Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Categories:

Об аристократизме - 2

Пост принадлежит подгруппе "не понимаю" и читается хоть и про себя, но голосом Виктора Коклюшкина.

А не может ли мне уважаемая аудитория объяснить, откуда сейчас такой запрос на аристократичность? Писала, помнится, по тегу "плохая книга" рассматривала отрывок: мать, молодая женщина, домохозяйка, супруга мэра маленького городка на севере России, воспитывала из своей четырёхлетней дочери настоящую леди.

...в тот вечер дочь впервые в жизни закатила настоящую истерику. Со слезами, с криками, переходящими в визг. Маша должна была выпить обязательную ежевечернюю чашку кефира. Когда полились слезы и я увидела, что дочь «в ударе», я закрыла дверь на кухню, запретив Егору и Андрею даже подходить к нам, и жестко, но без крика, не обращая внимания на Марусины «страдания», сказала ей:
– Если ты сейчас же не успокоишься, я вылью этот кефир тебе за шиворот!
Я сразу почувствовала, что Маша испугалась, но через мгновение с новыми силами заголосила:
– Не буду! Ненавижу кефир! Он гадкий! Папа-а-а-а! Скажи ей…
Я взяла в руки чашку и… вылила кефир дочери на голову…
Давно где-то читала, что любую озвученную угрозу о наказании ребенку надо доводить до конца. Вот я и довела…
Маша сразу замолчала. Вытаращила на меня глаза и, еще всхлипывая, прошептала:
– Мам! Теперь же меня мыть придется, а вещи стирать…
– Ничего страшного, Марусь, справимся… Иди в ванную… А я пока здесь все уберу.
Моя маленькая девочка уходила из кухни, вытирая с лица потёки кефира, абсолютно молча и стараясь, чтобы папа и Егор не увидели то, что произошло между нами.
А перед сном я сказала дочери:
– Я очень прошу тебя простить меня. Но пойми: истерика – это так стыдно… Ты должна быть леди, а вела себя как баба… Чувствуешь разницу?
– Да, мамочка, и ты меня прости.


Вот такая вот лединская методика выращивания настоящей леди. Настоящие леди очень востребованы в маленьких городках на севере России. Дюжие здоровые люди очень нужны в Гватемале. Но тогда я списала на личные авторские странности. Уж если не посовестилась целую книгу выпустить, чтобы свести счёты с падчерицей, отказавшейся так воспитываться, ясно дело, тут не без странностей.

А сейчас то и дело сталкиваюсь с приписыванием аристократизму каких-то неожиданных смыслов, не связанных с происхождением... С запросом на этот самый аристократизм. Не без труда могу представить, как и зачем лет десять-двадцать назад женщине ли, мужчине ли могли бы сказать:

- Вы выглядите плебейски, у вас плебейская внешность.

Конечно, она будет плебейская. Какая же ещё? Патриции в большинстве своём в Париже. Или в земле. Разве что в какой-нибудь радиопостановке по бульварному роману могли бы назвать чью-то физиономию плебейской. (Upd.: про бульварщину угадала невольно.

— Хорош как портрет!
— И лицо интересное! — говорит Маня. Все они невольно понижают голос.
— Да, это не плебейское лицо. Их род очень древний.


Анастасия Вербицкая, "Ключи счастья"

Какая, однако, неприятная особа эта Кирилова и какое у нее плебейское лицо! Сейчас видно солдатскую дочку. То ли дело эта прелестная выдержанная Раевская? Она похожа на сказочную принцессу.

Лидия Чарская, "Генеральская дочка")

А вот сию минуту попалась многословная филиппика некого священника (Upd: то не священник, а вообще сисадмин. Замечено уважаемой френдессой osservato): недостаточно аристократичной ему кажется... православная церковь. Чересчур окрестьянилась за годы советской власти. Сарафаны какие-то, зипуны, бороды (Александр Третий и Николай Вторый тут имели бы сказать слова интересные). Любовь к постным блюдам. Поют хором русские песни, водят хороводы, занимаются рукоделием. Неблагородно как-то. Надо внедрять на приходах гольф, крокет, фехтование и верховую езду, - гадко захихикала я, но всё оказалось гораздо серьёзнее. Финал цитирую со ссылкой.

Утверждаемая простонародность церкви не позволяет ей адекватно выразить многие евангельские смыслы, необходимые человеку сегодня. При посредстве церковного «быта» и обрядовости у нас очень много говорится о послушании, покорности, смирении, следовании воли Божьей и т. п., но практически ничего о царственном достоинстве человека, о той высокой роли, ради которой он создан, о свободе, которая ему дарована, и о талантах, которые ему необходимо раскрыть. Современной Церкви не хватает момента аристократизма для выражения этих смыслов. Аристократизм, в его подлинном значении, предполагает иерархическую выстроенность общества, наличие в нем смыслового «верха» и «низа», где за «верхом» признается образованность, выделка ума, умение брать ответственность на себя, «взрослость» отношения к жизни. Аристократизм в церкви означает наличие в ней церковной элиты в лице общепризнанных авторитетных институтов, в идеале – богословски образованного епископата. Именно эта элита, а не простонародные «старцы», должна быть подлинным учителем христианской жизни и выражать позицию Церкви по тем или иным вопросам, глубоко и на понятном широкой публике языке.

Не понимаю...
Tags: наивная социология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 133 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →