Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Category:

Книги, апрель 2017 года

Вот и прошёл апрель. Двадцать три книги.

Евгения Басова «Подросток Ашим» - фамилия незнакомая, а стиль узнаваемый, с неуловимой грацией тоски, свойственной финским и венгерским авторам. Ахти, так я уже знакома с этой манерой: Басова известна под псевдонимом Илга Понорницкая. http://fem-books.livejournal.com/1393070.html

Нил Гейман «Задверье» - бойко, умело изложенная побасёнка о том, как двое взрослых образованных мужчин выбрали не производительный труд и ответственность за семью, а ковбойствовать среди магически-мистического фронтира в гомосоциальном псевдобратстве. Цитату про главу фениев, который мог пронести в своих штанах всю вселенную, можно отыскать в сети по ключевым словам, а я соблюду-таки приличия, можно? Полёт фантазии Геймана зачаровывает, но итог — увы, гора родила мышь. Не для меня это всё, не для моих седин.

Кристине Нёстлингер «Рассказы про Франца и лошадей» - Нёстлингер есть Нёстлингер, пусть и на пятнадцатом томе девятнадцатитомной серии. Мало-помалу у меня собирается элегантная беленькая полочка: http://www.labirint.ru/reviews/show/1430936/

Андрей Зорин «Где сидит фазан» - познавательно, интеллигентно, не без определённой маэстрии. Но до чего же всё-таки мы, плебеи, утомляемся с вами, патрициями... Точь-в-точь как вы с нами. http://www.labirint.ru/reviews/show/1431077/

Элиетт Абекасси, «Тайна доктора Фрейда» - http://www.labirint.ru/reviews/show/1432581/. Есть два рода биографической прозы, первый служит к развенчиванию мифов, второй — к мифологизации. Французская сефардская писательница ухитряется достичь обеих целей одновременно. Я не понимаю, как. Однако ж ухитряется.

Рафаэль Жермен «Ежевичная водка для разбитого сердца» - в аннотации упомянули «Бриджит Джонс», это такой ярлык для героинь, не стесняющихся проявлять свою неидеальность. Бутылку уронила, вот уж и Бриджит Джонс. На деле Женевьева ни с кем не сравнима, она такая же особенная, как и её родной Квебек. Коты Ти-Гус и Ти-Мусс бьют рекорды умилительности! https://www.labirint.ru/reviews/show/1433283/

Янник Гранек «Богиня маленьких побед» - если бы это была драма Островского, она бы называлась «Рассыпался бы дедушка, если бы его бабушка не подпоясывала». Дедушка, собственно, и рассыпался, но это произошло на сорок-пятьдесят лет позже, чем произошло бы без бабушки. http://fem-books.livejournal.com/1390719.html

Хелен Расселл «Хюгге, или Уютное счастье по-датски» - стали активно проталкивать концепцию хюгге. К чему бы? Вроде нарождающийся средний класс постановили не нарождать, а закопать в лесополосе: «родила царица в ночь не то». Моей мизерной душонке среднеклассовость, чтобы не сказать мелкобуржуазность, близка: маленькие радости бидермейера, идиллизм, семейный очаг, «Леночка, будем мещанами», — будем! Я подписываюсь, хоть и не Леночка! А заокеанская тёзка Леночки, Хелен Расселл, расскажет нам, как.

Н.И. Свешников «Воспоминания пропащего человека» - уважаемому seminarist спасибо за совет, сама бы я долго не добралась. Мы привыкли, что мемуары — это чаще история триумфа, пусть кратковременного, но акме, достижения, взлёта. Свешников не пытается и изобразить взлёт. Его самая большая победа — удачно расторговаться букинистикой, и не спрашивайте меня, куда денется выручка. Вор, лгун, пропойца — и личность уникального внутреннего достоинства, я бы сказала, с чувством чести. Такую автобиографию на каждую полку.

Нэнси Митфорд «Любовь в холодном климате» - по наводке уважаемых френдесс ulsa и syn_snow. Не сама ли Митфорд и утверждала: «В Британии самый тёплый дом у Ивлина Во, самое тёплое сердце у Лесли Поула Хартли, а самый холодный дом и холодное сердце у [запамятовала]». Что же касается её самой, её дом и, возможно, её сердце были и тёплыми и холодными одновременно. Прочесть можно здесь: http://samlib.ru/g/gordienko_e_s/ljubowxwholodnomklimate.shtml

Люба Штиплова «О чём разговаривают зверюшки ночью» - https://www.labirint.ru/reviews/show/1436068/. Одно из красивейших детских изданий в моей библиотеке. Мирко Ханак крут, Мирко Ханак могуч, Мирко Ханак анималист от Бога, а кто не соглашается, тому одолжу полистать.

Ариадна Борисова «Перекрестье земных путей» - https://www.labirint.ru/reviews/show/1436696/. Сбылась моя мечта — всё задвигалось и зашевелилось. К добру ли, к худу — пока неведомо, но саспенс наконец-то кончился, и начался бодрый, красочный и боевитый копец. Любопытно, сколько пыталась читать Борисову «о современности» - мимо, мимо, а фентези, которое вообще-то не мой жанр, неизменно приходится по душе.

