Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Categories:

В кино сходила первый раз года за три

В кино мне ходить противопоказано. Профессиональная деформация – на публику смотреть занятнее, чем на экран. И слушать. За спиной так хрустели попкорном, хрусь-хрусь, свись-свись, что я подумала – это непременно на мой счёт, убрала поглубже куртку и пригнулась. Нет, по-прежнему хрусь-хрусь, свись-свись. Попкорн всё же лучше семечек, им, по крайней мере, не плюются.

Одна соседка в середине фильма с отчаянием спросила спутника:
– Почему же они все без шапок? Им что, не холодно?
Потом ушли.
Другая взяла да и уснула, похрапывая. На неё оглядывались с насмешкой, но и с завистью. Казалось, что она использует время продуктивнее, чем остальные.

А так: контекст утерян, утерян контекст. До такой степени утерян, что его даже и не жалко. Помёр Максим, клади во гроб. Старшие помнят – или не столько помнят, сколько улавливают – больше, чем молодые, это неудивительно. Женщины – больше, чем мужчины. Массовка – больше, чем актёры на главные роли. С умилением прочла: в эпизодах снимались рядовые петербуржцы. Какие они вам рядовые, вы-то что за генералиссимусы взялись?

У всех почти молодых женщин «сделанные» в салоне ровные брови. Вид плохо замаскировавшихся марсианских разведчиц.

Смеяться, впрочем, смеются. Над шутками про пьянку, тюрьму и товарища (таащща) капитана. Смех – социально приемлемое выражение страха. Когда сострили про простату, хохотала уже и я, но не потому, что боюсь простатита, а потому, что нервы не выдержали. Знаете, это как во сне. Вам когда-нибудь снилось, что вас бьют в поддыхало? Это так же раздражает, как когда бьют наяву, но совершенно не больно. И хочется сказать: пожалуйста, не надо в поддыхало. Не надо бородатых шуток про евреев, правительство и коньяк, не надо про простату, благородных фарцовщиков не надо, загробных рыданий, надгробных молитв, трясти убиенными вифлеемскими ленинградскими младенцами тоже не надо, это совершенно не больно, хотя раздражает. Урны круглые можете оставить. (Мужа спрашиваю: ну, как тебе? А он с нежностью: у-у-рны... кру-у-углые... как тогда-а-а). Трамваи оставьте, троллейбусы. Неву. Телефонные будки. Шали, кофты и фуфайки. Абажуры. Скатёрки. Стенные шкафы. Микрофоны, брошки, портреты, гармонику. Книги. Книги, да. И рукописи в макулатуре. Три часа ходила бы и всё это рассматривала, а играть ничего не нужно. Вещи сами скажут за себя.
Tags: кинище
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments