Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Category:

Хроники раздраконенного сортира

Всё-таки либо жить в квартире, либо её ремонтировать. По случаю неожиданного ремонта в мягком подбрюшье дома - санузле - переехала жить в родительский дом ненадолго. Ну, что имею сказать: как быстро человек привыкает к хорошему! В кирпичном брежневском здании я живу всего два-три года, а уже позабыла, какая вдохновляющая слышимость в блочно-панельном художестве конца восьмидесятых. Мало того, что квартира на невысоком этаже и над подворотней, а следовательно, с улицы доносится всё возможное, так ведь и стены бумажные. Вечером засыпаю, в дремоте мерещится: в изголовье стоит соседка и темпераментно, в своей характерной манере что-то объясняет, объясняет, втолковывает, втолковывает... Открываю глаза, дрожа от ужаса: никого. Соседка разговаривает по телефону за стенкой. Мне слышно всё до последнего слова. То есть буквально "Рабинович, я вас не только слышу, но и вижу".

Вот мы говорим "уровень стресса, уровень стресса"... А какой может быть уровень стресса у жильцов, которые слышат до последнего слова разговоры своих соседей? Вопрос, впрочем, риторический. Мама, приезжая ко мне, всё повторяет с благоговением:
- Как у вас тихо, как тихо!

И о печальном. Заметила неожиданно: переменился привычный вид из окна комнаты, где я, шутка ль, двадцать лет прожила. А это моё любимое дерево спилили. У меня, знаете, с детства было любимое дерево, я с ним разговаривала... ну, как это бывает. Любимое, в общем, дерево, берёза о трёх вершинах. Прихожу, а два из трёх стволов спилены, два пенька белеют. И только одна вершина зелёная. Грустно сразу стало. Доконают его ведь.
Tags: во младой во юности, это город Ленинград
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments