Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Category:

"Ирония судьбы". Часть вторая. Место действия

У многих, смотревших "Иронию судьбы" внимательно, возникает вопрос, почему Лукашин бегал от предыдущей невесты именно в Ленинград и почему в Ленинграде происходит основное действие картины. Безусловно, незадачливый врач должен был попасть в город - не только потому, что города требовала интрига, но и потому, что город есть пространство, организованное особым образом. "Как отмечает С.П.Гурин, для города характерны семантическая нагруженность, смысловая сгущенность, эмоциональное напряжение, рациональная упорядоченность. Город провоцирует человека на поступки, генерирует события, необратимые, а потому судьбоносные" [Гурин 2009, цит. по cyberleninka.ru/.../prostranstvennye-toposy-liminalnost-i-zhenskaya-identichnost]. Но зачем именно Ленинград, а не Братск и не Тольятти, где к тому времени давно построил свои Третьи улицы Строителей? Во-первых, существует соображение чисто утилитарного толка: Ленинград близко, до него недолго лететь. Во-вторых, Ленинград семантически нагружен для каждого зрителя и каждой зрительницы. Все зубрили "Красуйся, град Петров, и стой", все готовили по истории про колыбель трёх революций и 125 блокадных грамм. У всех есть ассоциации. И у всех они далеки от весёлых и забавных. Комедий о Ленинграде - единицы. Разве что "Приключения итальянцев в России" да "Улица полна неожиданностей".

Здесь уместно вспомнить понятие лиминальности, введённое в антропологический обиход нидерландским учёным А. ван Геннепом. Limen означает по-латыни дверь, порог, граница. Соответственно, лиминальным состоянием называется любое переходное состояние - инициация, свадебный ритуал, умирание, а лиминальным пространством - зона, где "традиционная граница между публичным и приватным пространством размыта или временно отсутствует и которые выступают как пространства неопределенной идентичности" [цит. по cyberleninka.ru/.../prostranstvennye-toposy-liminalnost-i-zhenskaya-identichnost] Как не процитировать из "Иронии":

— Не-е-т! Это не дом, это проходной двор какой-то!

Весь путь из обычного пространства в лиминальное Евгений Михайлович проделывает в пьяном бесчувствии, как оно и подобает. В самолёте он ненадолго приходит в себя, встречает там своего творца (Рязанов не был бы Рязановым, если бы эту карту не сыграл), крайне недовольного своим творением, не узнаёт его и выгружается из самолёта с помощью жалостливого попутчика. В зале ожидания происходит психоделический диалог с Ронинсоном:

— А где я?
— Там же, где и я!
— А где вы?


затем юморной таксист-Харон везёт Лукашина на Третью улицу Строителей, и наш герой попадает в собственную же квартиру. Мы уже утратили ощущение новизны эпизода, вчерашняя хохма сегодня не хохма, и трудно представить, как хохотал зрительный зал на этом моменте. Действительно, одинаковые названия улиц - сплошь и рядом, одинаковые дома - факт, одинаковые ключи - и такое случалось. Но  чтобы вся обстановка один в один!.. Даже плед на постели такой же, как у Лукашиных! За вычетом некоторых деталей: например, в московской прихожей стоит огромное зеркало, а у Нади зеркала нет (может быть, оттого, что в зеркале некому отражаться? Шутка. Ха-ха) всё одинаково. Невольно вспоминается Сведенборг:

Ангелы уведомили меня, что когда Меланхтон скончался, ему в мире ином предоставили дом совсем такой, как на земле. (Так бывает почти со всеми, пожаловавшими в вечность, и поэтому они не считают себя мертвыми.) Обстановка тоже была такая же: стол обеденный, письменный стол с выдвижными ящиками, книги.

Уверена, что на книжных полках Жени и Наденьки множество совпадений, однако литература нашего героя интересует сейчас исчезающе мало. Мертвецки пьяный, он засыпает мёртвым сном, и фазу сепарации, то есть открепления личности от занимаемого ранее места в социальной структуре, мы можем считать завершённой. Внутри дома никаких пространственно-временных эксцессов происходить не будет. Жилище Нади Шевелевой напоминает святилище, за стенами которого начинается дьявольский мороз, хаос снегопада, непредсказуемый Мир Иной. Из всех красот нашего города Рязанов безошибочно отобрал те, что производят наиболее величественное и печальное впечатление. Например, покупать Лукашину билет Надя приезжает на такси к площади Восстания, где темнеет мрачный обелиск и горят синевой буквы "Московский вокзал". Но вместо довольно прозаических касс вокзала попадает - куда бы вы думали? - в здание центральных железнодорожных касс на Грибканале. Там, напротив, внешний вид дома весёлый, с балкончиками, а внутри громадный зал и футуристическое освещение:



Ещё эта ёлка с багровой гирляндой... Не то космодром, не то преддверие ада. Бр-р. Но на этом скромные игры с пространством и временем не заканчиваются. Надя решает немного прогуляться по пустому городу, с канала Грибоедова выходит на Исаакиевскую площадь, оттуда попадает на Невский к памятнику Екатерине II, потом по Садовой дошла до Никольского морского собора и под занавес гуляет у Петропавловки на фоне Биржи.



Общую длину маршрута прикиньте? Это пешадралом, на каблучках и в зимнем пальто. По молодости лет я повторила прогулку Нади, так запросила пощады, не доходя Заячьего острова. При том, что была в удобных кроссовках и на десять лет моложе героини. Ушло у меня полдня, тогда как госпожа Шевелева уложилась в песенку о ясене. Ещё резче подчёркивает условность иномирных расстояний врезка, где Надя идёт-шагает по Москве, на фоне трамвая особой серии, которого в Ленинграде и не бывало никогда. Ну, хорошо, допустим, нам хотели продемонстрировать красивые пейзажи города. Красивые, не спорю, но полные меланхолической отрешённости, совсем не подходящие к комедии, которой "Ирония судьбы" по-прежнему притворяется. Даже Морской собор, этот золотисто-голубой райский отблеск, представлен как унылое обиталище галок.



Сравнить-то с милой, насыщенно-красного цвета Тропарёвской церковью, возле которой болтается по приезде обратно в Москву несчастный Лукашин. Храм здорового человека и храм курильщицы... Таким образом, мы можем с чистой совестью утверждать, что Ленинград в изображении Рязанова отвечает всем признакам лиминального пространства:
- расположенность на грани, между землёй и водой (от limen - побережье);
- темнота;
- безлюдность;
- амбивалентность и неопределённость.
Продолжение следует.

Уточняла маршрут героев и брала некоторые иллюстрации я отсюда: https://realt.onliner.by/2012/12/29/s-legkim-parom
Tags: кинище
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 101 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →