Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Categories:

Попытка иеремиады

В настоящее время в социальных сетях востребован и популярен такой жанр, как иеремиада молодой матери. Упоминая Плач Иеремии, я не иронизирую. Как древле библейский пророк, женщина, ставшая матерью, оплакивает разрушение своего прежнего мира. Ещё совсем недавно она была самостоятельной, свободной, а теперь не может отойти зубы почистить - раздаётся требовательный крик маленького монарха. Все вокруг ожидают от неё поминутного, с лёгким сердцем принесения жертв. Ты же любишь, как можешь ты выбрать не кроху, а презренный поход по магазинам или в книжный клуб? Тщательно подготовленные планы срываются, потому что дядя по приколу угостил младенца солёным помидором. Спишь пунктиром, потому что зубы. Ешь стоя, как конь. Общаешься урывками, потому что все вокруг убеждены: родив, ты на три года минимум выпадаешь из мира нормальных людей. Всегда ты должна быть готова мобилизоваться, бежать, мчаться, не расслабляться, получать нагоняи от кого угодно, терпеть их брюзгливое утомление: "Ну, что ж вы, мамаша?..", просить, извиняться, нести на руках, толкая животом коляску... И что особенно характерно, все те события, которые рекламировались как радостные: первый зуб, первый шаг, первое слово - оборачиваются всё новыми опасностями и новыми волнениями. В жизнь женщины вторгаются беспомощность и тревога, отчаяние и безысходность, стыд и чувство вины...

И я ловлю себя на том, что испытываю острую зависть. Как, как эти счастливицы умудрились прожить двадцать, тридцать и более лет, а встретиться с усталостью, отчаянием и виной только сейчас, когда  обзавелись детьми? И я вправе испытывать эту зависть, потому что сама с перечисленными чувствами ложилась и с ними просыпалась на протяжении всей дедовой болезни. То есть более десятилетия.

Сейчас уже трудно судить, когда мы, дети, стали осознавать, до какой степени всё наше семейное устройство вращается вокруг деда и его алкоголизма. Но ясно одно: все планы, начиная с развлечений и заканчивая делами жизненно важными, например, огородом, подстраивались под то, пьян дед или трезв, а если трезв, то когда именно собирается напиться. Допустимо сказать, что постоянно велась тайная позиционная война, которой ни конца, ни краю не было видно. Мы сражались за то, чтобы оградить деда от спиртного, а дед - за то, чтобы это спиртное выпить. И побеждал всегда он, потому что не гнушался ничем. Даже теперь, двадцать лет спустя, некоторые дедовы художества не то что приводить в открытый доступ - вспоминать воротит. После перенесённых инсультов он и непьяный-то фокусничал: то пожар устроит, то потоп, то в один присест слопает пятилитровую банку черноплодной рябины... так, со скуки, стояла она на столе, взял и съел. Естественно, открылась язва, с кровотечением дед попал в реанимацию. Там бабушку спрашивают:
- Что больной последнее ел?
Она честно отвечает:
- Пятилитровую банку черноплодки.
Врач вытаращил глаза:
- Как?
И что ему ответить? Вот так, взял и съел. О мелких трудностях вроде порезов, ушибов и попыток самому себя постричь умалчиваю, а то пост грозит превратиться в трактат. Но стоило на дедово состояние наложиться алкоголю, как начиналось сплошное разрушительство, прихотливо сочетающееся с саморазрушением. Надо было всегда быть начеку. Подчёркиваю: всегда.

Однажды зимой - дед уже не выходил из дому - я решила помыть голову. Ну, не Бог весть какое мероприятие, двадцать минут за всё-про всё. Уходила - дед мирно спал. Вышла - дед лежит на кресле, в доску пьяный, стонет и держится за поясницу. В доме водки гарантированно не было. Спрашивается, откуда? Как оказалось, дед, который до туалета не мог доползти без приключений, которому чай нужно было в комнату приносить, потому что сам, пока добредёт, всё расплещет - за те двадцать минут, которые я находилась в ванной, вскочил, оделся, вышел из подъезда, добежал до шалмана во дворе, купил там "маленькую", залпом выпил и вернулся домой. По дороге поскользнулся - зима, гололёд - и сильно расшибся. Угадайте, кто оказался виноват. Ну, конечно, я! Могла бы со своим мытьём дождаться, пока дома будет кто-то ещё!

- Да когда это всё кончится? - в отчаянии вопрошала я, - Ну мне что, уже и мыться перестать? Сколько можно уже его караулить?!
- Ты что, хочешь, чтобы мой отец умер?




 
Tags: во младой во юности, дед как воля и представление
Subscribe

  • С днём психотерапевта

    Как водится, к празднику несколько карикатур из жизни психотерапевтов и психологов. Вот, например, старое, но не утратившее актуальности: -- Что…

  • О необычных фобиях

    Гексакосиойгексеконтагексафобия, говорите? У меня смешнее -- названия своей фобии я не нашла даже в справочнике Рафаилова, от аблутофобии до…

  • В преддверии праздников

    И как вам, уважаемые читательницы, закон о возвращении вытрезвителей? Очень вовремя, вы не находите? Анекдот восьмидесятых годов о Кировском…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • С днём психотерапевта

    Как водится, к празднику несколько карикатур из жизни психотерапевтов и психологов. Вот, например, старое, но не утратившее актуальности: -- Что…

  • О необычных фобиях

    Гексакосиойгексеконтагексафобия, говорите? У меня смешнее -- названия своей фобии я не нашла даже в справочнике Рафаилова, от аблутофобии до…

  • В преддверии праздников

    И как вам, уважаемые читательницы, закон о возвращении вытрезвителей? Очень вовремя, вы не находите? Анекдот восьмидесятых годов о Кировском…