Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Categories:

Флэшмоб "Пять книг на одну букву" - 2

От уважаемой oryx_and_crake мне досталась буква Щ. Я очень люблю Щ, но книжек, начинающихся на эту букву, не так уж много! А если учесть, что "Щит и меч" я так и не осилила... Короче говоря, список предсказуемый. Зато с цитатками.



1. «Щелкунчик и мышиный король», Э. Т. А. Гофман

Немецкий романтизм как таковой и Гофман в частности со мной что-то делают. Либо я сама делаюсь – под их влиянием. Особенно «Щелкунчик», который мне милей не в балетных декорациях, а там, в тиши страниц, где кроткая кириллица начинает приобретать грозно-готические очертания. «Мы в Конфетенхаузене!» – восклицает Щелкунчик, и до одури хочется в Конфетенхаузен. Не за конфетами, шут с ними, с конфетами, но за радостным кличем. Второй такой был «Орлы летят!» Эрнст Теодор Амадей и Джон Роналд Руэл, два взаимоисключающих волшебника...

И в самом деле, вскоре Мари услыхала более громкий плеск и журчанье и увидела широкий лимонадный поток, который катил свои гордые светло-желтые волны среди сверкающих, как изумруды, кустов. Необыкновенно бодрящей прохладой, услаждающей грудь и сердце, веяло от прекрасных вод. Неподалеку медленно текла темно-желтая река, распространявшая необычайно сладкое благоухание, а на берегу сидели красивые детки, которые удили маленьких толстых рыбок и тут же поедали их. Подойдя ближе, Мари заметила, что рыбки были похожи на ломбардские орехи. Немножко подальше на берегу раскинулась очаровательная деревушка. Дома, церковь, дом пастора, амбары были темно-коричневые с золотыми кровлями; а многие стены были расписаны так пестро, словно на них налепили миндалины и лимонные цукаты.
— Это село Пряничное, — сказал Щелкунчик, — расположенное на берегу Медовой реки. Народ в нем живет красивый, но очень сердитый, так как все там страдают зубной болью. Лучше мы туда не пойдем.


2. «Щепкин и красный велосипед», Анне-Катрин Вестли

Из недавних приобретений – не устояла перед идиллическими иллюстрациями. Вообще Вестли из тех писательниц, на которых натыкаешься случайно, – ребёнку ведь приятно читать на ночь – а потом кусаешь локти, что в твоём детстве их не случилось. Чистые шестидесятые, разве что не наши, норвежские. Один симпатичный томик тянет за собою другой, и оказывается, что там целая серия, ещё не всё переведено... да мы все знаем, как оно бывает.

– А почему ты таскаешь сучок в рюкзаке? – спросила девочка.
– Это не сучок, – ответил Малыш. – Это… Да ладно, это всё равно.
– Почему ты назвал меня «всё равно»? – спросил из рюкзака Щепкин.
– Это твоё полное имя, – ответил Малыш. – Щепкин Всё Равно. Отлично звучит, правда?
– С кем ты разговариваешь? – снова спросили девочки.


3. «Щёлкни пальцем только раз», Агата Кристи

Заглавие — цитата из «Макбета», реплика одной из ведьм. В условно каноническом переводе Радловой
Палец у меня зудит,
что-то грешное спешит.

А озаглавили бы в переводе «Палец у меня зудит», долго бы я проискала ещё одно название на Щ! Как и все детективы про Томми и Таппенс, я «Щёлкни пальцем» люблю и ценю, хотя теоретически от них, от самодовольных буржуа со шпионским прошлым, должно бы тошнить. А вот поди ж ты, не тошнит! По крайней мере, у них есть позиция.

Мистер и миссис Бересфорд, однако, не считали себя достигшими такого возраста, чтобы называться стариками. Они не подозревали, что их, как и многих других, относят лишь по одной этой причине к категории смертельно скучных людей. Разумеется, так думали только молодые, но ведь молодежь, снисходительно ответили бы пожилые супруги, ничего не понимает в жизни. Они постоянно волнуются из-за экзаменов, бедняжки, озабочены сексом, покупают какие-то немыслимые наряды или делают себе немыслимые прически, только чтобы их заметили. Мистер и миссис Бересфорд, как они сами считали, только-только достигли поры расцвета. Они были довольны собой, нравились друг другу и проводили свои дни покойно и счастливо.

4. «Щастье», Фигль-Мигль

Последнее из прочитанного, как раз сегодня закончила. Эх, такое бы щастье да в мои восемнадцать! В годы молчаливого единения и бесконечного блуждания — город, город, город, в год, когда «Бог любит выпендрёжников» воспринимается как девиз. Шкуру с задницы за такой путеводитель по грядущему продала бы. К сожалению или к щ.. сч... в общем, к чему бы то ни было, мне давно не восемнадцать, мне подавай пива, водки, рахат-лукуму, вторую часть, возможно, третью... Только тогда-а-а составлю собственное мнение и эмигрирую к фарисеям на Васильевский остров. На Васильевском острове живут фарисеи, разве вы не знали?

— Отстань. У меня сегодня по плану депрессия.
— Ты её планируешь?
— Если не планировать, она будет каждый день. А так я её отгоняю, когда не запланировано. И жду. Говорю ей: я жду, и ты подождёшь.
— И с какой периодичностью у тебя запланировано?
— Раз в две недели, в нечётную пятницу. Пробовал реже, но не выходит.


5. «Щегол», Донна Тартт

По ощущениям, самый захваленный и самый разруганный роман последнего десятилетия. О самой Тартт тоже допустимо так сказать. Аж сам главный редактор журнала «Иностранная литература» не поленился и в разгромной статье доказал, что несчастный «Щегол» не настоящая вещь, а всего-навсего беллетристика. Очень понимаю эту потребность: во что бы то ни стало доказать ближним, что они, ближние забивают себе головы е-рун-дой. Сторонники аргументируют в том числе и тем, что не могла же Тартт десять лет с лишком строчить ерунду. Я от подобных дискуссий держусь в стороне, потому что считаю вредным делить книги на настоящие и беллетристические. Слишком многие произведения, как бедняга Д.Г., «ни туда, ни сюда не попали»...

– Видишь ли, просто все… – он склонился ко мне, заморгал – быстро, взволнованно, – это все так отличается от того, что мне сказали, понимаешь. Сказали, что он умер мгновенно. Очень, очень это подчеркивали.
– Но… – я с изумлением на него уставился. Он что, думал, я все выдумываю?
– Нет, нет, – заторопился он, выставив вперед руки, чтоб меня успокоить. – Просто… думаю, они это всем говорят. “Умер мгновенно”, – угрюмо уточнил он, потому что я все еще таращился на него. – “Боли и не почувствовал”. “Даже не понял, что случилось”.
И тут – разом – до меня дошло, скользнуло по мне холодом понимание того, что это могло значить. Мама тоже “умерла мгновенно”. Она “боли и не почувствовала”. Соцработники так долго это повторяли на все лады, что я и не задумался ни разу о том, а с чего это они так в этом уверены.


Предыдущий флэшмоб, на букву К от уважаемой eto_yana - http://maiorova.livejournal.com/318835.html

Кому буковку?
Tags: книги
Subscribe

  • (no subject)

    Апатия такая, что скоро уже начну фотографировать из окошка закаты и публиковать в ЖЖ. Сегодня, кстати, и закат давали отменный — багровый, полосками…

  • Свежесть андерграунда

    А я ведь вчера ходила -- охти мне, чуть не написала «на экскурсию», а на самом деле молодые участницы и участники объединения artofintrovert…

  • Возвращаемся

    Вот мы и дома. Коха отчаянно скребётся в дверь, пока любимый хозяин открывает один замок, другой. Феник с достоинством сидит, возвышаясь, на моём…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 57 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    Апатия такая, что скоро уже начну фотографировать из окошка закаты и публиковать в ЖЖ. Сегодня, кстати, и закат давали отменный — багровый, полосками…

  • Свежесть андерграунда

    А я ведь вчера ходила -- охти мне, чуть не написала «на экскурсию», а на самом деле молодые участницы и участники объединения artofintrovert…

  • Возвращаемся

    Вот мы и дома. Коха отчаянно скребётся в дверь, пока любимый хозяин открывает один замок, другой. Феник с достоинством сидит, возвышаясь, на моём…