Любовь Мульменко «Весёлые истории о панике» - http://fem-books.livejournal.com/1393564.html Что ещё запомнилось? В альковном сюжете утверждение «Он даже стонал». Даже. Гм. Эротические сцены в российской литературе часто вызывают сочувствие: небалованный у нас народ — но что до такой степени!

Анна Старобинец «Посмотри на него» — в который раз напомним себе, что показатель качества публицистики — это резонанс. Не изящество изложения, не количество ссылок на источники и не авторитетность этих самых источников. Резонанс. А он налицо. Госпоже Старобинец земной поклон.
Yvonne Adhiambo Owuor “Dust”- не люблю сравнивать чтение с питанием, но аппетит приходит во время еды, лучше не скажешь. К финалу я уж и сама не верила, что этот Dust — тот же самый Dust, за который сажала себя чуть не насильно. Отрывок: http://fem-books.livejournal.com/1397100.html, отзыв — http://fem-books.livejournal.com/1396974.html

Криста Вольф «Московские дневники» — «по несчастью или к счастью, истина проста, никогда не возвращайся в прежние места» — но Криста Вольф возвращалась и описывала Союз Советских Социалистических Республик таким, каким его встречала. От расцвета до похорон.

Пока вы, огромное количество путешественников, в том числе множество западных немцев, ждали в зале отлётов, по тихой команде у тебя за спиной построился хор и запел:
- О горы, холмы, дали! - на несколько голосов, очень чисто, очень прозрачно, очень душевно. Ты единственная из всех слушателей понимала, почему они поют, и поневоле отвернулась, не в силах определить своё печальное и взволнованное ощущение. Здесь происходило не только прощание с Москвой. И позднее, в новом времени, когда снова и снова с пристрастием допрашивали, что же, ради всего святого, было в этой закоснелой стране, чтобы проводить её хотя бы одной слезинкой, что, кроме обломков и актов доносчиков, она могла принести с собой в великую, богатую и свободную Германию — тогда ты порой невольно думала об этих минутах на аэродроме в Москве: Мы сейчас пели для вас.


Нина Аносова «Пока ещё ярок свет» - мемуаристика о дореволюционном детстве. Можно было бы добавить «очередная», но этот эпитет не об Аносовой. Она вне порядковой нумерации, помимо всех счётов во всех Гамбургах и за пределами любой конкуренции. Обычное бытописание, спросите вы? Ну да, бытописание как бытописание, отвечу я. Отрывок: http://maiorova.livejournal.com/317989.html

Сату Гальярдо «Между процедурами» - http://fem-books.livejournal.com/1396314.html. В формате блога — было бы божественное чтиво, а книжка при всей ненаигранности остроумия как будто мелко плавает, по дну шаркает. Эх, сестринское дело ещё ждёт своего Хэрриота!

Ольга Колпакова «Полынная ёлка» - знаете, искусные повара рекомендуют: как только заходишь на кухню, сразу ставь кастрюлю на огонь. Понадобится вода — а она уже кипит. Так и «Полынная ёлка», с ней ознакомиться — чем раньше, тем лучше. Понадобится, ан уже кипит. http://fem-books.livejournal.com/1399509.html.

Энн Тайлер «Случайный турист» - к американской прозе, в отличие от американской поэзии у меня потешно предвзятое отношение, происходящее, надо полагать, от малограмотности. Признанные гиганты мысли и отцы демократии — от Синклера до Франзена — оставляют по большей части равнодушной, а «всякие никому низачем не сдавшиеся регионалистки» типы Юдоры Уэлти, Ш.Э. Грау, той же Тайлер со стола не сходят. Итак, для желающих странного: http://fem-books.livejournal.com/1400367.html

Ирина Сироткина «Классики и психиатры» - четвёртый пункт вот этого флешмоба: http://maiorova.livejournal.com/318835.html. Да, я это сделала, к величайшему своему удовольствию и, надеюсь, к собственной великой пользе. Классики XIX столетия работают в нашей культуре много работы, но и как индикаторы развития медицинской этики — неподражаемы. Читательскому оку представляется редкая возможность заглянуть в «скорбные листы» Александра Сергеевича, Николая Васильевича, Фёдора Михайловича, Всеволода Михайловича и многих других.

Елена Долгопят «Родина» - последние года два всё сложнее и сложнее воспринимать сборники рассказов. Я хочу, чтобы малая форма не кончалась, но сколько волка ни корми, а медведь по определению толще. Вот и хочется, чтобы волки стали медведями. У Долгопят рассказы по габаритам волки, а по весу цельные гризли из аляскинских лесов: http://fem-books.livejournal.com/1402971.html

А это иллюстрация Мирко Ханака. А? Могуч?

Tags: книги, список книг, художества
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments