Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

В защиту фрустрации

Как я уже писала, каждый период развития психологической науки сопровождается появлением нового модного жупела. В классическом психоанализе пугали подавленными эмоциями и влечениями. Помните, в дебютном романе Хаксли "Жёлтый Кром" диалог героинь:

— Отчего же у вас должно быть подавленное настроение?
— Я сказала — подавленные чувства, а не настроение.
— Ах, чувства, вот оно что, — сказала Анна. — Но какие чувства?
Мэри пришлось объяснять.
— Естественное половое влечение... — начала она нравоучительно.
Но Анна прервала ее:
— Да, да. Прекрасно. Понимаю. Подавление чувств. Старая дева и все такое. Ну, так что с этими чувствами?
— В том-то и дело, — сказала Мэри. — Я боюсь подавлять их. Подавлять инстинкты — это очень опасно. Я начинаю замечать в себе симптомы, вроде тех, о которых читаешь в книгах. Мне постоянно снится, что я падаю в колодец. А иногда даже снится, что я карабкаюсь вверх по лестнице. Это в высшей степени тревожно. Симптомы слишком очевидны.
 — Вы так думаете?
 — Если не принять мер, это может перейти в нимфоманию.


Да, перейдёт в нимфоманию, и тогда уж точно всё пропало. В когнитивно-поведенческой терапии принято бояться  иррациональных поведенческих стереотипов, в телесно-ориентированной - зажимов... Потом напомните рассказать хохму про позу закрытости. О чём бишь я? Ах, да: нынче почему-то модно бояться фрустрации.

Определение фрустрации просто и коротко: психическое состояние, возникающее, когда наши потребности не совпадают с нашими возможностями. Самое слово frustra по-латыни означает тщетно, напрасно и используется учёными старой школы как существительное. "Склонение «…оказалось совершенной фрустрой», сказал в докладе Г. К. " [М. Л. Гаспаров, "Записи и выписки", стр. 195]. Встреча с этой самой фрустрой вызывает эмоции скорее отрицательные, и личность стремится фрустрации избегать.

Но возможно ли это технически - полностью избежать фрустрации? Двухлетний ребёнок искренне фрустрирован тем, что нельзя достать луну с неба или одновременно бежать и лежать. Расстройство планов, разрушение замыслов сопровождает человека повсюду. Мне очень нравится, как сказал Павлов: "Вообще жизнь — всегда неприятна, сплошная трудность, и эта трудность дает себя знать при уже сбитой нервной системе. Надо считать, что жизнь всегда трудна". Сама смерть, неотвратимо зияющая в конце пути - не источник ли она сильнейшей фрустрации? И даже отшельник из буддийской сутры, снизивший свои потребности, включая витальные, до минимум миниморума и преодолевший страх смерти, сидит фрустрированный: в состояние возвышенного созерцания ему никак не войти.

Призывы снижать и снижать потребности, избегать и избегать неудач, чтобы не испытать этой ужасной фрустрации, а также других отрицательных эмоций, вполне могут исходить и от психолога. Но следует давать себе отчёт, что приведут они клиентуру в норку премудрого пискаря: "И прожил премудрый пискарь таким родом с лишком сто лет. Все дрожал, все дрожал. Ни друзей у него, ни родных; ни он к кому, ни к нему кто. В карты не играет, вина не пьет, табаку не курит, за красными девушками не гоняется — только дрожит да одну думу думает: «Слава Богу! кажется, жив!»" Вот именно, что - кажется. Не логичнее ли повышать фрустрационную толерантность, обучаться копинг-стратегиям, чтобы впоследствии справляться с негативными переживаниями самостоятельно? Фрустрация так или иначе будет - как экскременты в анекдоте  про медведя. Главное, знать и уметь эту неизбежность применить.
Tags: по специальности
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments