько искусное, сколько эмоционально могучее повествование о том, как одна пафосная идиотка заработала несколько долларов и сломала четыре судьбы своей высокопарной провидческой болтовнёй. Рискну также выступить в роли Эндорской волшебницы: Хлое Бенджамин суждена изрядная будущность. Подробнее по ссылке: https://fem-books.livejournal.com/1609495.html

Джен Синсеро «Ни Сы» – пост об очередном мотивационном бестселлере https://fem-books.livejournal.com/1612316.html я озаглавила, не найдя ничего более соответствующего, «Самопомощь или самовредительство». А сам опус надо было бы назвать «Полное и скрупулёзное руководство, как спустить годы и годы в унитаз, так что рота специалистов-сантехников не извлечёт. Фигурально выражаясь». И столько народу покупается на жлобские, вульгарные рацеи! Мало того, ещё деньги тратит на такую дребедень. К счастью, в сообществе меня обнадёжили, издают на эту тему и толковое...

Анна Иванова «Магазины «Берёзка» в позднем СССР» – класс! Это дар особого рода – столь специальную тему изложить с беллетристической увлекательностью. Новый жанр: невыдуманный детектив, или экономика на грани фантастики. «Берёзки» предстали не банальными валютными лавками, а целой субкультурой с собственными иерархиями, собственным теневым миром, собственным фольклором. Откуда бралась валюта у советских граждан, как её экономили, что и каким образом на неё приобретали, какие были законы и как удавалось (а иной раз не удавалось) их обходить – об этом нам напомнит одна из последних книг, вышедших в серии «Культура повседневности». А скоро забывается, не правда ли?

Джен Лин-Лью «Путь лапши» – основательное и подробное кулинарное расследование: откуда есть пошло такое популярное блюдо, как лапша? Лин-Лью – хозяйка и шеф-повариха ресторана в Пекине, а могла бы сделать недурную карьеру в журналистике. География путешествия впечатляет размахом: весь Китай, Кыргызстан, Узбекистан, Туркменистан, Иран, Турция, и наконец, Италия. Рецепты сложные, я пока ещё ни один не приготовила. Есть и подтекст, подоплёка: готовясь к замужеству, писательница закономерно боится «бытовухи», стояния у плиты и встречается не с признанными поварами-мужчинами, а с обычными домохозяйками, для которых стряпня – непреходящая обязанность. То есть по женскому вопросу тоже поучительно.

Маргарет Махи «Пространство памяти»https://fem-books.livejournal.com/1610211.html. «Новозеландская Астрид Линдгрен», бесспорно, крута и неслаба, но в «Памяти» любопытнее всего то, что будет происходить потом. Да-да, потом, когда наш чечёточник захочет учиться, когда ему понадобится ходить на работу каждое утро, когда, наконец, София отправится в край Вечной охоты, а его придут выселять из-под привычного крова наследницы и наследники, которым глубоко плевать было на бабушку, зато отнюдь не плевать на особняк. По-людски-то я Джона разумею, я одобряю его — но агитировать за такой modus vivendi вряд ли стану.

Шарль де Костер «Брабантские сказки» – де Костера как-то принято считать автором одной книги, а именно «Тиля Уленшпигеля». С негодованием опровергаю. «Фламандские легенды» пленили меня со студенческих лет, а теперь к ним и «Брабантские сказки» добавились: про вещего водолаза, про Воображение и сестру её Рассудительность, про сватовство резчика по прозванию Христосик, про психоделический казус на масленичном карнавале, про прекрасную мавританку, которой отнюдь не понадобилось умирать на гробе своего мужа. «Смиренное прошение комете» – такое ощущение, что вчера написано, а комета — или метеорит, или планета Нибиру, или не ведаю какой истероидный астероид — прилетит сию секунду. И вот тогда-то мы и поймём, достигло ли прошение цели.

Сай Монтгомери «Душа осьминога» – за собой давно замечала, что в книгах, фильмах и пр., посвящённых природе, больше всего интригуют люди, которые о природе рассказывают, ею занимаются, ей посвящают время и труд. То ли непройденная дорога биологического факультета зовёт, то ли наоборот – свидетельство, что пройденная дорога облюбована была не с кондачка. Вот и «Душа осьминога» для меня получилась не столько про октопусов, сколько про хомо сапиенсов, которые изучают, растят и кормят, берегут, любят октопусов, да и другую морскую живность. И проецируют на них, и очеловечивают — куда же без этого? Океанариум не в рыбах, океанариум в сотрудниках.

Lynda Mullaly Hunt, Fish on a Treehttps://fem-books.livejournal.com/1614127.html. Есть такой поджанр врачебных баек-страшилок: про диагноз. «Думали, Икс придуривается, а выявили височную эпилепсию», «Думали, Игрек много ест, а диагностировали опухоль мозга». Вот и у Линды Хант все, включая директора школы, исходили из того, что Алли неуправляемая малолетняя бандитка с мозгами ясельного возраста, а оказалась – оп-па! – дислексия. Внезапно так. А если бы добряк мистер Дэниелс не закончил обучающий курс по дислексии и сопутствующим расстройствам, так бы дитё и мыкалось безграмотным. Некоторые, слышно, даже вузовские дипломы получают, аза в глаза не зная.

Шиван Вивьен «Последние парень и девушка на Земле» - Здесь пару строк я набросала: https://fem-books.livejournal.com/1614127.html, а больше пары строк что-то и не набирается. Некий посёлок решили затопить под водохранилище, родители выходят на площадь, а дети, вроде бы самого бунтарского возраста, озабочены проведением выпускного бала и, традиционно, эротическими флюидами. Героиня – традиционно же – мечется от плохого красивого парнишки к обычному, но хорошему, высокоморальному, и было бы лучше без них – только всемирный потоп и девочка во всемирном потопе.

Дана Рейнхардт «Без ума от тебя» – листанье молодёжной прозы во время простуды в последнее время напоминает лимерик Арефьевой про похмельного металлюгу: поиграй, Вася, «Ласковый май», чтоб стошнило Фому из Перово. Вот «Без ума от тебя» – это мой личный, карманный «Ласковый май». Завязка: долбоюноша-аутсайдер, аж без машины и без прав, расстался с любимой девушкой против своего желания, зашёл с улицы на психологический тренинг вроде 12 шагов (для зависимых), а там, представьте себе, тоже лица противоположного пола. И молоденькие! И симпатичные! Хоть и зависимые. Тренинг, на беду, был бесплатный...

Юлия Шестакова «Новый перевал» – дальневосточная путешественница и очеркистка, родом — вот запамятовала — то ли из самого города Свободный, то ли из какой-то деревни в Свободненском районе. Весьма положительное впечатление произвела: энергичный и образный язык, идеологии необходимый проходной минимум, уважение к коренным народам. Кстати, Шестакова сделала такую рекламу удэгейскому прозаику Джанси Кимонко, что я уже разыскиваю его произведения в шестаковском переводе. Небольшой экскурс по ссылке: https://maiorova.livejournal.com/377445.html.

Майя Кучерская «Ты была совсем другой» – «Современный патерик» влюбил в себя безумно-бесповоротно. «Тётя Мотя» вызвала узнавание и непонимание одновременно. «Плач по уехавшей учительнице рисования» озадачил, а этот сборник привёл в растерянное недоумение. Нет, время от времени к нам прорывается Кучерская двухтысячных, нервная, чуткая и саркастичная, но вскоре её захлёстывает девятый вал не то самопародии, не то прозрачной проповеди на мутных местах. Когда-то эта писательница была совсем другой. Совсем-совсем другой.

Мария Ануфриева «Доктор Х и его дети»https://fem-books.livejournal.com/1615175.html – здесь в основном ругня, а теперь, поразмыслив, считаю, не стоило так плеваться ядом. «Художник так видит» профессию психиатра, психотерапевта – кто-то наподобие унылого проповедника с телегами о смысле мироздания и интимной неустроенностью. Самый тон повести скрипуче-воздыхательный, забавно контрастирующий с прозой настоящих медиков: Моторова, Осипова, даже в самых поэтических контекстах напористой и задорной. За доктором Х в медвузы молодёжь не потянется, как тянулась за героями Булгакова или Аксёнова. Да и потенциальные пациенты лечиться не побегут.

Марина Кудимова «Бустрофедон» – на скорую руку накатала вчера отзыв с примерами: https://fem-books.livejournal.com/1618842.html, там же и ссылка на публикацию в сети. Очаровательная повесть о детстве и отрочестве, прямо поэма. Добавляет любознательности и то, что действие происходит в Тамбове, а оттуда родом мои свекровь и свёкор. О, надо бы им на пробу предложить, как они расценят... Есть ли кто из Тамбова? Вам особенно рекомендую. Хочу добавить, что «древнегреческие» отступления показались неожиданными, но ближе к финалу я осознала их уместность.

Эдит Уортон «Лето» – не поймите превратно, я знала, что Уортон – это классика, знала всегда! Но поняла по-настоящему только после «Лета». Сюжет запросто покажется надуманным, алогичным – до тех пор, пока не предположишь, что адвокат, продувная бестия, сам всё случившееся и подстроил. А что ему? И законный наследник обеспечен, и девятнадцатилетняя красотка под боком, благодарная-благодарная... Голова адвокат, эту бы интеллектуальную энергию, да в мирных целях. Черити жалко. Пропала наша библиотекарша.

Helen Oyeyemi The Icarus Girl – есть такой трафарет культурный: поиски национальных корней, копание в архивах, изучение генеалогии и пр., и пр. тянут за собой хтоническую жуть, неопознанную, но способную изрядно испортить жизнь. Меньше знаешь — крепче спишь, короче. И в определённый момент, возможно, все мы выбираем между крепким приятным сном и пробуждением. У некоторых выбор происходит мгновенно. У некоторых – как у Джессами (или Вураолы?) растягивается на месяцы и месяцы. Но всё же совершается. Последняя фраза, без преувеличения, гениальна.


Прочитано с дочерью (э-ге-гей, пора уже заводить отдельную рубрику):

Армель Бой «Сказки маленькой фермы» -- будни самоуправляемого скотского хутора. Не по Оруэллу. Совсем-совсем без претензий миниатюры, зато с отличными цветными рисунками -- не с комиксами, а с настоящими последовательными рисунками, хоть бери и диафильм делай. Ёжик с Медвежонком по-прежнему в тренде, но пингвин Квиколо и его товарищи слегка их потеснили. Три раза в день иной раз прочтёшь от корки до корки, всё мало.

Виталий Бианки, «Рассказы и сказки» -- да, тот самый детгизовский том с иллюстрациями Чарушина, шестьдесят какого-то года, с тетеревом на обложке. Коллизии и кровавые развязки с нагромождениями трупов не хуже, чем в античной трагедии. Зато познавательно. На прогулке заметили белочек -- читаем про белочек. Повстречали чомгу -- вечером пробежим про чомгу. Мама чуть не громыхнулась в воду -- читаем, как мишка-башка громыхнулся-таки в воду, признаём, что мама слегка интеллектуальнее мишки-башки. В апофеозе "Красной горки", где птицы сообща гонят гадкого кота, Мила горюет: за котика обидно, котик не покушал. Думаем дальше попробовать очерки Николая Сладкова.
Tags: книги, список книг
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • О дне космонавтики

    Меня сегодня дочь огорошила вопросом: а как празднуют день космонавтики? Сейчас — юбилей же, шестидесятилетие — они и на труде ракету клеили, и на…

  • Нам задают вопросы

    Национальный центр когнитивных разработок и Институт дизайна и урбанистики Университета ИТМО (матушки, как пышно!) предлагает анкету для тех, кто…

  • О муже и супе

    Про писательницу Руфь Зернову прочитала уморительную историю: однажды она со своей матерью навещала старую приятельницу, вдову. У приятельницы в это…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments

Recent Posts from This Journal

  • О дне космонавтики

    Меня сегодня дочь огорошила вопросом: а как празднуют день космонавтики? Сейчас — юбилей же, шестидесятилетие — они и на труде ракету клеили, и на…

  • Нам задают вопросы

    Национальный центр когнитивных разработок и Институт дизайна и урбанистики Университета ИТМО (матушки, как пышно!) предлагает анкету для тех, кто…

  • О муже и супе

    Про писательницу Руфь Зернову прочитала уморительную историю: однажды она со своей матерью навещала старую приятельницу, вдову. У приятельницы в это…