Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Categories:

Вопрос Фидлера

Начала по совету N. дневники Фёдора Фидлера, "Из мира литераторов". Тысячестраничный талмуд. Сноски по десятку на разворот самое меньшее. Пространное предисловие, как Фёдор Фёдорович, на самом деле Фридрих Людвиг Конрад, любил русскую словесность, как заботливо собирал Литературный музей, как сохранял для потомства меткие слова, афоризмы, экспромты... Ну, почитала я эти экспромты. Мама мия.

...вскоре после открытия памятника Екатерине из находившегося напротив ресторана "СТарый Палкин" вышел Иванов-Классик и произнёс импровизацию:

Екатерина перед нами.
Что за осанка, что за вид!
Меж исполинскими х--ми
Она сама, как х--, стоит.

Это ещё самое пристойное и одновременно смешное, что удалось отыскать...

При этом ханжество неимоверное. Дина, дочь популярного писателя Потапенко, выступает в балете. Какая мразь, какая проститутка, почему это позволяет отец - трясти ляжками (я цитирую) перед старыми извращенцами. Сам Фидлер балет исправно посещает. Гм, к чему бы это? Краткая заметка в дневнике:

Дина больше не шляется - вышла замуж...

Это значит - оставила сцену.

Уровень обобщений не хуже, чем у среднего диванного вояки из ЖЖ:

Венгеров говорит, что знает лишь одного убежденного декадента - это Сологуб, у которого, по словам Венгерова, действительно садистские и педерастические наклонности; к тому же он живёт, если верить слухам, со своей родной сестрой, которая в настоящий момент опасно больна; в "Мелком бесе" он вывел самого себя... Остальные же просто кривляки и, когда не "творят" - самые обыкновенные люди. Такова, например, Гиппиус-Мережковская - она всегда сама кроит и шьёт свои элегантные костюмы; или Зиновьева-Аннибал - великолепно готовит еду и потому последние полгода сама вела хозяйство.

То есть так всю книгу, от корки до корки. Кто с кем жил и живёт, кто с кем один раз живнул, кто как пьёт, кто как мастурбирует. И всяк готов щедро делиться этими фактами как о ближнем, так и о себе. Если в повествовании появляется женщина - о ней будет рассказана самая сальная сплетня, можете быть уверены. Единственное исключение Ольга Чюмина, зато при каждом её появлении будет замечено, до чего она уродлива, "лицо как у мопса", и старообразна. Вот словно "Отче наш"... Бальмонт с диким пафосом расписывает, как "живёт" с Миррой Лохвицкой, на секунду, матерью пятерых детей: и как она лежит, и как она не лежит, и как она стыдлива, и как она бесстыдна... А Фидлер добросовестно это всё фиксирует. Или вот ещё:

После погребения с отправился с Позняковым, И.И. Соколовым, Будищевым и Сологубом в "Капернаум" [трактир]. Двое первых рассказывали грязные непристойные анекдоты, а Позняков, лёжа на диване, изобразил даже мимическую сексуальную сценку.

Это кого ж так весело господа литераторы хоронили? Да всё ту же Лохвицкую. Дотошный хронист не преминул заметить, что траур сестры покойной, госпожи Тэффи, никоим образом не отражался на её лице. У вас, можно подумать, много траура отражалось. От этих страниц веет даже не курилкой - писсуарной.
Tags: книги, убога хубава
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments