Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Categories:

Книги, июнь 2017 года

Всего двадцать пять книг, из них по специальности одна, мемуаров - три книги, два детектива, четыре - прочитаны вместе с дочерью. Люблю читать, уважаю и люблю.



По ссылке ещё картинки о библиофильском счастье: http://pollyko.beon.ru/38925-645-ty-ljubish-chitat.zhtml

Уоллес Стегнер «Останется при мне» - если среди ваших студентов Кен Кизи, Макмёртри и верховная судья Дэй О'Коннор, легко предположить, что вы не для смеху преподаёте creative writing. Но культ Стегнера, «декана западной прозы», в США сравним лишь с прохладцей, с которой к нему отнеслись у нас: это за океаном он декан, а у нас на эмэнэса не тянет. А если бы первым издали не самый коммерчески успешный его роман, а увенчанную Пулитцером Angle of Repose, где даже не про мущщину, а про какую-то старуху на инвалидной коляске, ажиотажа было бы ещё меньше. О самом «Останется при мне» скажу одно: его страницами я возмещаю себе недостаток лесных прогулок и кислорода. Досадно, если на сем проект «Стегнер по-русски» завершится.

Джанет Уинтерсон «Разрыв во времени» - моё восхищение «Разрывом» было бы объяснимо особой любовью к Уинтерсон. Отнюдь, я мало её знаю. Было бы объяснимо шекпироманией — нет, я не шекспироманка. Было бы насквозь понятно, если бы мне импонировало осовременивание классических пьес — так терпеть не могу, когда классику осовременивают. Однако тут как с кулинарией: баклажаны, лук и сладкий перец отдельно — овощи и овощи, грызёшь, морщишься. Ан вместе их потушить, получается ангельское блюдо. http://fem-books.livejournal.com/1422541.html

Фред Варгас «Адское воинство» - в «Корпусе» вышла новая Варгас, и мне вспомнилось внезапно, что старая неодолённая киснет... В целом у меня месяц дочитывания недочитанного. Осилила и «Адское воинство». Без особой увлечённости, надо подчеркнуть. Никакая детективная серия — да и не только детективная, но в остросюжетных многотомниках это заметнее — не удаётся ровной от и до. Есть вершины, есть крепкие середнячки, а есть провалы. Вот, как «Воинство», например. Конечно, это провал высокого уровня, то есть он превосходит по уровню некоторые пики. Хе-хе.

Фред Варгас «Холодное время» - последняя Варгас вознаградила с лихвой за предпоследнюю. И главная тема, исландская, и побочная — грозный Конвент и его милейшие реконструкторы - «в хорошем смысле завораживают», как сказала одна моя приятельница про Саграда Фамилиа. Объём огромный, толще, чем первые четыре тома, взятых вместе, но композицию это не задавливает, не делает помпезной. Начинать цикл о комиссаре Адамберге с «Холодного времени» не посоветовала бы, а во вторую или в третью очередь — пуркуа бы да не па?

Лейла Александер-Гаррет, «Собиратель снов Андрей Тарковский» - воспоминания переводчицы мэтра о том, как снимали последнюю работу: «Жертвоприношение». Странно, я столько заготовила хороших, умных фраз, да хочется сказать совершенно другое. а) Кинематограф есть филиал ада на земле, б) кинематограф в исполнении Тарковского превосходит саму преисподнюю. В неблагодарной роли Виргилия выступает суматошная, нервная и богемная Лейла, которая считает себя королевой Шамбалы и окружена людьми, которые в этом её поддерживают... Говорю же, ад.

Александра Николаенко «Убить Бобрыкина» - повезло мне с ними всеми. С ражим и румяным Бобрыкиным, который непременно поёт по утрам в клозете. С его вечным антагонистом Шишиным, задудоханным Пьеро, чьё воспетое французами перо скрипит впотьмах, строчит, строчит: это мы пишем или к нам пишут?? И эти письма благоуханные, о Боже, где оно всё, далёкое, светлое, милое, и нескончаемая, то крещендо, то диминуэндо воркотня матери, и бобрыкинский хохоток. Всё есть музыка, музыка – всё, только зловещий подзаголовок - «история одного убийства» - нависает над страницами и склабится, на что-то намекая.

Барбара Хазард, «Рядом с Невским проспектом» - конец восьмидесятых и начало девяностых в Ленинграде через призму восприятия художницы-абстракционистки. По совместительству Хазард ещё и психотерапевтесса, а судьба заставила сделаться меценаткой. В ком более нуждается питерское официальное искусство, до конца неясно... Гм. За книгу спасибо уважаемой френдессе obry_odry, как на тридцать лет я помолодела, и опять в магазинах шаром покати.

Фатима Шарафеддин «Няня для слонёнка» - мне, похоже, сильнее пришлось по душе, чем дочери. Кошка прикольная, слонёнок славный и симпатичный, и в целом серия тоже заслуживает самого пристального внимания. На дошкольный возраст то, что доктор прописал. http://fem-books.livejournal.com/1422164.html

Анхелес Касо «Навстречу ветру» - фабула не нова, зато декорации оригинальны: в Португалии, общей метрополии, встречаются анголец и девушка с островов Зелёного Мыса. Сан рассчитывает на спокойное семейное житьё, а у Бигадора совсем другие планы... Лирическое «я» Касо пробегает на заднем плане, в облике дамы-благотворительницы, изнурённой собственным скорбным супружеством и не менее скорбным разводом. Сам текст до обидного астеничный, несмотря на задорные темы постколониализма и домашнего насилия. Тем не менее, собирает испанские литпремии и вовсю раскупается.

Пэм Муньос Райан «Эсперанса» - штатовский бестселлер про мексиканских сезонниц для подростков. Повторяется история с «Разрывом во времени»: я не подросток, не из Мексики, не в Штатах и не признаю бестселлеры как форму стратификации. «Эсперанса» оставляет впечатление семейного альбома, в который заглядывают случайно, без особой любознательности, и вспоминают те пожелтевшие фотографии, те открытки на незнакомых языках много-много лет...

Гертруда Атертон «Похождения Джулии Френс» - классический, старинный, отменно длинный-длинный-длинный суфражистский агитроман с прологом, эпилогом, хэппи-эндом и моралью.1911 год, шутка ли! Перевод тоже дореволюционный, 1913 года, что прёт, как удава по стекловате. Букинист обещал поскрести по сусекам и прибавил: чудеса возможны. http://fem-books.livejournal.com/1425885.html

Виктория Лебедева «В ролях» - что «в ролях», что «Уроки музыки» довольно средние постперестроечные вариации на кондовую тему «доля ты, русская долюшка женская»: немного бытописания, немного семейных дрязгов, щепотку секса и насилия — для перчику, куда ж вы ведром, куда? эх... квантум сатис женоненавистничества и самоненавистничества, в центре — фигура Плохой Мамы. И как же всё меняется в благую сторону, когда от своего имени заговорила сама Плохая Мама, у которой нет сил быть доброй-хорошей, сиречь беспросветно обслуживать папу, бабушку, дочку, квартирную хозяйку, собственные представления о прекрасном, и ещё и этот поганый кот. В честь которого повесть и называется «Хозяин».

Маргарита Хемлин «Искальщик» - есть такая архетипическая фигура: Еврейский Дед, среднее между царём Давидом и Рабиновичем из анекдотов (мне одной кажется, что это один и тот же деятель в разные... так сказать, периоды). Так вот, «Искальщик» представляет собою воспоминания глобального Еврейского Деда о двадцатых годах в украинской провинции. Любовно воссозданный язык, острый авантюрный сюжет, бедолага Лазарь — наследник Ласарильо с Тормеса, а что на выходе? «Ни триумфа, ни протеста, а один лишь длинный нос» (с) Игорь Стравинский. Или?..

Сара Уинман «Дивная книга истин» - писательниц наподобие Уинман я называю декадентками без декадентства. Да, они разрабатывают богатые толщи гниения, растления, умирания и прочих недугов души человеческой, но эта разработка — никогда не смакование, не любование чужими тошнотворными корчами. Сосредоточенный взгляд юнната на личинку стрекозы или ещё какую-нибудь зверугу в том же роде. «Когда бог был кроликом» на повестке следующего месяца.

Лора Белоиван «Южнорусское Овчарово» - http://fem-books.livejournal.com/1427579.html. Долго размышляла, какой именно жанр: магический реализм? Социальная фантастика? Деревенская проза? Феерия, как «Алые паруса»? И то, и другое, и третье, и особенно четвёртое, а если учесть, что действие происходит в полузаброшенном дальневосточном посёлке — здравствуй, малая родина! Всем-то ты богата и обильна.

Анна Беловицкая «Лесные котики» - на обложке сакраментальное предупреждение: для детей шести лет и старше. Семейного чтива мощнее у нас не бывало никогда. Ежевечерние сборы за книжкой возобновились! Анна Беловицкая, кто вы? ищу её другие произведения или хотя бы с её иллюстрациями. Забавно: котики изображены со спины, их физиономий не видно, но это не пугает Милу, а интригует:
- Мама, а они обернутся когда, они мяу будут?

Катарина Бивальд «Дай им шанс» - розовый романец. Современный. Раньше розовые романцы завершались свадьбой девицы с юношей, а теперь девица вступает в брак с целым городом. И даёт клятвы верности и послушания, если вам ещё мало. Заманила нашу Сару в заокеанский аналог Пошехонья покойница подруга, которая с того света... умолкаю, умолкаю. Норвежка Бивальд создала одну из самых жутких южноготических вещей, по накалу кошмара не уступающую Эдгару По. Однако сама того благополучно не заметила.

