Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Category:

Избалованные революцией

Сразу оговариваюсь, за что купила, за то и продаю. Понятное дело, я по возрасту не могу быть свидетельницей комсомольских собраний. Спросила у мамы. Мама говорит, что у них на факультете до такого маразма не доходили.

Эпиграф:
Туризм - это б***ство! [В. Короткевич, via pigbig]

Я и не припомню, почему разговор зашёл о походах. Тогда доминировала скептическая точка зрения на туризм и туристов, вот, взрослые люди, такие-сякие эскейписты, вместо того, чтобы переделывать мир, бегали под рюкзаками и бренчали на гитарах "Солнышко лесное". Собственно, кто-то на эту тему и ораторствовал: долго, со вкусом. А старшая наша приятельница сказала незабываемую фразу:
- Вы, - говорит, - избалованы сексуальной революцией.

Я прыснула в чашку. Говоривший не производил впечатления человека избалованного. Тем более революцией, тем более сексуальной. Приятельница же продолжала:

- Молодёжь ломанулась в леса с палатками не ради ухода от действительности, а ради того, что в других местах им было негде. Про общежитских ребят я вообще молчу, там такая была бдительная сегрегация. А что до нас, родительских деток, у кого из нас в то время была своя комната? У единиц. Куда можно привести даму или кавалера - в парадное, предварительно вывинтив лампочку? А палатку где поставишь, там и гостеприимный кров. Красота природы, костёр, и ни одна комендантша не огреет тебя шваброй по хребтине. Вспомните, что писал об этом Бродский.
Какое вспомнить, я даже и не знала, но вы-то, конечно, помните эту цитату:

У нас никогда не было собственных комнат, чтобы затаскивать туда наших девочек, и у наших девочек комнат не было тоже. Наши романы были, главным образом, прогулочные и разговорные, набралась бы сногсшибательная сумма, если бы с нас тогда брали за километр. Старые склады, набережные реки в промышленных районах, твердые скамейки в мокрых скверах, холодные подъезды учреждений - вот типичные декорации первых наших пневматических услад.
Пневматические услады - это из Элиота. Элиота я знала, но виду не подала, а женщина всё более расходилась:
- Я как сейчас помню комсомольское собрание - о ужас, комсомолку застали в комнате общежития с мужчиной. Это же ужас был, клеймо - студентка! водит! мужиков! Она стоит, вся багровая от стыда, и говорит нам: "Слушайте, мне двадцать два года. Я взрослая, здоровая женщина, влюблённая по уши. Он в общежитии, я в общежитии, куда нам идти - в сквер, в кустики? Нет, серьёзно, в кустики?" И мы все сидели, опустив головы, и знали, что все на её месте можем оказаться, и девушки, и юноши.
- И что же, ей посоветовали ходить в походы?
- Нет. Постеснялись, видимо.

Кстати, Кон в "Клубничке на берёзке" рассказывает об аналогичном случае. Правда, там слушалось персональное дело студента тридцати (!) лет от роду. Студент был изловлен in flagranti в коридоре общаги с особой женского пола. Ему объявили строгий выговор, между собой же обсуждали: а что было делать? Номер в гостинице снимать - поди попади в ту гостиницу. В парке по кустам ползать холодно. Город Ленинград, три времени года: зелёная зима, серая и белая. Из парадного вытурят, да ещё и накостыляют. Остаётся монашеское воздержание, которое, тысяча извинений, не всем доступно пять лет подряд.

Туристический бум шестидесятых годов выглядит в этом свете как минимум логично.
Tags: born in ussr
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 108 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →