?

Log in

No account? Create an account
кот

maiorova


Майорова пишет

Спаси Господь волков от нашего стада


Previous Entry Share Flag Next Entry
О сверхсимуляции: когда пересол на спине
кот
maiorova
Чем больше я погружаюсь в "Классиков и психиатров", тем чётче убеждаюсь, что классикам психиатры противопоказаны. В заключение И. Сироткина задалась вопросом, который под конец напрашивался и у меня: а что нового, собственно, сказали авторы многочисленных патографий, иначе: биографий болезни, о писателях, которые и без того находятся под прицелом критиков, историков, литературоведов? Нового, увы, исчезающе мало. Гораздо более значительное место занимают шаблоны и стереотипы, достойные городских сплетников. Только сплетник скажет "ох и влюбчив Александр Сергеевич", а врач заявит:
- Пациент П., по всей очевидности, болезненный эротоман гипергонадального типа. Гипертрофия половых желёз у него, простыми словами.
Творцу "Евгения Онегина" повезло менее всех. Если с Гоголем или Достоевским "всем всё было ясно", то психиатрическое отношение к Пушкину колебалось вместе с общественным мнением. Пушкина сбрасывают с парохода современности - отлично, психиатры вдогонку лепят ему разнообразные диагнозы, из которых психопатия - ещё самый безобидный. Пушкина возвращают на пьедестал и возвеличивают - эчеленца, прикажите! те же психиатры назовут его идеалом душевного здоровья. Ясно, что мы настолько расширили сферу применения понятия “обсессивного дискурса”, что поневоле рискуем прийти к парадоксальному выводу, что любой дискурс является обсессивным [В. Руднев. Обсессивный дискурс (патографическое исследование)]

Но если психиатрия затрудняется объяснить взаимоотношения классика с миром и собственной личностью, то отношения классика с психиатрией вполне подвластны её пониманию. Вот рассказ М. Малич, жены Даниила Хармса, как этот неподражаемый поэт проходил военную экспертизу.

А перед выпиской ему надо было обойти несколько врачей, чтобы получить их заключение, что он совершенно здоров.
Он входил в кабинет к врачу, а я ждала его за дверью.
И вот он обходит кабинеты, один, другой, третий, врачи подтверждают, что всё у него в порядке. И остается последний врач, женщина-психиатр, которая его раньше наблюдала.
Дверь кабинета не закрыта плотно, и я слышу весь их разговор.
– Как вы себя чувствуете?
– Прекрасно, прекрасно.
– Ну, всё в порядке.
Она уже что-то пишет в историю болезни.
Иногда, правда, я слышу, как он откашливается: “Гм, гм… гм, гм…” Врач спрашивает:
– Что, вам нехорошо?
– Нет, нет. Прекрасно, прекрасно!..
Она сама распахнула перед ним дверь, он вышел из кабинета и, когда мы встретились глазами, дал мне понять, что он и у этого врача проходит.
Она стояла в дверях и провожала его:
– Я очень рада, товарищ, что вы здоровы и что все теперь у вас хорошо.
Даня отвечал ей:
– Это очень мило с вашей стороны, большое спасибо. Я тоже совершенно уверен, что всё в порядке.
И пошел по коридору.
Тут вдруг он как-то споткнулся, поднял правую ногу, согнутую в колене, мотнул головой: “Э-э, гм, гм!..”
– Товарищ, товарищ! Погодите, – сказала женщина. – Вам плохо?
Он посмотрел на нее и улыбнулся:
– Нет, нет, ничего.
Она уже с испугом:
– Пожалуйста, вернитесь. Я хочу себя проверить, не ошиблась ли я. Почему вы так дернулись?
– Видите ли, – сказал Даня, – там эта белая птичка, она, бывает, – бывает! – что вспархивает – пр-р-р! – и улетает. Но это ничего, ничего…
– Откуда же там эта птичка? И почему она вдруг улетела?
– Просто, – сказал Даня, – пришло время ей лететь – и она вспорхнула. – При этом лицо у него было сияющее. Женщина вернулась в свой кабинет и подписала ему освобождение…


Марина Малич в простосердечии своём считает, что Хармсу удалось ввести докторов в заблуждение и симулировать шизофрению, которую ему в итоге и диагностировали. В ту же ошибку впадают нередко и биографы. А между тем понятно, что обмануть опытную специалистку таким наивным образом невозможно. Она ни на минуту не поверила, что Хармс действительно видел птичку. Но и притворство притворству рознь. Если человек психически болен, это ещё не значит, что он не станет симулировать! Так, описано явление сверхсимуляции: демонстрируется симптоматика, не свойственная имеющейся болезни, не совместимая с нею. По определённым качествам - нарочитости, вычурности этой симуляции - врач неминуемо придёт к диагнозу шизофрении. Что в случае Хармса и произошло...


  • 1
пардоньте, с кем "с ним" - "симптоматика, не свойственная имеющейся болезни, не совместимая с ним"?

Edited at 2017-04-30 08:59 pm (UTC)

Извините, описка. Причём посредственная. даже шестнадцатого числа не похвастаться.

Прямо детский анекдот про " здорово мы жучка их с тобой обманули"



Edited at 2017-04-30 10:11 pm (UTC)

'Они думают, что они косят' - в годы работы на призывниках было лейбмотивом наших будней). Но вот именно психоз в исполнении психотика не припомню. Все больше органики косили под органиков.

Я почему-то сомневаюсь, что по текстам можно диагностировать - даже по гениальны текстам.

Я позволила бы себе добавить - особенно по гениальным.

  • 1