Олег Нестеров «Небесный Стокгольм» - никогда не подозревала, что о шестидесятых можно написать до такой степени занудно. Нестеров проработал колоссальное количество информации, но книга привлекательнее бы выглядела в виде сухой хроники, подборки чфактов о хрущёвской эпохе, чем в качестве художественного произведения. Персонажи — молодые гэбисты, эти сказано всё. Их язык суконный, их глаза — рыбьи, и все их занятия — от философских диспутов до группового секса — несут на себе печать мёртвенности, могильного тлена. Нет, эти зомби не смогли бы сочинить анекдот об армянском радио. Даже самый несмешной и завалящий.

Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Три конца» - слушайте, а почему никому не в кайф Мамин-Сибиряк? Лескова превозносят, Писемским зачитываются, даже Крестовский и, horribile dictu, Боборыкин обрели своих знатоков и любителей. А Мамин-Сибиряк чем плох? Русские православные, старообрядцы, украинцы! Да, немного мылится, но как душевно, радужно мылится. У меня, кажется, начинается эра Дмитрия Наркисовича...

Сергей Козлов «Поросёнок в колючей шубке» - хо-хо, у нас эта самая библиографическая редкость 1977 года выпуска. Подклеенная, заслуженная, читали мужу моему, читали его брату, вот теперь Эмильця на ночь слушает в очаровании. Она стала настоящей поклонницей Козлова. «Мне про Ёжичка!» Уж зевает-зевает, а всё подавай ёжика да ёжика.

Сергей Козлов «Ёжикина радость» - в рамках расширения ёжицкой темы обзавелись более новым сборником с иллюстрациями Виктории Кирдий. Короче, ежачину нам всем под бочину и кирпичину в карман, а Козлов — мастер, удачно скрывшийся под безобидной маской сказочника про ёжиков и медвежаток.

Жемайте, «Избранные произведения» - собрание подготовлено в 1952 году в рамках десятилетия (!) литовской культуры. Сам том держать в руках неизъяснимое блаженство: уголки металлические, шрифты-буквицы-иллюстрации, в каждой сноске, в каждой буковке забота о читательском комфорте. Сейчас так уже не умеют. Или не хотят? Жемайте было сорок восемь, когда она прислала в редакцию первый рассказ, мучительно стесняясь орфографических ошибок. Она обалденная.

Кэрол Дуэк, «Гибкое сознание» - есть очень непопсовые моменты, однако общая концепция чудодейственной установки на рост — моё личное разочарование года. Советовать не могу, но и отсоветовать не вижу смысла: уж больно спорная авторская позиция. Не идея, именно позиция: Дуэк так и не смогла решить, что она пишет, научное исследование в области психологии познания или второразрядную мотивационную книжонку «как повысить свою удойность и улучшить качество опороса». Подробнее: http://www.labirint.ru/reviews/show/1496695/, а также пост: http://maiorova.livejournal.com/327932.html

Мария Башкирцева, «Если бы я была королевой» - свеженькое переиздание дневника в новом переводе. Из предисловия от переводчицы: «Между тем, в сущности, до сих пор этой книги почти никто ещё не читал». И таки да, действительно, Башкирцевой перемывали косточки, о ней спорили, ею восторгались, ею возмущались, но знать мы о ней крайне мало знаем: http://fem-books.livejournal.com/1432740.html

Сюзанна Тамаро, «Только для голоса» - очередное сентиментальное путешествие в Италию. Ещё роман куда ни шло, невзирая на претенциозное название «Иди, куда зовёт сердце». Претенциозно в нём одно заглавие, право. Но рассказы, хоть о проститутках, маниаках и Холокосте, но столько душещипательности - Эдмондо де Амичис удавился бы от зависти. Вместе с Чарской. И это не отталкивает. Более того, видится единственно естественным. Феллини планировал снять по новеллам Тамаро фильм. Не успел. Жаль, они подошли бы друг другу.
Tags: список книг
Subscribe

  • Песня для вздохов и стонов

    Черкесским воинам по соображениям этикета предписывалось никогда не вздыхать, не стонать и тем более не плакать. Но как быть, когда надо, например,…

  • Литовские песни про деревья

    Дзукийская военная песня, исполняет Броне Богушене-Варнелите. Текст: Oi sūnelia dobiłėlia, Ko pavirtai ųžuołėliu? O žirgelis šiauru vėju? Oi…

  • О «Луке» и других

    Сделали полезное дело, сводили дочь на мультфильм «Лука», утренние сеансы проспали, так хоть на дневной. Главная проблема похода в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments